Родители детей с ментальными нарушениями боятся ходить в кафе, а официанты опасаются таких клиентов. Проект «Общий город» пытается это исправить

Фото: Ольга Павлова / «Пространство общения»

«Ваш ребенок ведет себя как-то не так»

«Вы чувствуете, что на вас все смотрят. Кто-то от вас отодвинется, потому что ему неприятно находиться рядом с вами. Кто-то даст сто рублей», — вот что, по словам Ирины Долотовой, учредителя центра «Пространство общения», часто происходит с родителями ообых детей в общественных местах.

«У каждой семьи есть своя “больная” история. Моему сыну Илье 22 года. Мы с ним нечасто ходили куда-либо», — призналась она.

Центр «Пространство общения» занимается социальной адаптацией детей и взрослых с ментальными нарушениями. Один из проектов организации называется «Общий город».

У «Общего города» две задачи: борьба со страхами, которые испытывают родители и их дети с особенностями при мысли о семейном походе в кафе, а также подготовка официантов к встрече с такими клиентами.

«Моя дочь очень неспокойная, и у нее плохо с моторикой. Плюс, умственная отсталость, — рассказывает Нина, мама 18-летней Алисы. — Она делает резкие движения, может что-то неловко схватить со стола, разбить. Ест она тоже очень неаккуратно». Когда Алиса была маленькая, мама иногда ходила с ней в кафе, а потом стала опасаться.

После долгого перерыва Нина решилась сходить с дочерью в кафе в сопровождении психолога: «Все прошло спокойно, и градус моего волнения снизился. Я поняла, что это возможно». С тех пор она заходила с дочерью в «Му-Му» и «Мак-Дональдс» уже четыре раза. Для Алисы каждый такой поход – это праздник, она очень радуется.

«Конечно, другие посетители смотрят на нас, некоторые сторонятся. Но куда больше негатива в других местах – в метро, в магазинах, даже в детской поликлинике.  «У Алисы был больной желудок, я пришла просить направление на УЗИ, а врач сказал: “У вас такой больной ребенок, зачем еще желудок проверять?”» — с горечью вспоминает Нина.

«Я брезгливый»

Фото с сайта pixabay.com

Сотрудников кафе и ресторанов волнуют другие вопросы: не опасны ли клиенты с ментальными нарушениями, и что делать при эпилептическом приступе.

Они беспокоятся, что им не удастся установить контакт с посетителем, который ведет себя «странно», что возникнет неудобство для других гостей.

Вот что пишут официанты в анкетах для проекта «Общий город»: «Я чувствую тревогу, когда рядом со мной такой человек», «Я боюсь», «Я брезгливый».

«Одна девушка даже сказала: “Я не хочу их обслуживать, я считаю их потенциальными убийцами”. В детстве мама ей говорила: “В том подъезде живет сумасшедший, он очень опасный, не ходи туда”. Не знаю, поменяла ли она свое мнение после нашего тренинга», — говорит Долотова.

«Предрассудков еще очень много, а вероятность, что человек с особенностями сделает что-то страшное, крайне мала, — отмечает Ирина. — С агрессией со стороны клиентов с ментальныи особеностями официант в реальности не сталкивались. Значительно чаще возникают сложные ситуации с обычными посетителями, употребившими слишком много алкоголя».

Николай, официант одного из московских ресторанов, рассказал, что у него нет чувства страха по отношению к клиентам с ментальными нарушениями. Пугает другое: «ситация, когда человеку с инвалидностью нужна помощь, у него нет сопровождающего, а я один и не знаю, что делать».

Людям надо высказаться

Фото: Ольга Павлова / «Пространство общения»

Проект «Общий город» существует около полутора лет. За это время занятия проводились в 10 кафе и ресторанах, до конца года планируется обучить персонал еще 5 заведений.

Первые тренинги были организованы для сотрудников ресторана «8OZ», его совладелец Павел Кузовков стал одним из инициаторов проекта.

«Мы несколько раз встречались с персоналом «8Oz», спрашивали, что им было бы интересно узнать. В результате мы разработали курс, прочитали для них лекции, ответили на вопросы. Потом мы с учащимися нашего центра туда приходили. Сотрудники могли попрактиковаться. Сейчас нам в этом ресторане очень комфортно, надеемся, и другим посетителям тоже комфортно рядом с нами», — говорит Ирина Долотова.

Потом нашлись и другие заведения, готовые к таким занятиям: «Даблби», «Пропаганда», «Суп», «Buro Canteen» и др.

Продолжительность тренинга – от одного до трех часов. Для кафе и ресторанов они бесплатны (с октября прошлого года он реализуется при поддержке Комитета общественных связей и молодежной политики города Москвы). Основная методика – открытый диалог: сотрудники центра отвечают на вопросы персонала заведения, развеивают мифы о людях с ментальными нарушениями и дают инструкции.

