Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Мы обращаемся за помощью москвичке Наталье Вороницыной. Болезнь прогрессирует, ей нужна помощь сиделки!

О Наталье мы уже писали. У нее — рассеянный склероз, но тяжелая болезнь не мешает жить активной жизнью. «Еще в начале болезни мне посчастливилось встретить мудрых людей, которые мне сказали: «Если ты хочешь остаться более-менее адекватным человеком и не утонуть в
жалости к себе, нужно найти, что отдавать другим».

Первое время меня эта идея приводила в полное недоумение: ну что я могу в своем положении отдать? Я выхожу на улицу только летом — сиделка подхватывает меня, пересаживает на коляску и вывозит в сад. У меня пенсия — 18 тысяч с копейками. По сегодняшним меркам — довольно большая пенсия, но на эти деньги прожить невозможно, болеть — дорогое удовольствие. Работать регулярно у меня не получается из-за моего состояния. Как в этом положении я могу быть полезна другим?» — рассказывает о себе Наташа.

До 30 лет Наташа была жизнерадостной бойкой девушкой, известным московским фотографом. А потом ее приковал к постели страшный диагноз — рассеянный склероз. Сейчас ей 42, активности не стало меньше, лишь поменялось его направление.

В жизни Наташи было все как обычно: детский сад-школа-институт. Окончила художественную школу, — затем — МАРХИ. «До 29 лет я росла, училась, работала, тусовалась, влюблялась, расставалась — была обычным человеком. Получила лучшее на тот момент в России архитектурное образование. Но так сложилось, что занялась я не архитектурой, а фотографией. А потом я заболела. Все началось с
онемевшей руки. Диагноз — рассеянный склероз, и уже почти 10 лет я лежу.

Что меня спасает? Возможность помощи другим. Когда все хорошо — крутишься как белка в колесе: работа, друзья, и не можешь из этого вырваться, хотя внутренняя потребность отдавать есть. Потом, когда я слегла, появились новые вопросы — а что я могу, ведь я лежу. Я не понимала, что в своем состоянии могу сделать, что отдать. Сначала, стала отдавать свои фотографии: детские — в детские дома, фото бабушек — в фонд «Старость в радость».

За день при хорошей погоде Наталья проводит на улице всего около часа-полутора, поскольку дольше находиться в кресле ей тяжело

Потом появились «Одноклассники», там — группа «Милосердие». Я стала модератором этой группы, позже появились и другие группы. Когда ты включаешься в процесс помощи, это прикосновение к энергии. Ты понимаешь, что больше это нужно тебе самому. Идешь по
жизни, что-то делаешь для себя, а когда начинаешь что-то отдавать — это совершенно другой вкус радости.

В 2010 году во время страшных пожаров по всей России она была основным администратором жж-сообщества pozar_ru, объединила людей, благодаря чему было закуплено пожарное оборудование и развезено по регионам. В 2010-2013 годах Наталья была основным
координатором благотворительного сообщества «Тугеза».

«Я часто предъявляла претензии к миру, к окружающим людям. Сейчас я знаю: на самом деле, никто тебе ничего не должен. По большому счету, мы все в одинаковых условиях. С одной стороны, болезнь — это, конечно, катастрофа. Но с другой стороны, она очень мне помогла —
болезнь изменила меня. Не будь болезни, я, наверное, была бы сегодня какой-то стервой, считала бы, что все мне должны. А болезнь меня сдвинула с этого мировоззрения. Если захотеть, можно увидеть, как самые тяжелые события, которые выпали в жизни, на самом деле идут тебе на пользу».

Диля закатывает кресло с Натальей в дом после прогулки

В 2011 году Наталья стала одной из 15 знаковых общественных деятелей России по мнению организации Human Rights Watch; в 2012 — финалистом премии «Женщина года» от компании Иль де Ботэ; в 2013 году – номинантом на премию «Новая интеллигенция».

«Когда пожары закончились, у меня начался своего рода
«афганский синдром». У меня была такая кипучая активность, нужно было столько всего сделать, так много предпринимать, — делится Наталья, — Я поняла, что самое главное в жизни — это честная коммуникация с внешнем миром и принятие себя и своего положения таким, какое оно есть. Честность без любви — самое большое зло,
поэтому то, что ты не можешь изменить, нужно принять. Это сложно, и приходишь к этому постепенно».

Наталья живет одна, не ходит. Ей нужна сиделка-медик, 6 лет назад ей установили уретральный катетер, иногда приходится ставить капельницы по назначению врача. Раньше Наталья сама
находила средства на оплату сиделки, но цены поднялись, и теперь ей хватает только на оплату лечения и лекарств.

Наталья выполняет упражднение на улице перед своим домом

«Мои ресурсы на исходе, — признается Наташа, — Я вынуждена искать помощь в оплате сиделки. Мне, увы, нужен медик, а это увеличивает цены». Ежемесячная оплата услуг профессиональной дипломированной сиделки составляет 63 750 рублей. Уже в августе нечем оплачивать труд помощницы, и Наташа может остаться совсем одна.

Мы объявляем сбор помощи на услуги сиделки в течение полугода. Итоговая сумма составляет 382 500 рублей. Друзья, давайте
поможем!

Фото Сергея КАРПОВА

Просьба опубликована 2 августа 2017 года.