«В 2023 году люди переводили мошенникам по 40 млн в день»

Исполнительный директор Фонда поддержки пострадавших от преступлений Матвей Гончаров рассказывает о том, как устроен самый «прибыльный» вид правонарушений, и о том, что в реальности можно сделать для того, чтобы людей перестали обманывать

Мошенничество лидирует среди других видов преступлений: в 2023 году в России было совершено 433 000 противоправных действий такого рода. В день граждане отдают преступникам несколько десятков миллионов рублей, в год – счет идет на миллиарды. Средства при этом, как правило, уходят за границу, так что речь идет еще и о серьезном ущербе экономике.

 «С 2016 года мы заметили, что количество обращений по фактам мошенничества у нас стало превалировать по всей структуре обращений, – говорит исполнительный директор Фонда поддержки пострадавших от преступлений Матвей Гончаров. – Если до этого были и насильственные преступления, преступления против личности, против половой неприкосновенности, то сейчас большинство жалоб связаны с мошенничеством».  Сегодня стать жертвой мошенников может каждый – вне зависимости от возраста, образования и уровня доходов. Попадаются и пенсионеры, и молодежь, и доктора наук, и безработные. В зоне риска даже подростки и дети, едва научившиеся говорить и освоившие смартфон. О том, можно ли помочь людям, поверившим преступникам, вернуть свои деньги, и о том, как предотвратить рост числа мошенничеств, мы поговорили с экспертом.

О спикере

Матвей Гончаров, исполнительный директор Фонда поддержки пострадавших от преступлений, член Общественного совета при ГУ МВД РФ по г. Москве (2016–2019), член Общественного совета при ГУ МВД РФ по Московской области (2014–2016), юрист.

Фонд поддержки пострадавших от преступлений (ранее – Межрегиональная правозащитная общественная организация «Сопротивление») создан 8 июня 2016 года в результате преобразования МПОО «Сопротивление» и является унитарной некоммерческой организацией, преследующей социальные, научные, образовательные и иные общественно полезные цели.

Миссия фонда – оказание бесплатной профессиональной адресной юридической помощи пострадавшим от преступлений, содействие органам государственной власти в выработке эффективных мер профилактики правонарушений, борьбы с преступностью, обеспечению общественной безопасности и правопорядка.

Чем дольше расследуют мошенничество, тем меньше шансов на успех

Сколько преступлений в сфере мошенничества фиксируется и сколько из них доходят до суда?

– Официальную статистику ведет МВД России и Генеральная прокуратура, и по ней отчетливо видна тенденция увеличения всех мошеннических преступлений за последние годы. Например, в 2018 году было зарегистрировано 215 000 подобных преступлений, раскрыто из них 57 500, то есть примерно 27%. В 2023 году преступлений уже 434 000, а раскрыто из них всего 64 000, это всего лишь 18% от совершенных. 

Мошенничества относятся к категории сложных дел в плане раскрытия, потому что это связано с применением технологий. Это не ДТП на улице или разбойные нападения, которые были совершены под видеокамерами. Здесь используется совершенно иной набор оперативно-следственных действий, они занимают больше времени для расследования. 

Но в том-то и дело, что чем дольше ты расследуешь мошенничество, тем меньше шансов на успех. Оперативность важна именно для того, чтобы иметь возможность поймать преступников и постараться вернуть деньги, заблокировать возможность пересылки со счета на счет, отследить по банкоматам снятие наличных и так далее.

К тому же, признаемся честно, раньше правоохранительные органы не всегда охотно возбуждали эти уголовные дела, особенно когда дело касалось именно телефонных мошенничеств, иногда пытаются склонить пострадавшего: вы сами виноваты, сами называли свои персональные данные, сами переводили деньги. Сейчас эту тенденцию удалось все-таки переломить.

Если дело все-таки возбудили, удается ли пострадавшим вернуть свои деньги?

– К сожалению, значительная часть денежных средств почти сразу выводится из России через цепочку посредников, при помощи криптобирж, поэтому вернуть их практически невозможно.

Есть статистика Центробанка, они делают квартальные и ежегодные отчеты о количестве операций, которые совершили без согласия клиентов. И тенденции там, к сожалению, тоже отрицательные. Растет также сумма похищенных средств при согласии клиента, падает процент возврата. Например, в 2022 году было похищено 14,165 млрд рублей. Вернуть из них удалось всего лишь 4,5%, то есть примерно 618 млн рублей. Банк России публиковал данные, согласно которым за 2023 год только они предотвратили мошеннических хищений на сумму 5,8 трлн рублей.  И подсчитали, что таких отраженных попыток около 35 млн.  А удалось все-таки провести 1,17 млн успешных для мошенников операций.

