Новый руководитель филиала «Хоспис Бутово» рассказала, как прошла путь от акушерки до заведующей хосписом, и сложно ли медсестре управлять коллективом врачей

 Впервые

Ирина Горячева — медицинская сестра с высшим образованием, в сентябре этого года возглавившая филиал «Хоспис Бутово» Московского многопрофильного центра паллиативной помощи.

— Вы — первая в России медицинская сестра с высшим образованием – руководитель хосписа.  А есть прецеденты на Западе?

— Да, на Западе это практикуется, а у нас вот в первый раз.

Я, вообще-то, начинала как акушерка. Училась в медицинском училище № 5 на Ленинском проспекте (теперь это структурное подразделение Медицинского колледжа № 1 Департамента здравоохранения города Москвы).

Работала санитаркой, потом стала акушеркой, работала в роддоме.

Когда появились дети, пришлось устроиться в детский сад медсестрой. Потом вернулась в роддом.

А потом пошла в НПЦ медпомощи детям, это в Солнцево (Научно-практический центр специализированной медицинской помощи детям им. В. Ф. Войно-Ясенецкого). Принимали меня на работу в отделение для новорожденных, старшей медсестрой. Но когда пришла, сказали: помогите нам поднять в поликлинике стоматологическое отделение. И я стала старшей медсестрой стоматологического отделения.

Пока работала в НПЦ, училась в РУДН (Российский университет дружбы народов), получала высшее образование.

Закончила интернатуру по специальности «управление сестринской деятельностью». Не думала, что когда-нибудь стану руководителем, просто захотелось учиться, я и пошла.

Говорили, что у нас, так же как на Западе, скоро нужно будет иметь высшее образование, чтобы работать старшей сестрой.

— В чем отличие высшего врачебного от высшего медсестринского образования?

— Нас больше учили менеджменту, управлению. Хотя мы тоже и анатомию, и физиологию сдавали, но врачи изучали эти предметы более углубленно.

— У вас не возникают сложности при взаимодействии с подчиненными врачами? Их не смущает, что ими руководит медсестра?

— Вы знаете, нет. Если бы я была где-то в другом месте, может быть, это бы кого-то смущало. Но здесь все доктора меня знают, здесь нет ни удивления, ни преград. Мы с ними все спокойно обсуждаем, они слушают.

«Сначала я помогала людям родиться»

Ирина Горячева

— Но как вы попали в хоспис?

— Почти восемь лет назад к нам в НПЦ приехала Наталья Павловна Скворцова, которая была тогда главным врачом нашего хосписа.

Она спросила мою главную медсестру: «Нет ли у тебя девчонок, кто хотел бы стать главной медсестрой в хосписе?»

Так я и познакомилась с Натальей Павловной и попала сюда главной медсестрой.

— Что из прежнего опыта оказалось здесь наиболее ценным?

— Знаете, как говорят, чтобы стать женой генерала, надо выйти замуж за лейтенанта. Любой опыт помогает. И знания, полученные когда-то в медицинском училище, тоже нужны.

Я начинала с санитарки, поэтому знаю и специфику работы санитарки, и специфику работы обычной медсестры, и старшей медсестры, и главной медсестры, а теперь вот и заведующей филиалом.

— Сначала вы работали в роддоме, а потом в хосписе. Разве это не удивительно?

— Когда я стала анализировать, как я двигалась, сама удивлялась. Не знаю, почему так в жизни получилось, наверное, Господь Бог меня привел к этому.

Сначала я помогала людям родиться, а сейчас… тоже что-то похожее, для меня, как человека верующего, умирание – это переход в новую жизнь, очень важный момент.

— А как дома относятся к вашей работе?

— С моими домашними проблем нет. Семья вся в медицине, у меня и мама медик. Дети со мной в детском саду были, к бабушке на работу ходили. Конечно, сейчас меньше времени для семьи, чем раньше, но все с пониманием к этому отнеслись.

В хосписе главное – быть добрым

— Что необходимо знать сотруднику хосписа в первую очередь? Где этому учат?

— Когда человек только приходит в хоспис, сразу видишь, сможет он здесь работать, или нет. Важные качества – доброта, порядочность, исполнительность.

Жалость – это, наверное, не то слово. Правильно – сострадание.

Ведь ты должен понимать, что с пациентом происходит, надевая на человека памперс, ты должен понимать, удобно ему, или нет. Сажая его на прогулочную коляску, ты должен понимать, удобно ему там, или нет. Мы должны все это мысленно к себе примерять.

Научить мы можем правильному уходу, даже общению. А человечности, состраданию, мне кажется, научить нельзя, с ними действительно нужно родиться. Ну и, конечно, должна быть командная работа, только тогда мы можем чего-то достичь.

