Орнелла Данченко — 11-летняя фигуристка с синдромом Дауна. У нее порок сердца и она с трудом говорит, но смогла добиться успеха на льду — при поддержке близких и тренера

Орнелла Данченко

«Когда я выводила Орнеллу на старт ее первых международных соревнований, неожиданно подумалось: а ведь всего этого могло не быть, если бы мама девочки послушалась врачей и согласилась отказаться от дочери в роддоме. Орнелла жила бы в интернате, никогда бы не встала на коньки, и ее историю не узнали бы во всем мире», — говорит тренер по фигурному катанию Ольга Нечаева.

Орнелле Данченко 11 лет. Она живет в Латвии, в Риге, любит рисовать, занимается музыкой, плаванием, прекрасно катается на велосипеде. В 2018 году она выиграла серебряную медаль в одиночном катании на международных соревнованиях в Финляндии, а сейчас продолжает тренироваться уже в паре, в дисциплине «танцы на льду».

Орнеллу назвали в честь итальянской актрисы Орнеллы Мутти. У нее – синдром Дауна, причем не в легкой форме: вскоре после рождения девочке диагностировали порок сердца, а говорить Орнелле трудно до сих пор. Но это не помешало ей четыре года назад выйти на лед и добиться успеха.

«Приводила дочь из сада, запиралась в комнате и рыдала»

Диана Ручевская с дочерью

Диана Ручевская, мама Орнеллы, родила ее совсем рано, в 22 года. О том, что у дочери синдром Дауна, узнала только в роддоме, анализы и УЗИ ничего не показали. «Я потом не раз сталкивалась с мнением, что такие дети рождаются у алкоголиков, наркоманов или у возрастных родителей. В нашем случае все было совсем не так, но разве докажешь это людям», – с грустью говорит Диана.

О том, как на нее давили врачи в роддоме, как предлагали оставить дочь, она рассказывает очень скупо – не хочется возвращаться к грустным воспоминаниям. Только в середине разговора, уже немного доверившись, она сказала: «Конечно, я сомневалась». Но в результате девочка осталась в семье.

Диану поддержали ее мама и супруг, а вскоре выяснилось, что у Орнеллы порок сердца, который часто бывает у детей с СД, и обязательно потребуется операция. После года девочку прооперировали, затем поставили кардиостимулятор. «Это с ней пожизненно, время от времени мы ложимся в больницу, чтобы его заменить, проходим реабилитацию», – делится Диана.

Она добавляет, что даже такие особенности здоровья не накладывают на жизнь Орнеллы почти никаких ограничений – разве что в детстве девочка быстрее своих сверстников уставала, и родители не утомляли ее долгими прогулками. Но в целом Диана старается не относиться к дочери, как к инвалиду, не трястись на ней, а просто жить обычной жизнью – ходить в кафе, путешествовать, заниматься спортом.

О первых годах жизни Орнеллы мама вспоминает неохотно. Смущаясь, когда я пытаюсь вытянуть у нее подробности тогдашних переживаний, говорит, мол, зачем теперь об этом, если все изменилось к лучшему. Изменилось – это Диана говорит, прежде всего, про саму себя и свое отношение к ситуации.

«Конечно, тогда я была молоденькая, и часто думала: почему так, за что у меня такой ребенок? Бывало, и рыдала. Помню, мечтала, чтобы Орнелла пошла в обычный детский садик, и, когда ей было три годика, мы отдали ее. Возникли проблемы с воспитателями: одна из них всеми правдами и неправдами делала так, чтобы мы ушли. Она не видела ничего позитивного в поведении Орнеллы, и каждый раз, когда я приходила ее забирать по вечерам, слышала только замечания: Орнелла не делает того-то, у нее не получается вот это. Для меня это было очень болезненно, я приходила домой, запиралась в комнате и плакала. Через какое-то время Орнеллу стал забирать из садика папа, и ему они уже не высказывали свои претензии, а потом мы перевели ее в специализированный сад – и там нас встретили чудесные воспитатели, очень помогали».

«Спортивный характер плюс харизма – это было ясно уже в детстве»

Орнелла с мамой на отдыхе

Мама Орнеллы признается, что на старте не знала о синдроме Дауна ничего. Помог случай – Диана познакомилась с женщиной, которая воспитывала такого ребенка, и получила не только психологическую поддержку, но море информации, а главное – контакты разных специалистов. Особенно помог микрологопед, специалист по ранней коррекции речи.

Орнелла прекрасно понимает все, что ей говорят, различает разные иностранные языки и может на слух запомнить и понять значение некоторых слов, например, из итальянского или немецкого. Она билингв: дома разговаривает по-русски, но в школе по закону Латвии, преподавание идет на двух языках, русском и латышском.

Девочка говорит, но совсем немного: да, нет и еще некоторые слова. К сожалению, понимать ее могут в основном близкие, мама и бабушка. Один из симптомов синдрома Дауна – слабость речевого аппарата и трудности с речью. Таким детям необходим специальный логопедический массаж, много занятий, а еще больше – вера близких в то, что однажды все получится. У Дианы эта вера была и остается.

