«Я ходила по улицам, заглядывала в коляски. Казалось, сын у меня один такой родился на весь город»

Мама мальчика с синдромом Дауна из Смоленска стала тренером по фигурному катанию – и поставила на коньки сначала сына, а потом и других детей с особенностями развития

Когда у Ирины Юровской из Смоленска родился ребенок с синдромом Дауна, пришлось круто поменять жизнь. По образованию астроном, теперь Ирина – тренер по фигурному катанию для особых детей. Сын Николай – ее главный ученик.

В группе у Ирины Юровской занимается одновременно около 10 детей и подростков. Обычные диагнозы здесь: ДЦП, умственная отсталость, синдром Дауна, аутизм, ОВЗ. До этого в Смоленске подобных возможностей для инвалидов просто не было. А сейчас один из воспитанников Ирины готовится к участию в Специальной Олимпиаде – международных соревнованиях для особых спортсменов.

 «Четыре месяца слезы у меня вообще не просыхали»

Все началось с Николая, так зовут ее младшего сына. Не Коля, а именно Николай – так уж в семье повелось с роддома – родился с синдромом Дауна. О диагнозе будущую маму предупредили еще во время беременности, намекали на аборт. Но Ирина приняла решение рожать, тем более малыш был очень долгожданным. Семья – муж и двое старших сыновей, которым на тот момент было 18 и 13 лет, малыша приняли и полюбили. Но маме было непросто.

«Четыре месяца слезы у меня вообще не просыхали. Потом я открыла интернет, стала читать форумы, тематические сайты. И оказалось, что в интернете люди с синдромом Дауна есть, а в Смоленске их нет! Я ходила по улицам, заглядывала в коляски. Мне казалось, что он у меня один такой родился на весь город».

Некоторое время ушло на то, чтобы найти других родителей детей с синдромом. «Мне в итоге дали телефон, я позвонила, потом пришла в гости. Там была очень хорошая женщина, ее девочке было уже 8 месяцев.

Я увидела, что люди могут улыбаться в таком состоянии и имея такого ребенка. Решила, что тоже буду делать все, что в моих силах», – говорит Юровская.

«Года два ездила только спиной вперед – чтобы сын видел мое лицо и не терял внимание. Ездила и песенки ему пела»

Ирина Юровская со своей ученицей Таней

Будущая тренер очень быстро поняла, что заниматься с сыном готова только тем, что приносит радость ей самой. Так возникла идея поставить Николая на коньки. Его мама в юности занималась фигурным катанием, и подумала: хорошо бы научить и третьего сына кататься на коньках, для общего развития.

Получилось не сразу, долго не могли найти коньки нужного размера, поскольку Николай маленького роста и на его ножку фигурных коньков почти нет. А когда мальчик в возрасте пяти лет наконец вышел на лед в своих первых двухполозных коньках, оказалось, трудности только начинаются.

«Я года два, наверное, ездила только спиной вперед – чтобы он все время видел мое лицо и не терял внимание. Ездила и песенки ему пела. Каких-то сверхзадач по тем временам не ставила. Хотелось просто, чтобы Николай привык ко льду, чтобы ему нравилось, и выработалась желание кататься, регулярность занятий. Довольно долго он просто стоял на льду, но потом постепенно поехал».

Сейчас Николаю 10. Он уже уверенно стоит на фигурных коньках – крошечных, 28 размера. Найти эти коньки было уже попроще. Папа Николая привел его на занятия и подгоняет сына в раздевалке, пока он, временами уходя в собственные фантазии, сидит с изумленным выражением лица.

На тренировке мальчик почти все время катается – хоть и рядом с мамой, но сам, без посторонней помощи. И это тоже огромная победа – еще недавно, стоило Ирине отвлечься хоть на секунду, он либо вообще уходил с катка на скамеечку, либо мог начать плакать, что мама уделяет внимание другим ребятам.

Мама возила Егора за собой, как саночки, а теперь он «фонарики» выписывает

Николай с папой в раздевалке, готовится выйти на лед

В какой-то момент Ирина, занятая с одним из учеников, поручает Николая Егору. Взрослый Егор в теплой шапке, маске и крохотный Николай – очень колоритная пара, вместе они объезжают каток, держась друг за друга.

Егор в секции с самого ее основания, тренируется уже пять лет. Из-за спастики ему очень трудно кататься, и первое время держаться на льду Егору помогала мама – «возила его, как саночки, за собой», объясняет Ирина. Сейчас мама уже отдыхает в раздевалке, Егор сам ориентируется на льду и делает элементы – например, «фонарики», когда ноги, обутые в коньки, синхронно выписывают на льду окружность. Может даже подпрыгнуть – не высоко, но эффектно.