Допустим, хочет у нас работать новый сотрудник. Вот, он сидит на посту, а медсестра, к которой его прикрепили, бегает от пациента к пациенту. Если человек действительно хочет работать, он не будет спрашивать: а что мне делать? Он берет и делает. Ему работать интересно, он пришел с этим интересом сюда.

— Но не «выгорают» ли те специалисты, которые всю душу вкладывают?

— Нет. Мы, наверное, умеем отдыхать, умеем переключаться – либо в семье, либо вместе с друзьями. Бывает, собираемся, и уезжаем на три дня в санаторий, или хотя бы идем в кафе. И «выгорания» нет.

Кто в хосписе — глаза, уши, руки

Ирина Горячева с сотрудниками

— В чем преимущество медсестры перед врачом, когда речь идет о руководстве хосписом?

— Не знаю, есть ли в этом какие-то преимущества. Но вообще про медицинских сестер могу рассказать. Да, доктор важен в нашей работе.

Но самый главный человек между врачом и пациентом – медицинская сестра. Ведь что она делает? Она делает для пациента все. Она для него глаза, уши, руки, все.

Утром доктор приходит, и именно от медсестры узнает, как спал больной, сколько он проспал, были у него боли или не было болей, была ли тошнота или рвота, какие родственники приходили к нему, как он себя вел, как чувствовал себя после их ухода, что он читал, что он ел, сколько он съел, есть ли у него желание поесть что-то еще, есть ли у него вообще какие-то желания.

Видя такое участие к своей жизни сестры, и пациент открывается, начинает рассказывать и про родственников, и про свои домашние проблемы.

— А разве у медсестры есть возможность поговорить с пациентом? Они все больше таблетки раздают и документы ведут…

— Сейчас нам стало намного проще работать — и ставок стало больше, и волонтеры приходят, и студенты. Если пациент захотел погулять, совершенно спокойно медсестра может одеть его, усадить в коляску и пойти с ним погулять.

— Достаточно ли сотрудников в хосписе «Бутово», какие зарплаты они получают?

— Мы набрали очень порядочных и хороших людей. Замечательные девчонки пришли, влились, как будто работали с нами всю жизнь. На зарплату никто мне не жаловался. Я считаю, что у нас достойные заработные платы.

— Какие требования лично вы предъявляете к своим сотрудникам? Чем отличаются требования к врачу, медсестре, санитарке?

— Требования у меня ко всем одинаковые. Это честность и порядочность во всех отношениях — и в отношениях с другими сотрудниками, с пациентами, с волонтерами, с родственниками. И, конечно, качественное выполнение своей работы. Чтобы не было такого: «А, подумаешь, не сделала, кто-нибудь другой сделает». Подумаешь, памперс не поменяла, ну, забыла. Подумаешь, не умыла, другая умоет. Нет, если вы пришли на смену, будьте любезны сделать все, как положено.

Можно не дописать что-то, а недодать больному мы не имеем права.

Не досидеть, не дослушать – такого быть не должно.

— У вас есть новые идеи в должности руководителя филиала?

— Планы и идеи есть. Но самое главное – не потерять то, что у нас уже есть, не навредить. Двигаться вперед, учиться, развиваться. Вот, одна сотрудница ездила в Израиль на обучающий курс по паллиативной помощи благодаря фонду «Вера» и фонду Тимченко, другая – в Новосибирск. Общаемся, смотрим, где-то что-то полезное увидели – у себя внедрили.

В Израиле, например, пациентам в одной палате помогает одна медицинская сестра: она же и процедурная медсестра, она же и перевязки делает. Может быть, мы тоже к этому придем, чтобы с пациентом работал один человек, который поможет в любой ситуации.

— Как бы вы истолковали выражение «Хосписы – это про жизнь»?

— Знаете, у нас здание полукруглое, есть три двери — по краям и в середине. Та, что в середине, всегда была закрыта, мы не пользовались ею никогда. А внизу, перед зданием, у нас много цветов, очень красиво.

И вот, в этом году мы открыли эту центральную дверь – прямо в сад.

Теперь к нам волонтеры фонда «Вера» приходят, и через эту дверь все стали ездить: кто на колясках, кто на каталках. Жизнь заиграла по-другому.

Как правило, нас все боятся. Так вот, ничего страшного в слове «хоспис» нет. Здесь просто какая-то другая аура. Здесь все очень просто, и очень много общения. И работать здесь, в принципе, просто. Надо лишь качественно выполнять свою работу.

Фото предоставлены «Хосписом Бутово»