Патриот своей родной Греции, лишившийся родины и нашедший себе новую родину в России, он сделался в два раза богаче – стал и российским, и греческим патриотом

Портрет Зоя Зосимы кисти Никифора Литраса. 19 век. Фрагмент. Афинская Национальная Галерея. Изображение с сайта letopis.msu.ru

Из многодетной греческой семьи

Зой Зосима родился в 1757 году в Янине, городе на северо-западе Греции. Отец – Панайотис Зосима, бухарестский купец греческой национальности. Мать – Маргарита Цукалос. В семье было девять человек детей. Шестеро мальчиков – Иоаннис, Анастасиос, Феодосиос, Николаос, Зоис и Михаил, и три девочки – Александра, Зоица и Ангелика.

В скором времени семейство перебирается в украинский город Нежин. С тех пор это название – «нежинский грек» – прилипает к нему навсегда.

Еще юношей Зой Павлович (как его называли в Российской империи) записывается в Нежинское греческое братство. И сам он, и все его пятеро братьев активно занимаются торговлей. Процветают. Их семейное дело имеет свои представительства в Ливорно, Триесте и Флоренции.

В Китае закупали всякую восточную экзотику, в Европе успешно ее продавали. Сырье российского производства меняли на готовые изделия западно-европейской выделки.

Но в 1791 году умирает старший брат Феодосий. Ему всего 36 лет. Феодосий Павлович едет по коммерческим делам из Ливорно в Петербург, в дороге сильно заболевает и покидает этот мир. Братья хоронят Феодосия в Москве, в Донском монастыре.

Снабжают его памятник пространной надписью, естественно, на греческом: «Здесь покоится тело Феодосия Павловича Зосимы, грека и благородного человека. Его родина – город Янина, что в Эпире, не забыл его славы и благородства. Наилучший торговец Азии и Европы, он всегда проявлял милосердие и разносторонне помогал своим соотечественникам. Также он оказывал помощь своим соплеменникам в Мессинии, и в Ливорно процветала искреннея благотворительность.

На протяжении 15 лет он вел торговлю разными товарами, а после этого получил приглашение посетить Россию, чтобы в обществе двух братьев обрести душевную радость и в скором будущем снова вернуться в Ливорно. Выехал он оттуда в мае месяце, а в Санкт-Петербург прибыл с плохим здоровьем, которое ухудшилось, как только он приехал.

Живя в одиночестве, почтенно и праведно, Феодосий Павлович Зосима ушел из жизни по воле Божией в возрасте тридцати шести лет, оставшись в памяти человеком с достойной репутацией. Пусть всеблагий Бог упокоит его душу на лоне Авраама. Скончался 17 октября 1791 года».

Пришло время раздавать

Зой Зосима. Книжная гравюра 19 века. Изображение с сайта anemi.lib.uoc.gr

Зой полностью меняет свою жизнь. Он перестает копить и начинает раздавать. Благо накоплено много, за один день не раздашь.

Зосима выбирает узкое, вполне определенное направление своей благотворительной деятельности. Просвещение. И россиян, и греков. С греками сложнее – ведь страна находится под управлением Османской империей.

Зосима выпускает богословские книги на греческом языке. Да и вообще почти все книги, выпущенные в Европе в это время, изданы на его средства. Дело не прибыльное, больше никто за него не берется.

Он как бы пытается сдружить русскую и греческую культуры. В одной из московских гимназий на собственные деньги учреждает греческий класс. В Медико-хирургической академии выплачивает регулярное жалование лектору, читающему свои лекции на греческом языке.

Но вся его деятельность связана с Грецией. Он жертвует 20 тысяч рублей на основание в Москве Практической коммерческой академии. 6 тысяч – на публикацию трудов Императорского общества испытателей природы. 30 тысяч – в 1812 году, на московское ополчение.

Кутузов писал Разумовскому: «Ради Бога, ободрите Зосиму; ежели мы его поддержим, то много добра готов сделать и нашим финансам помочь; он говорит, что ежели сие пожертвование его будет благоприятно принято, то он важнейшия сделает пособия всему Университету вообще, и драгоценную редкую свою коллекцию золотых и серебряных медалей готовит ему в подарок, кроме денежных им предложенных пособий».

Да что Кутузов! Сам император Александр Первый слал рескрипты «нежинскому греку».

«Господин Зой Зосима! С особенным удовольствием внимал Я докладу Министра Народнаго Просвещения об отличной ревности, с каковою вы способствуете успехам народного просвещения, жертвуя знатною частию своего имущества на содержание учебных заведений и распространение наук.

Желая изъявить вам, сколь приятны Мне подвиги ваши, а особливо наградить вас за усердие, оказанное российским ученым заведениям приношениями в пользу учрежденных при Московском университете Обществ Испытателей Природы и Истории и Древностей Российских, жалую вас кавалером ордена св. Анны втораго класса, коего знаки, при сем препровождаемые, имеете возложить на себя и носить по установлению.

Впрочем, я уверен, что таковое отличие будет для вас новым побуждением содействовать распространению наук».

В родной же Янине Зой Павлович, с финансовой помощью братьев, учреждает греческую Зосимовскую школу. При турецкой власти сделать это было не так просто. Но Зосиме удалось.

Он строго следовал правилу, распространенному в то время среди греческой интеллигенции: «Сначала мы должны просветить греков, а затем уже создавать Грецию».

Кстати, сам Зой Павлович при всем при этом был, фактически, необразованным.