Более того, мы производили собственные расчеты и выяснили, что в 2022 году граждане ежедневно теряли при подобных обстоятельствах по 39 млн рублей. В 2023 году эта сумма равнялась уже 43,3 млн.

Стоит ожидать звонков от «попавших в ДТП родственников» с помощью дипфейков

Портрет Матвея Гончарова

– Увеличилась ли техническая оснащенность мошенников?

– Безусловно. Если в 90-е люди бывали обмануты гадалками, уличными мошенниками, то есть теми, кто непосредственно контактировал с жертвой, то с развитием цифровых технологий у преступников появилась возможность вообще не быть увиденным, а значит и узнанными, потенциальным потерпевшим.

Мошенники используют телефонию, мобильный интернет, компьютерные технологии. Сейчас еще повсеместно применяют сим-боксы, в которые вставляется большое количество различных сим-карт. Это позволяет массово обзванивать тысячи абонентов в день.

Современные технические средства позволяют изменять не только голос, но и внешность человека, смоделировать его фейковый облик. Да, картинка не будет идеальной, но в определенных ситуациях, испытывая тревогу, стресс, жертвы действительно могут не распознать голос звонящего. Могут быть звонки не только с голосами родных, которые «совершили ДТП» или «попали в больницу и нужны деньги на операцию».

– Тренды в области мошенничества так же быстро меняются, как и технические возможности преступников?

– Основной инструмент, который применяют злоумышленники, это приемы и методы социальной инженерии, когда человек под психологическим воздействием добровольно переводит денежные средства или раскрывает банковские сведения, позволяющие совершить хищение.

Что такое социальная инженерия

Социальная инженерия — психологическое манипулирование людьми с целью совершения определенных действий или разглашения конфиденциальной информации, а также совокупность уловок с целью сбора информации, подделки или несанкционированного доступа. От традиционного мошенничества социальная инженерия отличается тем, что часто является одним из многих шагов в более сложной схеме мошенничества.

К методам социальной инженерии можно отнести:

– фишинг, то есть подложный сбор чужих логинов и паролей с помощью специально созданных для этого интернет-ссылок;
– сбор информации из открытых источников;
– плечевой серфинг, то есть подглядывание через плечо жертвы в экран компьютера или мобильного телефона;
– подложные лотереи;
– поддельные антивирусные программы;
– претекстинг, в ходе которого злоумышленник представляется другим человеком и по заранее подготовленному сценарию узнает конфиденциальную информацию по телефону или через электронную почту.

Мошенники креативят и идут в ногу со временем. В пандемию, например, звонили по поводу коронавирусных выплат от мэра, сейчас часть преступлений строится на информации об СВО.  Злоумышленники подстраиваются под социальные и экономические реалии сегодняшнего дня.

Сейчас людей чаще запугивают, держат в страхе. Им говорят: ваши деньги выводят для мошеннических целей, предупреждают, что звонят из следственной группы или Центробанка. Это говорит еще и о финансовой и правовой неграмотности населения. Вроде бы все должны понимать, что ЦБ регулирует отношения между юридическими лицами, оказывает влияние на банковскую политику, частными лицами он не занимался и не занимается. Что настоящий следователь обязан прислать повестку. Но люди все равно верят.

Мошенники не просто обманывают людей, они зомбируют их психику. Ограждают от семьи, говорят, что ни с кем нельзя общаться. В нашей практике одну потерпевшую с ученой степенью и квартирой в центре Москвы «вели» несколько месяцев. Ее настолько подчинили себе, что, как в обычной секте, она поверила манипуляторам, а не близким.

База телефонных мошенников – в Приднестровье

Часто говорят о том, что мошенники строят беседу по определенным алгоритмам. Можно ли в ответ «заговорить» преступника?

– Те, кто непосредственно работает с жертвами, проходит определенное методическое обучение. По сути, это аналог действий операциониста в обычном колл-центре банковской структуры или на горячей линии. В зависимости от того, куда идет разговор с потенциальной жертвой, они выстраивают свой диалог. Их обучают, как отвечать, если человек задумывается или начинает шутить, даже хамить. Мы все живые люди и можем по-разному в разное время реагировать и общаться, несмотря на свой уровень культуры, образования, всего чего угодно.

Поэтому основная рекомендация одна: вообще не разговаривать с незнакомыми людьми, не отвечать на сомнительные вызовы, не вестись, не взаимодействовать. Если, например, звонят и говорят, что «ваш родственник попал в беду» и надо сделать то-то и то-то, привезти и «замять дело», то возьмите паузу. Затем перезвоните родственникам, посоветуйтесь или узнайте, действительно ли они попали в ДТП, в больницу. И потом, необходимо иметь в виду, что, предлагая «замять дело» и дать должностному лицу взятку, вам по сути предлагают совершить преступление.

