Нравственный суд в Дагестане. Жители республики до сих пор решают конфликты по старинке

723740770

Дагестанское село. Фото с сайта dag.rus4all.ru

Судить по совести или по закону? В Дагестане этот вопрос весьма актуален. Что такое маслаатский суд и как народное представление о справедливости порой расходится с буквой Конституции, на 7-м ежегодном научно-теоретическом семинаре о практиках разрешения конфликтов рассказал историк Дагестанского научного центра РАН Хайбула Магомедсалихов.

Свой доклад «Медиаторский  в юриспруденции и быту современного дагестанского общества» специалист представил в стенах Института государства и права Российской академии наук.

Маслаатский – значит, взаимовыгодный. Такой суд пользовался уважением у народов Кавказа с давних, еще доисламских времен. Суть его – в примирении сторон путем компенсации пострадавшему морального и материального ущерба со стороны обидчика.

«Приговор» в таком суде выносится третьими лицами (как правило, пожилыми членами общины) и не подлежит оспариванию. Так, например, молодой мужчина, виновный в смерти юноши из другой семьи, может быть «приговорен» проползти на четвереньках со склоненной головой вслед за гробом умершего, а также выплатить материальную компенсацию родителям убитого и быть готовым предоставить помощь (в том числе по хозяйству) родственникам погибшего в любой момент, когда им это понадобится.

Предпосылки для появления такого суда на Кавказе – в первую очередь, высокая степень конфликтности населения, а также дефицит материальных ресурсов (необходимых для проведения длительных судебных процессов) и потребность в сохранении общества (вершившийся в общинах самосуд значительно сокращал численность населения).

«Маслаат соответствует ментальности горцев», – подчеркивает доктор исторических наук Хайбула Магомедсалихов. По словам специалиста, медиаторский суд в Дагестане (то есть суд с участием посредников) до сих пор существует наряду с Конституцией РФ и законами шариата.

В прошлом же решения, которые выносили «судьи» маслаата, ложились в основу адатов – доисламских правовых норм на Кавказе.

К маслаатскому суду предки нынешних горцев обращались по сложным, но не вызывающим случаям. Конкретного списка злодеяний, за которые наказывали по принципу взаимной выгоды, не было, но жители общины знали, в каких случаях они могут рассчитывать на мировое судейство.

По рассказу Магомедсалихова, в исторических источниках приводятся доказательства, что женщины осознавали – прелюбодеяние не будет прощено общиной. Мужчинам же не спускалось с рук изнасилование. Грубо говоря, во внутрисемейные конфликты маслаат не вмешивался, а главной своей целью видел создание мостов между враждующими кланами.

Преимущество суда маслаат в доисламские времена было очевидно: кровную месть сменило мирное разрешение конфликтов. К тому же так как медиаторское судейство было основано на принципах морали, горцы стали больше дорожить репутацией: уважающие себя люди боялись запятнать личную или семейную историю.

Для разрешения конфликтов между разными общинами на Кавказе также использовался суд-маслаат: в каждой из территориальных групп были старцы, знакомые с традициями соседей.

Пойти на мировую в бытовых конфликтах – метод, который был особенно популярен на Кавказе до Революции. С приходом Советской власти медиаторские суды сначала исчезли, а потом хоть и признаны легальными, но к ним не обращались: репрессии и война сделали свое дело, отмечает историк Магомедсалихов. Однако после 1945 года судейское народотворчество начало возрождаться.

Магомедсалихов Х.Г.

И сторик Дагестанского научного центра РАН Хайбула Гамзатович Магомедсалихов. Фото с сайта ihaednc.ru

Сейчас без обращения к Конституции дагестанцы часто решают спорные вопросы. «Мало кто знает, но жители республики редко доводят до суда дела, связанные с непреднамеренным убийством на дорогах. Обычно в таких случаях решение выносят “судьи” маслаата», – подчеркивает Магомедсалихов.

По мнению историка, внутреннее миротворчество полезно для горцев: судейство, основанное на принципах морали, взывает к совести молодых людей, возвращает их к истокам, традициям. Ведь для дагестанцев моральная компенсация (то есть, например, прилюдное покаяние или пристыжение виновного) зачастую важнее материальной. Увидеть виновного искренне раскаявшимся предпочтительнее для горцев, чем знать, что злодей проведет годы жизни за решеткой.

«Бытует мнение, что дагестанцы считают “своими” только тех, кто с ними одной крови, и все эти правила не распространяется на чужестранцев. Так ли это?», – поинтересовались у Магомедсалихова коллеги-историки. «В Дагестане живут не только дагестанцы, в республике много русских, и их никто не притесняет. Но честно говоря, об обращении к маслаатскому суду в ходе разбирательств русских с дагестанцами мне неизвестно», – признался специалист.

«Было бы неплохо перенести суд-маслаат на почву центральной России», – шутили в кулуарах семинара. «Да, отстраняясь от буквы закона западного мира, возможно, стоит задуматься о применении миротворческих практик горцев за пределами Кавказа», – размышляли историки.