Обсерватория на Трех Горах

Обсерватория на Трех Горах. Фото 1900 года с сайта heritage.sai.msu.ru

А в 1831 году в доме 5 по Нововаганьковскому переулку находится обсерватория. Открывается на месте дачи, ранее принадлежавшей все тому же Зою Зосиме. Земля досталась университету даром.

Просвещенный грек писал попечителю Московского учебного округа Александру Писареву: «Милостивый государь, Александр Александрович! На почтеннейшее отношение Вашего Превосходительства от 26 сего мая № 662, имею честь сим ответствовать, что принадлежащую мне дачу, находящуюся в Пресненской части на трех горах, я никогда не отдавал во владение Императорскому Московскому Обществу Испытателей Природы, а имел желание и теперь желаю пожертвовать оную Императорскому Московскому университету на устройство на оном месте Обсерватории, или на что другое полезное с Высочайшего утверждения Его Императорского Величества.

Да послужит сие приношение мое новым доказательством отличного уважения моего к Московскому университету, коего я имею честь именоваться Почетным членом».

Тут, кстати, не обошлось без интриги. Как мы уже упоминали, Зой Зосима покровительствовал Императорскому обществу любителей природы. И поначалу планировал преподнести свою дачу именно этому обществу. Случайным образом узнав об этом, Писарев принялся всячески обрабатывать уже довольно престарелого Зоя Павловича.

Пустил в ход все свои дипломатические способности. И в результате земельный участок отошел к университету, а любители природы получили длинный нос.

Впрочем, здесь присутствовала большая доля справедливости. Дача, находящаяся на высоком берегу Москва-реки, и вправду идеально подходила для обсерватории – на что, видимо, Писарев и напирал в своих речах перед Зосимой. А природолюбам было, по большому счету, все равно.

На протяжении года шло строительство, за которым присматривал известный астроном Д.Перевощиков, прославившийся в первую очередь как автор-составитель первых в России учебников по астрономии. Здесь же он, по окончании строительства и проживал.

О Перевощикове писал Чернышевский: «Имя г. Д.М.Перевощикова пользуется у нас громкой известностью, вполне заслуженной… В последние тридцать лет никто не содействовал столько, как он, распространению астрономических и физических явлений в русской публике…

Количество написанных им с этой целью статей очень велико, и по числу, и по внутреннему достоинству они в русской литературе занимают первое место».

Сам же Перевощиков ответствовал на это: «Эко он меня! В знаменитости записал, смешно, право».

Подлый Чивинис

Максим Воробьев, «Вид на Яузу и Кремль». Начало 19 века. Изображение с сайта freeart.com

Большой славой пользовалась и коллекция «нежинского грека». Кроме традиционных монет и медалей Зой Зосима собирал еще и жемчуг, он вообще был необычным человеком. Украшением его коллекции была жемчужина по имени Пелегрина (да, у жемчужин не названия, а имена). Слово же «пелегрина» означало «путешественница».

Знаменитый русский коллекционер П.П.Свиньин писал о ней в своем журнале «Отечественные записки».

«Теперь познакомлю тебя с первою московскою красавицей, – обращался Павел Петрович к своему читателю, – с красавицею, которая хранится за неменьшим числом затворов и замков и под столь же непроницаемыми вуалями, как первая одалиска турецкого султана…

Ничто в свете не может уподобиться ее белизне, сравниться с округлостию и правильностию ее форм… удивительная моя красавица, моя невидимка есть не что иное, как прелестная Пелегрина Зоя Павловича Зосимы…

Сия жемчужина весом 28 карат и куплена в Ливорно одним из братьев Зосимы у шкипера, приехавшего прямо из Индии… Г. Зосима хранит свое сокровище в трех ящичках, помещенных один в другом.

Первый украшен драгоценными каменьями, другой – серебряный, а третий, в котором она лежит, есть уже сама по себе дорогая морская диадема, оправленная в золото с выпуклым стеклом».

Свиньин добавляет: «Кроме сей жемчужины г.Зосима имеет другие, превосходящие ее величиною. Чрезвычайно также замечателен его минцкабинет, любопытный для охотника по великому числу золотых и серебряных медалей, а знатоку представляет он полный и наставительный ряд исторических памятников».

Но главное – все же коллекция жемчуга во главе с Пелегриной.

Увы, несмотря на три ящичка, Пелегрину похитили. В квартиру Зоя Павловича (а он проживал в Николаевском Греческом монастыре на Никольской) пробрался мошенник, некто Сивинис (он же Чивинис) – обаятельный молодой человек, к тому же грек по национальности.

Мало того, что он выпросил у Зосимы 300 тысяч рублей якобы на помощь греческому освободительному движению, так еще и выманил его жемчужную коллекцию.

Якобы императрица Мария Федоровна, будучи в Санкт-Петербурге, желает продемонстрировать ее великой княгине Марии Павловне. Сам же подсунул ему завещание под видом реестра коллекции. Зосима, плохо понимавший русский язык, подписал.

Долгое время Зосима гордился оказанной честью. Когда же все открылось, слег и вскоре умер.

* * *

Могилы Зоя и Феодосия Зосимы. Фото с сайта greekmos.ru

Он скончался в 1827 году, так и не дождавшись открытия обсерватории. Похоронен в Донском монастыре. На могиле его выбита эпитафия: «Здесь лежит греческий уроженец Зой Павлович Зосима, всем известный. Он служил славою и похвалою для отечества своего Эпира, града Янины, и для всех греков. Во всю свою жизнь был любителем и споспешествователем добра».

Зосимовская греческая школа в городе Янине действует и по сей день. А его коллекция впоследствии легла в основу нумизматического музея города Афин.