Орнелла с детства очень усидчива – подолгу могла собирать паззлы, рисовать, играть с бусинками или смотреть мультфильмы. Особенно ей нравились полнометражные диснеевские истории, например, «Король-лев» и «101 далматинец». Диана удивлялась, как такой крохе, в 3-4 года, удается долго удерживать на чем-то внимание, ведь нормотипичные сверстники Орнеллы в основном предпочитали постоянную смену деятельности.

Как и все «солнечные» дети, Орнелла с ранних лет была очень веселой, открытой и общительной, к ней тянулись все без исключения, и на детской площадке за пять минут вокруг девочки собиралась толпа других малышей. А еще в Орнелле с детства виден характер. Даже не умея толком говорить, девочка всегда и везде отстаивала свою точку зрения, умела найти способ сообщить о своих желаниях и твердо требовала своего. «Спортивный характер», – так определяет эту черту мама Диана, потому что требовательна Орнелла не только к другим, но и к себе. Вторая черта, которая определилась в раннем детстве, а сейчас помогает в спорте – невероятная харизма.

О том, что в Латвии есть тренер, которая занимается с особыми детьми фигурным катанием, Диана Ручевская узнала от подруги, той самой, которая помогла на старте. Так четыре года назад Орнелла с мамой познакомились с Ольгой Нечаевой.

«Ясно, что у этой девочки – дар к фигурному катанию»

Ольга Николаевна Нечаева с Дианой на соревнованиях в Финляндии

Ольга Николаевна Нечаева в фигурном катании с детства. В советские годы была в молодежной сборной СССР от Латвии, потом закончила рижскую Академию спорта, оттуда ее направили в ГИТИС, учиться по специальности «режиссер балета». «Мне повезло попасть на курс первой олимпийской чемпионки в танцах на льду Людмилы Алексеевны Пахомовой. К сожалению, она учила нас всего один год, и вскоре ушла из жизни. Выпускал курс уже Игорь Бобрин», – говорит тренер.

В конце 90-х Нечаева стала тренировать особых детей. Сложилось все почти случайно. На одном из мастер-классов к ней подошел мальчик с ДЦП и признался, что очень хочет кататься. Это был Денис Каргин, сейчас он – настоящая звезда особого спорта. Потом стали появляться другие ученики, Ольга Николаевна, как могла, старалась популяризировать то, чем занимается: давала интервью на радио, приглашала родителей, но первое время шли к ней неохотно, стеснялись. «Это, видимо, связано с нашим менталитетом, принято было прятать таких детей. Но я к тому времени уже бывала за границей и видела, что там люди с ДЦП, аутизмом, синдромом Дауна на виду. Мне хотелось, чтобы и в Латвии было так же», – рассказывает Нечаева.

Орнелла Данченко стала третьей ученицей тренера, а сейчас у нее в двух секциях, в Риге и Лиепая, занимается в общей сложности 40 человек c ментальными особенностями. «У Орнеллочки дар к катанию. Не знаю, как описать это словами, просто вижу, чувствую. Возможно, благодаря своему долгому опыту работы», – говорит Ольга Нечаева.

На коньки Орнелла встала сразу, почти тут же поехала. Ее мама говорит, что ей настолько понравилось фигурное катание, что за все четыре года девочка ни разу не закапризничала и не отказалась от тренировки.

Как только Орнелла обула коньки, оказалось, что фигурное катание — любовь с первого взгляда. На тренировки ее возят бабушка или мама, а сама она готова работать очень упорно.

Конечно, все получилось далеко не сразу: особым детям нужно время. Поначалу и Диана считала, что возит дочь на занятия скорее «для здоровья», и тренер девочку не торопила. Но постепенно у Орнеллы стало получаться все лучше и лучше: укрепились мышцы, улучшилась координация.

«Подход к тренировкам обычных детей и особых не отличается. Я много где консультировалась – в России, в Англии, в США, и свидетельствую, что здесь необходимо все то же самое: регулярность, повторения, движение от простого к сложному. Единственное – еще нужно очень много терпения», — комментирует Ольга Нечаева. Она приводит в пример другого своего ученика, у которого также синдром Дауна. Первый год мальчик почти все тренировки просто стоял на льду у бортика, а потом поехал и сейчас принимает участие в соревнованиях.

«Бывает, во время тренировки упадет, но встает и едет дальше»

Тренер и ученица

Первый сезон девочка привыкала ко льду, тренер притиралась к новой ученице. Ольга Нечаева вспоминает, что больше всего ее смущало, что Орнелла почти не говорила, и первое время сложно было быть уверенной: все ли юная фигуристка понимает?

Постепенно стало ясно, что понимает, и еще как! Даже самую сложную терминологию. «Говоришь ей: «Делаем «троечки» (элемент в виде поворота на одном лезвии с переднего хода на задний, после которого на льду остается след в виде цифры три – прим. ред.) – и она уже бежит выполнять», – приводит пример тренер.