Мимо ребят на большой скорости проносится Влад. Он тут настоящая звезда. Влад разбегается, картинно падает на лед и застывает в красивой позе. Оглядывается на Ирину – мол, как я, а? Тренер отправляет Влада отрабатывать вращение, которое пока что не очень получается, а совсем скоро надо будет выступать и демонстрировать навыки.

Николай, тем временем, встает в пару со Снежаной: у девушки тоже синдром Дауна, и в номере, который группе предстоит показывать на Новый год, она будет Елочкой. Это, объясняет Ирина, не сложно: нужно будет только выехать на лед, встать в центре и «танцевать» ручками, если ножками пока не получается. Николай, который исполняет в ледовом ремейке «Ну, погоди!» роль Зайца, описывает вокруг воображаемой Елочки-Снежанны круг, улыбается.

«Вкладываешь, вкладываешь, толку нет, потом бац – и происходит скачок»

Тренировка в секции Ирины Юровской проходит дважды в неделю

О том, чтобы стать тренером по фигурному катанию для особых детей, Ирина, конечно, не мечтала. Просто вместе с другими родителями смоленских детей-инвалидов стала искать тренеров, которые согласились бы взять их детей на спортивные занятия.

А тут как раз в Смоленске открыли Центр адаптивной физкультуры, и появились бесплатные сеансы на катке в местном Дворце спорта. Нужен был ответственный, кто возьмет на себя минимальную организацию: ключ от помещения, документацию. Ирина согласилась.

Поначалу и секцией в полном смысле слова это не было: только лед, родители и дети, которых те пытались научить азам катания. Ирина из всех – самая опытная. Учиться тренерским приемам пришлось в полевых условиях, потому что очень быстро стало понятно: к каждому ребенку нужен индивидуальный подход.

Например, ребята с аутизмом часто покидали секцию, едва научившись держаться на льду. Заинтересовать их фигурами, мотивировать соревнованиями было очень сложно. Аутисты не смотрят в глаза тренеру, не слушают инструкции. В лучшем случае такие ученики хаотично носились по катку и получали удовольствие от того, как ветер свистит в ушах.

Ребятам с ДЦП требовались тренировки не только на льду, но и в зале. Ирина заметила, что на катке некоторые движения детям выполнить трудно, сначала их надо основательно отработать «на земле» – в раздевалке или спортивном зале, и только потом переносить на лед.

Ученикам с синдромом Дауна и вовсе надо повторять одно и тоже по многу раз и следить, чтобы они не отвлекались. «Это здоровые дети могут два раза прийти на тренировку и понять, что надо делать. А наши увидели, повторили и забыли. Мы отрабатываем одно и то же каждый урок, как будто ничего не было, начинай все с начала.

Если ученик хочет, старается, то постепенно навыки приобретаются. Есть и такие ребята, у кого развитие идет скачками. У Николая, например, – в него вкладываешь, вкладываешь, толку нет, потом бац – какой-то скачок, получилось».

У всех без исключения особых детей есть сложности с равновесием, пониманием границ своего тела. Поэтому, с одной стороны, им так сложно заниматься фигурным катанием, а с другой – так важно им заниматься, чтобы развиваться и идти вперед.

Олимпийские «фонарики»

Ирина и Георгий Буров отрабатывают номер, с которым спортсмен поедет на Специальную Олимпиаду

Сейчас тренер Юровская занята подготовкой к Специальной Олимпиаде, которая должна была состояться зимой 2022 года в Казани, но была отложена на год. На международные соревнования для спортсменов с ментальными проблемами едет ученик Ирины Георгий Буров. 

Гоша на катке тренируется как настоящий чемпион. У него спортивный костюм с надписью «Смоленская область» во всю спину, поставленные жесты – вот он вскидывает руки, тянет носок, разгоняется, чтобы затем присесть в «саночки». Кроме фигурного катания он увлекается роликами, и эта подготовка очень помогает на льду.

Солировать на Специальной Олимпиаде ему предстоит под песню «Капитан, капитан, улыбнитесь». В сборной от Смоленска он единственный фигурист. Еще Россию будут представлять ребята из Санкт-Петербурга, Казани, Екатеринбурга, но подопечный Ирины Юровской поедет на такой представительный форум впервые. Тренер, конечно, волнуется: нужно успеть еще многое, номер Гоши кажется ей пока сырым и неидеальным, хотя по сравнению со своими одногруппниками молодой человек держится на льду уверено.

