Снижает ли прививка количество тяжелых случаев течения гриппа, смертей и госпитализаций? Будут ли разгружены больницы или наоборот? Мы попытались разобраться

Фото: Gustavo Fring/Pexels

В России, как и в большинстве стран северного полушария, развернута кампания вакцинации от гриппа.

В этом году она беспрецедентна по своей активности в связи с эпидемией COVID-19. Разумеется, никто не предполагает защитного эффекта противогриппозной вакцины от вируса SARS-CoV-2, логика здесь совсем иная.

Прививка должна сократить количество случаев заболевания гриппом и тяжелых осложнений от него (например, пневмонии). Это, в свою очередь, снизит количество госпитализаций, а значит, уменьшит нагрузку на больницы, которые так нужны для тяжелых пациентов с ковидом.

И, наконец, ситуация, когда пациент инфицирован одновременно и вирусом гриппа, и SARS-CoV-2, хоть и представляется маловероятной, но полностью не исключена, о чем свидетельствует отчет о таком кейсе в Китае.

Доводы звучат вполне убедительно, однако есть некоторые соображения, которые заставляют задуматься о балансе желательных и не вполне желательных последствий вакцинации от гриппа.

Начнем с того, о котором писали неоднократно.

Эффективность противогриппозной вакцины оставляет желать много лучшего

Существует множество исследований, посвященных противогриппозным вакцинам, и чрезвычайно редко этот показатель достигает уровня 60%, а чаще всего, он гораздо ниже.

Ежегодные мета-анализы независимой Кокрейновской группы экспертов (считающиеся эталоном доказательности) последовательно демонстрируют, что для взрослого человека шанс получить защиту в результате вакцинации равен 1:71, для ребенка – от 1:5 до 1:7, для пожилых (65+) – 1:30.

Нет, пожалуй, больших сторонников и поборников вакцинации от всех инфекционных заболеваний, чем эксперты Центра контроля за заболеваемостью США (CDC). Но при том, что CDC активно агитирует прививаться в преддверии каждого сезона, на своем сайте он приводит цифры, никак не вселяющие оптимизма.

По факту эффективность вакцинации составляла в США от 10% в сезоне 2004–2005 до 60% в 2010–2011. В сезоне 2016–2017 она достигла 40%, в 2018–2019 – 29% в среднем и только 9% – от гриппа типа А (H3N2). По прошлому сезону окончательные итоги не подведены, предварительные – от 31 до 44%.

Поскольку с показателем 40% нам еще придется встретиться, давайте выясним, что они в реальности означают.

Мета-анализы свидетельствуют: в сезон гриппа из 100 невакцинированных взрослых заболевают 2,7, а это значит, ваш риск заболеть гриппом – составляет 2,7% без иммунизации. (Он может быть выше в случае, если вы страдаете хроническим заболеванием или по каким-то иным причинам ваш иммунитет ослаблен).

Сделав прививку, вы снижаете этот риск на 40% от базового показателя, то есть он становится 1,62%. Это приблизительно соответствует соотношению 1:71, вычисленному Кокрейновской группой.

Снижает ли прививка количество тяжелых случаев течения гриппа, смертей и госпитализаций? Увы, результаты мета-анализов дают отрицательные ответы на все три вопроса.

При этом ученые, глубоко исследующие особенности вируса гриппа и вакцинации от него, постоянно обнаруживают новые, иногда обескураживающие данные, с которыми мы считаем нужным вас познакомить.

В некоторых ситуациях противогриппозная вакцина оказывается контрпродуктивна

Вакцинация от гриппа в мобильных пунктах. Россия, Московская область. Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

В 2009 году Всемирная организация здравоохранения объявила пандемию свиного гриппа (H1N1), и хотя, как выяснилось впоследствии, опасность была сильно преувеличена, многие жители Европы, Северной Америки и ряда других стран были в срочном порядке привиты от него. Другая, тоже значительная часть населения этих стран несколько раньше прошла вакцинацию от иного ожидавшегося в данном сезоне штамма.

Анализируя данные о заболеваемости в Канаде, эпидемиолог Данута Скворонски установила, что вакцинация от сезонного гриппа повышала риск заболеть свиным.

Доктор Скворонски сама усомнилась в том, что результаты не случайны, и провела еще 5 (!) исследований, которые неожиданно подтвердили их достоверность.

Когда же она поделилась своей находкой с коллегами, которым она доверяла, те всячески отговаривали ее от публикации, считая, что новые данные будут «лить воду на мельницу антипрививочников».

Тем не менее, Скворонски приняла решение в пользу научной истины, а не корпоративного одобрения. «Я посчитала, что не имею права не обнародовать результаты, так как они были чрезвычайно важны», – говорит исследовательница журналисту New York Times.

Кстати, статистический анализ человеческих данных нашел неожиданное подтверждение в экспериментах на животных, проведенных самой Скворонски, а также американской исследовательницей Ами Винсент. Хорьки (в первом случае) и поросята (во втором) также продемонстрировали повышенный риск заражения свиным гриппом, будучи привитыми от иного штамма, а также перенесли заболевание тяжелее.

Ежегодно проводя тщательный анализ сезонных данных, Скворонски столкнулась с поразительным феноменом. В сезоне 2014–2015 эффективность противогриппозной прививки против вируса H3N2 была… отрицательной. Ее значение оказалось равно -17%, а это значит, что вакцинация повышала на 17% риск заболеть гриппом.

Более того, когда Данута Скворонски и ее коллеги сопоставили цифры с данными о предыдущих вакцинациях, они установили, что для тех, кто был также привит от гриппа на год раньше (в сезоне 2013–2014), риск заболеть повышался до 32%, а для тех, кто вакцинировался ежегодно, начиная с сезона 2012–2013, – до 54%!

Ученые предположили, что рекордная контрпродуктивность вакцины в сезоне 2014–2015 была следствием сложных взаимоотношений хозяина и патогена, геномных вариаций вируса и не вполне объяснимого эффекта ежегодной вакцинации.

Подобной контрпродуктивности в последующие сезоны обнаружено не было, однако факт остается фактом: вирус гриппа отказывается вести себя предсказуемым образом, а потому и последствия вакцинации, к сожалению, тоже невозможно прогнозировать с высокой точностью.

И здесь во весь рост встает вопрос:

Предсказуем ли эффект вакцины от гриппа на заражение COVID-19?

Между тем, как исследователи передают свою статью в научный медицинский журнал, и ее публикацией обычно проходит несколько месяцев, иногда – больше года.

Чистой случайностью было появление в январе 2020 года – в самом начале пандемии нового коронавируса – статьи доктора Грега Вольффа, посвященной влиянию прививки от гриппа на риск заражения другими респираторными вирусами.

Собственно, само исследование Вольффа, было вдохновлено более ранней работой. В небольшом плацебо-контролируемом исследовании гонконгских ученых 2012 года под руководством доктора Бенджамина Коулинга было установлено, что среди 115 его участников – детей школьного возраста – вакцинированные от гриппа имели более высокий риск заражения другими респираторными инфекциями: риновирусами, эховирусами, вирусом Коксаки и коронавирусом 229Е.

Исследование с аккуратным дизайном, но маленькое и на однородной когорте (только дети). Насколько его результаты значимы – требуется проверить.

Группа Вольффа проанализировала достаточно большой массив данных, впрочем, тоже на однородной когорте – военнослужащих Американских вооруженных сил.

Исследователи установили, что прививка от гриппа, наоборот, снижала риск заболевания ОРВИ, но с двумя исключениями. Вероятность заражения сезонными коронавирусами после вакцинации от гриппа повышалась на 36%, а также вырос риск заражения метапневмовирусом.

Исследование критиковали многие ученые, указывая на нерепрезентативность выборки. Кроме того, критики отмечали, что вирус SARS-CoV-2 существенно отличается от своих малоопасных предшественников, а значит, данные об эффекте противогриппозной вакцины на них нельзя распространять на новый коронавирус.

Но главный удар по исследованию нанесла не кто-нибудь, а Данута Скворонски!

Прежде всего, она нашла серьезную ошибку Вольффа в статистических расчетах. Сама Скворонски в своих работах использует тот же метод, что и Вольфф, и проанализировав его данные самостоятельно, она не нашла повышения риска заражения коронавирусом после вакцинации от гриппа.

Справка
Исследователи использовали так называемый тест-негативный дизайн. Любители изучения научного медицинского инструментария могут прочитать о нем здесь.

Кроме того, доктор Скворонски дополнительно проверила выводы Вольффа, используя сведения, собранные Канадской электронной базой данных (Canadian Sentinel Practitioner Surveillance Network) за семь предшествующих сезонов гриппа. Группа исследователей под ее руководством установила, что вакцинация от гриппа на 40% снижала риск ОРВИ, включая и тех, что вызваны коронавирусами.

Ценность работы доктора Скворонски повышает то, что она неоднократно, рискуя репутацией, публиковала не столь воодушевляющие данные о противогриппозной вакцине, ставшей, по выражению еще одного исследователя, «священной коровой» медицинского мира.

В то же время, ее выводы вряд ли можно отнести к болезни COVID-19 по той же причине, на которую указывали критики применения выводов Вольффа к новому коронавирусу.

Есть ли у нас хоть какие-то данные, относящиеся к эффектам вакцинации от гриппа на COVID-19?

Фото: Fernando Zhiminaicela/Pixabay

Кое-что есть, но, к сожалению, очень мало.

Педиатр с 54-летним стажем из Сиракуз (США) Аллан Каннингем в своем письме в Британский медицинский журнал (British Medical Journal) обращает внимание на то, что в европейских странах уровень смертности от COVID-19 среди пожилых людей был тем выше, чем выше в этой стране уровень вакцинации от гриппа.

Его выводы были недавно подтверждены профессором государственного университета Дуранго (Мексика) Кристианом Вехенкелем, чья работа увидела свет 1 октября 2020 года.

Вехенкель проанализировал данные о смертности пожилых людей (65+) в 39 странах мира и также установил статистически значимую положительную корреляцию этих показателей с уровнем вакцинации от гриппа.

При этом ученый делал поправки как на социально-экономические положение стран, так и на их климат.

Сходную закономерность выявил немецкий ученый Андреас Лисевски из Университета Якобса (Бремен).

Лисевски проанализировал данные 29 стран-участниц Организации экономического сотрудничества и развития и пришел к выводу, что вакцинация от гриппа может быть отнесена к факторам, повышающим риск заражения вирусом SARS-CoV-2.

Он предполагает, что нельзя исключить возможность антитело-зависимого усиления инфекции у индивидов, вакцинированных от гриппа, так как вирус гриппа А имеет ряд общих эпитопов с вирусом SARS-CoV-2.

Справка
Эпитоп, или антигенная детерминанта, – часть макромолекулы антигена, которая распознается иммунной системой.

Разумеется, установленная корреляция не доказывает причинно-следственной связи, а значит нельзя со всей определенностью утверждать, что прививка от гриппа повысит ваш риск заразиться ковидом. В то же время, как следует из массива научных данных, в вакцинации от гриппа вообще очень мало определенного и предсказуемого.

Хотим подчеркнуть: делать прививку или нет, вы решаете сами. Нашей целью не является пропаганда. Мы хотим предоставить вам, по возможности, наиболее полную информацию, без купюр и штампов, которыми грешат как про-вакцинные, так и антивакцинные агитки.

Источники:

Rapid Response: Flu shots and the risk of coronavirus infections

Claim that flu vaccine increases coronavirus infection is unsupported, misinterprets scientific studies