Свое дело делали и близкие Орнеллы, мама и бабушка. Папа сейчас не живет с дочерью, но также сохраняет с ней тесную связь: часто берет к себе, балует и очень любит. Но основной «удар» приняла на себя именно бабушка – это она чаще всего возит внучку на тренировки, и, сама в прошлом спортсменка, никаких поблажек не дает. «Конечно, мы опекаем ее и помним, что у Орнеллы была операция и стоит кардиостимулятор. Но мы с самого начала не считали ее больной. Для меня очевидно: от того, как ты будешь воспринимать ребенка, зависит и то, каких он результатов добьется», – считает Диана Ручевская.

Она добавляет, что в свои 11 лет юная фигуристка остается очень целеустремленной. «Бывает, во время тренировки Орнелла упадет, и видно, что ей больно. Но она встает, собирается и едет дальше. Чтобы она расплакалась – это нужно, чтобы она очень сильно ударилась, да и то она скрывает слезы».

«В тот день я плакала от счастья и гордилась»

Орнелла со своим партнером, Марком, и мамой

Среди особых подопечных тренера Нечаевой Орнелла Данченко стала первой, кто поехал на международные соревнования. Ольга Николаевна долго искала, где могут быть представлены ее ученики, и несколько лет назад узнала о существовании Special Olympics International – международной организации, которая организует спортивные соревнования для людей с ментальными нарушениями. Все сошлось и появилась цель – к чему готовиться, ради чего тренироваться.

В 2018 году на международных соревнованиях по программе Special Olympics в Финляндии состоялся дебют Орнеллы с одиночной программой. Подготовка шла серьезная: как и у обычных фигуристов, здесь есть набор обязательных элементов, которые должен выполнить спортсмен, жюри оценивает выступление. Девочка справилась прекрасно.

С соревнований она увезла «серебро». Судей особая фигуристка сразила своим коронным номером – Орнелле особенно удается элемент «пистолетик», когда спортсмен, присев на лед, проезжает вперед, вытянув одну ногу. Здесь важно держать баланс и не терять скорости, девочке удается и то, и другое. «У меня обычные дети не все могут выполнять этот элемент», – гордится тренер Ольга Нечаева.

Гордится и мама: пока Орнелла выступала, она болела за дочь на трибунах. «Мне казалось сначала, что она слишком спокойная. Помню, я все пыталась угадать, понимает дочь, что происходит, и насколько все это серьезно. А потом смотрю – она действительно нервничает, но виду не показывает. Когда объявили о победе – это огромное счастье. Я плакала, я гордилась. Мы увидели, что любой труд, усилия, вложенные в ребенка, оправдываются. Я почувствовала, что все возможно. Хотя… может быть нельзя так говорить, это покажется со стороны слишком самонадеянным. Но у меня всегда было ощущение, что все у нас будет хорошо, что наши общие усилия – тренера, моей мамы, мои и, конечно, Орнеллы – к чему-то приведут. Так и вышло».

У Орнеллы же появилась цель. «Хочу кататься и выступать», – так сформулировала она сама в разговоре с мамой. Призовой кубок занял почетное место на полке для наград, девочка с радостью демонстрирует его гостям и журналистам, многие из которых уже успели заинтересоваться ее удивительной историей.

«Орнелле надо создавать будущее»

Орнелла и Марк на соревнованиях в Санкт-Петербурге

В феврале 2022 года Орнелле Данченко предстоит взять новую высоту на Всемирной Специальной Олимпиаде (Special Olympics World Games). Сейчас она тренируется в паре в дисциплине «танцы на льду». Партнер особенной спортсменки — обычный мальчик Марк Михайлов. Он тоже ученик Ольги Нечаевой и согласился попробовать себя в дуэте с Орнеллой.

Тренер объясняет, что случай почти беспрецедентный: несмотря на то, что правилами Специальной Олимпиады такие смешанные пары разрешены, на практике в мире их совсем немного. Например, в России, в Санкт-Петербурге, есть фигуристы (особый плюс здоровый), которые выступают в парном катании, но именно танцевальных пар, которые на слуху, видимо, пока нет. Нечаева изучает похожий опыт, консультируется с коллегами, многому приходится учиться заново.

За ближайшие полтора года Орнелле Данченко и Марку Михайлову предстоит выучить несколько танцев. «Это вызов и для меня как для тренера. Тоже своего рода дебют», – признается Ольга Нечаева.

Ради будущей победы Орнелла тренируется по три-четыре раза в неделю. Пока был карантин, и катки закрывались, она вместе с мамой на велосипеде ездила за город, в лес, чтобы заниматься общей физической подготовкой и не потерять форму. Сейчас пара уже вновь на льду.

Мама юной фигуристки мечтает, чтобы Орнелла стала лучше разговаривать, чтобы добилась успехов в спорте. «Я не собираюсь останавливаться. Всегда думаю: Орнелле надо создавать будущее, потому что она может показать обществу, что и такие люди, как она, имеют право на обычную жизнь».

Фото из личного архива Дианы Ручевской и О.Н.Нечаевой, тренера Орнеллы