Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Без инъекций левотироксина Алексей проживет не больше месяца. Лекарство не зарегистрировано в России

Про Алексея Иванова из Нижегородской области мы уже писали. Сейчас ему 46. «Из одной ямы я попал в другую», — тихо говорит Алексей в трубку.

В 2016 году он чуть не ослеп, из-за опухоли щитовидной железы развилась глаукома. Начали болеть глаза, боль была нестерпимая. Пришлось удалять щитовидку. Врачи назначали пожизненную терапию — гормонозаменяющий препарат – левотироксин. В России он продается только в таблетках. Сразу после приема у Алексея развилась редкая патология – индивидуальная непереносимость преральной формы препарата. То есть, таблетки просто не усваиваются.

«Была сильная слабость, диарея и тошнота, я не мог работать», — вспоминает Алексей. Ему назначили инъекционный левотироксин. Но препарат в этой форме не зарегистрирован в России.

Алексей нашел нужный препарат в Германии, несколько месяцев занимал деньги у знакомого (40 000 рублей в месяц). Один раз препарат задержали – поставщик уехал в отпуск.

«Я почти не мог двигаться и говорить, начались судороги. Чем ближе я подходил к грани, тем больше чувствовал, что за мной наблюдают, что я не один», — делится Алексей.

В последний момент курьер привез препарат. Врачи сказали, что еще две недели, и он впал бы в гипотериоидную кому. В этом случае летальность 90%.

Производство и продажа лекарства в Германии прекратилась. Алексей нашел аналог препарата во Франции, но он оказался дороже и частным порядком его купить невозможно. Несколько раз Алексей подавал прошение в администрацию Нижегородской области с просьбой закупить для него лекарство. И только в четвертый раз прошение было одобрено.

«Мне закупили запас на 8 с половиной месяцев. В конце года препарат стал заканчиваться, и я начал экономить — вводить половину дозы, чтобы дотянуть до следующей выдачи. В крови постепенно образуется дефицит действующего вещества. Но это лучше, чем израсходовать весь запас, а потом месяц не делать уколы и умереть», — объясняет Алексей.

Из-за нехватки гормонов у Алексея начали страдать внутренние органы – почки и печень. Появились отеки на ногах и лице.

Препарат на 2020 год должны выдать в ближайшее время. По крайней мере, так говорят чиновники. Он закуплен на 6 месяцев и лежит на складе, но получить его пока нельзя – согласование документов занимает много времени.

Чтобы у Алексея был запас препарата L-THYROXINE SERB, пока он ждет выдачи новой партии от Минздрава, нужно 10 упаковок. Их стоимость – 406 800 рублей.

Алексей живет в Нижегородской области вместо с мамой-пенсионеркой. У них маленькая квартирка в двухэтажном бревенчатом доме. Если сложить две пенсии, на двоих получается 17 000 рублей в месяц. Алексей еще старается помогать своим племянникам, которые попали в детский дом после смерти матери. «Я хотел их забрать к себе, но мне их не отдали, сказали, жилплощадь не позволяет, банально не хватило квадратных метров», — говорит Алексей.

Алексей с мамой

Жена умерла 14 лет назад от онкологии, ей было чуть больше 30 лет. Своих детей не было.

Алексей чувствует, что попал в яму. Но очень хочет из нее выбраться – получить запас лекарства, поправить свое здоровье и выйти на работу. «Я хочу жить и делать жизнь других людей лучше», — делится Алексей.
Мы хотим ему в этом помочь.

Фото: Роман Яровицин

Опубликовано 18.02.2020