Несколько советов официантам

Фото: Елена Балакирева  / «Пространство общения»

На случай, если в кафе приходит особый гость, официантам советуют следующее:

— принести заказ побыстрее, потому что некоторым людям с особенностями сложно ждать;

— помогать с выбором места более обстоятельно, чем обычно;

— некоторые вещи нужно показать, а не рассказывать о них на словах, например, проводить до туалета;

— спросить, не нужен ли особый прибор (например, Алисе подойдет небьющаяся посуда, а Илья может есть только из глубокой тарелки);

— говорить внятно и четко;

— наблюдать за реакцией сопровождающего, чтобы вовремя предложить помощь, если это потребуется;

— разговаривать можно как с самим клиентом, имеющим ментальные нарушения, так и с его сопровождающим, по ситуации;

— в случае эпилептического припадка ни в коем случае не пытаться разжать рот и что-то положить между зубами, надо обеспечить человеку безопасное положение, вызвать скорую помощь, если приступ длится более пяти минут.

«В конечном итоге, клиентам с ментальными нарушениями просто нужно чуть больше внимания, чем всем остальным», — считает Ирина Долотова.

«Все намного проще, чем я думал»

Фото: Ольга Павлова / «Пространство общения»

В чем на самом деле может заключаться «странное» поведение клиентов с ментальными нарушениями?

«Человек может размахивать руками. Может громко закричать. Может кусать себя, комкать на себе рубашку. Подскакивать на одном месте. Есть люди, которые не могут долго сидеть. Встанут, походят, вернутся на свое место, снова встанут. Некоторые плохо разговаривают – медленно, не очень понятно. Кто-то с трудом понимает, что ему говорят», — объясняет Ирина Долотова.

Наталья, мама 16-летнего Андрея, рассказала о случае, который произошел с ее сыном: «Моему ребенку сложно ждать, пока принесут еду. Мы с ним сели за столик, сделали заказ и какое-то время ждали. Вдруг, Андрюша вскочил, подошел к открытой витрине и взял булку. Взял и быстро в рот засунул.

Нас после этого очень быстро обслужили. Конечно, я попросила включить в счет все, что он съел. Нам не сказали ничего плохого, никакого конфликта не было. Но мне, конечно, было неудобно».

«Однажды ребенок лет десяти громко закричал ни с того, ни с сего, — рассказывает Николай. – До тренинга я не знал, как на это реагировать. Но все оказалось намного проще, чем я думал. Гости с инвалидностью обычно приходят с сопровождающими, которые знают, что делать. Нам нужно просто сохранять спокойствие и предложить помощь.

Мы и раньше помогали, чем могли, если, вдруг, кому-то плохо. Приносили салфетки, полотенца. Открывали двери, заносили, переносили. Первую помощь оказывать не приходилось».

«Люди в большинстве добрые»

Фото: Елена Балакирева  / «Пространство общения»

«Когда приходишь в кафе, а там сидит человек с инвалидностью, возникает ощущение спокойного места, где всем хорошо», — говорит учредитель центра «Пространство общения».

Но не все посетители разделяют эту точку зрения. Как они реагируют, если рядом кто-то начинает вести себя «странно»? «Некоторые люди сами все понимают, но есть и такие, кто спрашивает, что происходит. Мы объясняем, и никаких проблем обычно не бывает. Люди в большинстве добрые», — говорит официант Николай.

Это не значит, что человеку с инвалидностью можно позволять делать что угодно, подчеркивает Ирина Долотова. «Однажды мы пришли в кафе с девочкой: она устала и начала что-то громко требовать. Мы попросили окружающих немного потерпеть — обычно это довольно быстро проходит. Но если бы затянулось, мы бы не стали беспокоить окружающих и ушли».

Люди с ментальными нарушениями нуждаются в специальном обучении, которое помогает им лучше адаптироваться в общественных местах. А сопровождающий может предупредить персонал об особенностях такого клиента. «Обычно, когда вы садитесь за столик в кафе, к вам подходит человек и дает меню. Это удобный повод сообщить ему о своих потребностях», — отметила Ирина Долотова.

 

Со своей стороны, Николай советует сопровождающему заранее предусмотреть, что человек с инвалидностью может внезапно почувствовать себя плохо. «Если человеку с особенностями развития требуются какие-то средства  – лекарства или приспособления, — лучше приносить их с собой», — уточняет он.

«Пространство вокруг человека сузится до дивана, если не делать этого»  

Фото: Ольга Павлова / «Пространство общения»

Для мамы особого ребенка поход в кафе – это возможность почувствовать себя обычным человеком. «Ты шла, захотела в кафе, зашла вместе с ребенком, вы поели и идете дальше. Как все делают. А не так, как я раньше думала: нет, я с Андрюшей не пойду, вдруг, что-то случится, мне будет стыдно», — говорит Наталья.

Человеку с особенностями, как и всем, нужны новые впечатления и общение. Когда с ним ходят в парки, музеи, кафе, в магазины, он чувствует себя частью общества. Если этого не делать, то пространство вокруг него неуклонно сужается – сначала до размера комнаты, потом до размера дивана. А так не должно быть!