О том, что особые дети могут участвовать в Олимпиаде, Ирина Юровская узнала, когда ее сын Николай был еще маленьким. Искала информацию о детях с синдромом Дауна, и нашла выступление юной канадской фигуристки. Удивилась: оказывается, и «наши» (так Ирина называет ребят с синдромом) что-то могут. Чуть позже ей попалась на глаза история латвийской спортсменки Орнеллы Данченко и ее тренера Ольги Нечаевой.

Николай сейчас уверенно держится на льду и уже не так нуждается в мамой поддержке, как еще несколько лет назад

Юровская списалась с Нечаевой, стала изучать российский опыт, ездила консультироваться в Санкт-Петербург, где действует целая секция «особого» фигурного катания. Узнала программу, по которой должны выступать на Специальной Олимпиаде фигуристы (на первом уровне необходимо выполнить шесть элементов). Когда в секцию пришел Георгий и довольно быстро показал свои возможности, стало ясно: с ним можно выходить на соревнования.

К тому моменту Ирина была настоящим тренером по призванию, но не по профессии. Ставила своим ребятам номера, продумывала каждому стратегию, вела тетради, отмечая прогресс своих фигуристов, подбирала музыку не только для выступлений, но и для каждодневных упражнений: под немудренные песенки и прибаутки ребята легче запоминали движения.

В кармане брюк на каждой тренировке у нее – небольшая картонка, исписанная округлым почерком: кто и какие упражнения сегодня должен выполнить, на что обратить внимание, с кем стоит попробовать новую тактику.

Чтобы занятия были еще более эффективными, Ирина закончила курсы по адаптивной физкультуре, а сейчас регулярно проходит повышение квалификации.

Правда, в общении с коллегами порой не избежать этакой снисходительности. «Мне помогала одна девушка-фигуристка, она говорила так: «То, что у вас называется элементами, для обычных детей просто каждодневные упражнения». То есть все эти «саночки», «фонарики», «падения» дети обычно делают в первый месяц, когда только приходят на лед. А для нас это – ого-го какие достижения», – говорит Ирина.

«Думала, нас в первый раз освистают»

Ирина с сыном Николаем и Гоша с мамой

Достижений у подопечных Ирины много. Личных, когда постепенно возрастаешь над собой и своим недугом, и общих. Четыре последних года ребята выступают на соревнованиях, которые местная Федерация фигурного катания проводит накануне Нового года и перед 9 Мая.

«Там все очень серьезно: соревнуются вплоть до кандидатов в мастера спорта, а тут вдруг мы выходим со своим показательным номером, друг за друга держимся. Я думала, нас там в первый раз освистают. Конечно, было страшно, поэтому я старалась ставить номера с изюминкой, чтобы как-то обыграть за счет костюмов, реквизита», – вспоминает Ирина дебют своих подопечных.

Постепенно дошло и до сольных номеров. Егор дважды, в 2018 и 2019 годах ко Дню Победы, откатал с номером под песню Марка Бернеса «Журавли». Ограниченные возможности вписались в драматургию – Егор весьма убедительно изображал раненного солдата, падал на лед, а вокруг кружились девочки-фигуристки в костюмах белых журавликов. Стремительный Влад тоже не отстает: исполнил роль поэта в номере про Василия Теркина, где в паре с ним стоял профессиональный фигурист. Теперь регулярно спрашивает: «Когда мы снова будем выступать?»

«Для наших детей в городе почти нет занятий, а я хочу, чтобы мой сын состоялся в спорте»

В номере, который Ирина готовит к Новому году, Николай будет играть роль Зайца из “Ну, погоди!”

Без выгорания и сомнений, конечно, не обходится: трудно верить в успех, когда что-то может не получаться не то что месяцами – годами. Но тут, говорит Ирина, приходят на помощь записи в тетрадях, переписка с другими тренерами особых детей, видеозаписи. «Пересматриваешь все это и замечаешь: о, а вот этот ребенок на самом деле очень продвинулся! И становится легче».

У Ирины есть и личный интерес: «Я хочу, чтобы Николай выступал как спортсмен, как фигурист. Да, важна и реабилитация, и социализация – ведь наших детей нигде не берут, в городе почти нет для них занятий с обычными детьми. Но мне бы хотелось, чтобы он состоялся в спорте. Это будущее, может быть, не очевидное и даже мне пока не понятное, но к нему можно стремиться!»

Николай и Влад в это время репетируют поддержку: изображая Зайца, Николай артистично машет локотками, как лапками, а затем падает спиной на заботливо подставленные Волком-Владом руки, делая «пистолетик», вытягивает вперед одну ногу. Такой номер обычно исполняют артисты в первых выпусках «Ледникового периода». Николай выходит из поддержки и аплодирует.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться