«В кино я четыре раза ложился в гроб. Это не страшно, просто ответственное дело»

Фото: Павел Смертин/Фома. https://foma.ru/

15 июля 2021 года в Москве на 71-году жизни скончался Петр Мамонов. Музыкант и актер был госпитализирован 1 июля в ковидное отделение больницы в Коммунарке в тяжелом состоянии. Уже на следующий день Мамонов был переведен в реанимацию, где его подключили к аппарату ИВЛ, а затем перевели на аппарат ЭКМО. У Петра Николаевича было диагностировано тяжелое течение коронавирусной инфекции, начался сепсис, постепенно стали отказывать жизненно важные органы.

Все время, пока Мамонов находился в больнице, за него, по призыву супруги Ольги, продолжали молиться не только родные и близкие, но и поклонники его таланта. Незадолго до кончины Петра Николаевича причастили и соборовали в реанимации.

В память о ярком музыканте, артисте и человеке мы собрали цитаты из его интервью разных лет. Царствия Небесного новопреставленному рабу Божиему Петру!

Петр Николаевич Мамонов

Советский и российский рок-музыкант, актер, поэт, радиоведущий. Известен по музыкальной группе «Звуки Му», кинофильмам и моноспектаклям.
Родился в Москве 14 апреля 1951 года, детство провел в Большом Каретном переулке, в том же дворе, где жил Владимир Высоцкий. Учился в Московском полиграфическом институте, который не закончил. В молодости работал наборщиком, затем корректором, журналистом в журнале «Пионер», а также кочегаром, переводчиком.
В 1980 году всерьез увлекся музыкой, вокруг него образовался коллектив, названный впоследствии «Звуки Му». Группа давала квартирные концерты, затем в 1985 году вступила в Московскую рок-лабораторию и смогла выйти на более широкую аудиторию. «Звуки» записали несколько альбомов, в 1989 году состоялись зарубежные гастроли, но вскоре после этого группа распалась.
В том же 1989 году Петр Мамонов дебютировал в качестве актера в фильме «Игла». В 1990 году сыграл роль в ленте Павла Лунгина «Такси-блюз», который впоследствии получил приз Каннского фестиваля за режиссуру, а сам Мамонов – «Нику» за лучшую мужскую роль. Другие свои звездные роли – в фильмах «Остров» и «Царь» артист тоже сыграл у Лунгина.
Автор и исполнитель нескольких моноспектаклей, опубликовано восемь стихотворных сборников.
С 1995 года жил в деревне Ефаново, недалеко от города Верея.
Женат, трое сыновей и внуков.

Об опыте умирания

– Когда мне было 25 лет, в пьяной драке мне всадили напильник под сердце. Я чуть не помер. У меня было проткнуто легкое, я потерял много крови. Пролежал 40 дней в коме. Не было никаких видений за этим порогом. Но помню ощущение – боль отступила, наступил покой. Все залито серым. Врачи стали меня вытаскивать обратно. И я говорю врачам: «Зачем вы меня опять сюда?»

Не то, что после клинической смерти я вышел и сразу в церковь пошел. После выписки первым делом пошел в пивную на костылях и пивка выпил. Кричу: «Инвалиду без очереди». И мне без очереди сразу 3 кружки налили.

Я эти истории не очень люблю, потому что это было с каким-то другим человеком. Почему? Потому что я был рабом известных ребят – чертей.

Недавно (в 2019 году. – Прим. ред.) был у меня инфаркт. Сижу дома, чего-то побаливает. Не спится, думаю, надо выпить. Вина у меня много. Я – раз, полбутылки выпил, поспал. Опять болит. Думаю, чего-то не так. Оказался инфаркт. Надо делать операцию.

А у меня много товарищей, у которых были проблемы с сердцем. Они пошли на довольно простые операции, и многие умерли. Моего возраста и даже младше. Поэтому я шел на операцию и готовился умирать. Все свои виниловые пластиночки распределил и стал думать о смерти.

Конечно, я ужасен. Это ясно. Но все-таки я как-то старался, как-то полз в эту сторону в надежде, может, Он меня возьмет хотя бы самым последним? И когда я умру, будет момент, ворота, а потом я буду перед Богом стоять. Я вот так себя настроил и довольно спокойно пошел на эту операцию.

Попал к лучшему хирургу нашего города совершенно случайно. Думал, что меня будут резать, раскрывать. Оказывается, через какую-то артерию сделали все. Час я полежал, и хоп – все готово. Особенной боли не было.

Три дня я полежал, едем с женой домой. И у меня такое чувство, думаю: «Ни фига себе! Опять эта жизнь? Опять надо утром вставать». У меня было такое разочарование, честное слово. Я так здорово приготовился.

Из интервью программе «Судьба человека»

О памяти смертной

– Все мы, и я в том числе, живем подчас так, как будто мы никогда не умрем. Я думаю, что вот поеду в Воронеж, вернусь обратно. Как будто меня не может сразить инфаркт, как будто не упадет самолет…

Раньше не задумывался о смерти, а потом стал думать – что будет после того, когда я умру? Что я там буду делать? Вот он гроб – четыре стенки, сверху крышка. В кино я четыре раза ложился в гроб и выскакивал оттуда. Режиссер спрашивал: «Страшно?» Да не страшно, просто ответственное такое дело.

И когда меня эта тема стала сильно интересовать, я стал читать книжки, из которых узнал, какая там будет удивительная жизнь. Только прикол в том, что мы туда ничего материального не сможем взять – ни внучков, ни детей, ни любимых женщин. А сможем взять только умение прощать, не раздражаться, любить, уступать, помогать.

«Но научился ли я этому?» – спрашиваю я себя, сидя ночью на кухне у зеркала на табуретке. Я спрашиваю себя, хороший ли я человек, легко ли со мной жить? И когда я стал себе задавать подобные вопросы, жизнь стала меняться. Уже и смерть стала не так страшна.

Я помню, как пятилетним мальчиком, в то время, когда все дети начинают о смерти думать, лежал в кровати и с ужасом размышлял: «Как это так, меня не будет, а вот это вот все будет – и лес, и альбом для марок…» А потом я перестал об этом думать, наступила слепая, дурная, длительная пауза. Лет на 40! И сейчас мне так жалко, что эта пауза была. Конечно, какой-то опыт я извлек. Жаль только, что в молодости было столько сил, столько бы я мог сделать!

Из выступления перед зрителями в Воронеже

О том, как пришел к Богу

– Я искал, думал много. И все никак не мог преодолеть одно препятствие. Меня смущала та схема, которую используют католики: искупил – заработал – сверхдолжные заслуги и все такое. Вот я думал: что-то здесь не так. Ну не может так быть, чтобы Господь вот просто так пришел, распялся на Кресте за нас, искупил, вознесся – и все хорошо, мы теперь спасены.

Ведь это ж самое радостное событие во всей мировой истории – Бог пришел на землю. И неужели это было нужно лишь для того, чтобы осуществить вот эту схему? Неужели Господь Всемогущий не мог придумать чего-нибудь другого, чтобы искупить нас? Нет, что-то здесь не так!

И вдруг открываю авву Исаака (Сирина. – Прим. ред.) – ну конечно! Конечно! Цель и воплощения, и распятия одна – явить миру ЛЮБОВЬ. И вот тогда в сердце мое хлынул луч света. И лукавство мое пропало, и я понял: да, вот с этим Богом я вместе! Да, вот с этой Любовью я вместе! Перед этой Любовью мне стыдно грешить.

Вот если меня так любят, то тогда мне стыдно! Тогда я плачу, и падаю, и говорю: «Господи, прости меня!!!» И когда Господь вот так меня осеняет, так проливает на меня свою любовь, несмотря на то, что я ему постоянно делаю против, постоянно против, против, а он меня любит, и любит, и любит – вот тогда да! Тогда я говорю от всей своей души: «Господи, Боже мой, слава Тебе!»

Из интервью журналу «Нескучный сад»

О том, что такое христианство

– Апостол Петр тоже был сумасшедший. И апостол Павел. Ну разве нормальный человек попросит: «Распните меня вниз головой?» Все люди, которые стараются жить по правде в этом мире, – все безумны. Потому что этот мир живет как: «Отпихни всех и оторви все бабки! И давай все купим!» Этот мир бредит наяву.

У тебя двадцать миллиардов долларов. Отдай один миллиард и закрой проблему сирот! Нет, не может, сидит. А человеку, который говорил о Христе, голову отрубим. Так кто безумен?

Христианство – это жертва ежечасная. Не можешь – не придуривайся. Так и скажи: «Я жену не люблю, детей не люблю, друзей не люблю, зато люблю ходить в храм и поклоны класть, и чтобы вокруг все были в юбочках-платочках». Это не вера, это дьявол. Чистой воды. А вера – это любовь. А любовь – это простить и выслушать. И каждый день самого себя бороть. Вот, что такое вера. Тогда и накормите пятью хлебами город. И рыбы выловите столько, что сеть не уместит.

Из интервью газете «Новые известия»

О том, что значит фраза «Всегда радуйтесь»

– Всегда радуйтесь – это другая радость, радость о Духе Святом, о мире душевном, а не такая дурацкая: выпил – и радуйся. А если любишь только себя, какая тут радость?

Проверьте каждый себя, умеете ли вы любить так, чтобы забыть все, чтобы думать только о любимом, как в молодости. Вот есть любимая девушка, и думаешь только о том, как бы ей услужить, как бы она не обиделась. Посмотрела косо – не спишь всю ночь. О себе не думаешь совсем! Даже в плотской, человеческой любви, и то забываешь себя, а тут…

Вот как такую веру обрести и такую рьяную целеустремленность, чтобы забыть свои «хочу» постоянные? Ради Господа нашего, Который жив и с нами рядом вот здесь сидит и слушает меня, грешного, окаянного. Я столько дурного Ему сделал, так Его оскорблял, а Он все прощает: я все еще жив…

Из интервью журналу «Фома»

О любви

– Брак – сложнейшая вещь, это подвиг, равный монашескому житию.

Видеть хорошее, цепляться за него – единственный продуктивный путь. Другой человек может многое делать не так, но в чем-то он обязательно хорош. Вот за эту ниточку и надо тянуть, а на дрянь не обращать внимания.

Любовь – это не чувство, а действие. Любовь – это вымыть посуду вне очереди.

Из интервью журналу MAXIM

О грехе и борьбе с ним

– Чтобы с грехом расстаться, надо его возненавидеть. Я тему пьянства, наркоты теперь ненавижу. Это не означает, что я такой чистюля и, условно говоря, не мог бы вчера напиться. Но даже если такое со мной случается, я это ненавижу. И делать это предметом и темой каких-то своих работ в искусстве не буду. Мне неинтересно. Это прошло, вчерашний день.

Есть такой христианский подвиг – юродство. Я вот, допустим, в свое время принял удар на себя. Не стал кричать: мы ждем перемен! А сказал: я – урод. Хочешь с таким жить – будь таким. Хочешь скорее от этого убежать – не будь таким никогда.

Я сижу, как старый подвижник, по уши в болоте и кричу: «Ребята, не ходите туда!» Вот что я пытался всю жизнь делать. А сейчас могу уже, кажется, сказать что-то более путное.

Из интервью газете «Известия»

О смысле жизни

– До 45 лет во мне было бесконечное стремление к удовольствию. И в 45 стало незачем жить: у меня уже были и слава, и деньги, жена, дом, земля, hi-end (аппаратура высшего класса. – Прим. ред.), куча дисков, все, что хочешь! И я уперся в угол носом: зачем я живу?

Было стыдно только самому этим владеть. И я придумал программу на радио, делаю передачу по часу в неделю. Кручу пластинки, чтоб не только самому их слушать. И всем интересно, всем нравится.

Вот вам пример пользы добрых дел: как-то я попросил владельца магазина, у которого покупаю пластинки, сделать скидку. А он: «Да я слово “скидка” ненавижу!» Но недавно сам предлагает: «Даю 30% на все!» Наверное, услышал меня по радио?! Как только я начал что-то людям делать, сразу мне привалило это счастье».

Из интервью «Российской газете»

О жизненных итогах

– Что после меня останется? Может быть, несколько стихотворений и фильм «Остров». А жизнь прожита, 70 лет. Что я понял к своим 70 годам? Жизнь, конечно, великолепна. Но это очень ответственная вещь.

Не так уж это сложно. Но я себя все время приучаю задавать себе вопрос: «Зачем?» Зачем я сегодня утром встал, зачем пошел на эту работу? Зачем женился на этой женщине? Если задавать себе все время эти вопросы и по-честному на них отвечать, жизнь будет меняться.

Из интервью программе «Парсуна»

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.