По опыту нашей организации, в 50% случаях, если человек ответил мошеннику и начал с ним разговаривать, его обманут.

Откуда орудуют злоумышленники? Только ли из-за границы или все еще действуют колл-центры в местах лишения свободы?

– Многие находятся в соседних государствах. Как неоднократно говорили представители правоохранительных органов и банковского сектора, раньше это была Украина, сейчас добавилась Молдавия, Приднестровье. И если в случае с колониями могли применяться какие-то технические решения, глушилки, то с деятельностью мошенников из-за границы сложности заключаются в том, что с рядом стран у нет сейчас никакого сотрудничества в области правоохранительной деятельности. Что, собственно, и развязывает преступникам руки.

Выработать иммунитет к мошенничеству невозможно

Портрет Матвея Гончарова

– С чем обращаются потерпевшие от мошенников в Фонд поддержки пострадавших от преступлений?

– В основном обращения связаны с тем, что заявители сообщают о самом факте хищения денежных средств и просят помочь разобраться в порядке действий: куда обращаться, в какой форме и т.д. Либо они уже пострадали, писали заявление в органы внутренних дел, но не обладают какой-либо информацией по движению уголовного дела. Мы в каждой конкретной ситуации помогаем сориентироваться и предлагаем алгоритм действий: в какое ОВД необходимо обратиться, что писать, как написать (в некоторых ситуациях помогаем составить заявление), как действовать на месте, как обратиться в банк, что указать в заявлении. Помогаем потерпевшим обратить внимание на существенные обстоятельства.

Но бывает, что люди звонят и часами могут просто плакать в трубку. У меня коллеги сидят, их успокаивают, просто дают выговориться. Мы стараемся сами помочь, советуем обращаться в службы поддержки, например в Московскую службу психологической помощи, где могут дать практические советы и экстренно помочь.   

Один раз обманутый сохраняет ли иммунитет против мошенничеств?

– Увы, есть люди, которые неоднократно попадаются на эту удочку. Мало того, существуют даже определенные базы об уже совершенных преступлениях, которыми могут пользоваться другие мошенники. Так, одной потерпевшей позвонили, сказали: «Помните, вас обманули несколько лет назад? Так вот, мы поймали тех жуликов, и вы должны нам помочь». Женщина снова перевела им огромную сумму, даже превышающую первый ущерб. Даже когда с ней пытались поговорить близкие, она не слушала. Наоборот, пригрозила покончить с собой, если родные каким-то образом повлияют на ее общение с преступниками. В психологическом плане работать с такими потерпевшими крайне сложно. Но психологическая помощь им безусловно нужна.

Бывают случаи, когда жертвы сами превращаются в мошенников: они начинают уговаривать других жертв снимать деньги, будучи сами абсолютно уверены, что помогают правоохранительным органам. Если попадаются – становятся соучастниками преступления.

Доказать, что эти люди при совершении преступления находились под психологическим влиянием, крайне сложно. Этот вопрос даже обсуждался на государственном уровне, в Следственном комитете и МВД, и прозвучало, что необходимо работать на опережение.

– А как быть с теми, кто под влиянием мошенников поджигает военкоматы и помещения банков, кто нападал на избирательные участки во время выборов? Может ли быть к ним какое-то снисхождение или, потеряв деньги, придется еще и потерять свободу?

– К сожалению, такие люди по факту совершают преступления, за которые предусмотрена достаточно суровая уголовная ответственность. Конечно, следствие и затем суд обязаны установить и подтвердить все обстоятельства и причины, которые подтолкнули человека, в совокупности эти сведения могут повлиять на выносимый приговор. Но здесь главный вопрос для следствия – это установление именно тех лиц, кто, по сути, вынудил совершить преступление.

И конечно, это большой вопрос работы государства с населением, вопрос профилактики.

Необходим единый цифровой портал для помощи жертвам мошенников

Портрет Матвея Гончарова

– Вопрос простой, но, быть может, это помогло бы решить ситуацию. Откуда мошенники узнают телефоны своих жертв и сведения о них? Может быть, можно как-то оградить персональные данные людей?

– Действительно, с вопросами персональных данных все очень нездорово. За год утекают сотни миллионов записей пользователей.

Понимаете, чтобы мошенникам переориентироваться под веяние времени, им много времени не нужно, а вот чтобы государственным органам принять какое-то решение и пройти процесс его согласования, порой необходимы месяцы. А некоторые хорошие инициативы рождаются годами. Но сейчас борьба с мошенничествами, в том числе законодательно, увы, находится не на первом месте по приоритетам. Запретительные инициативы, наверное, принимаются быстрее, чем те, которые направлены на защиту прав граждан, например в сфере противодействия финансовому мошенничеству.

С июля 2024 года должен заработать новый механизм противодействия мошенничествам, который связан с периодом «охлаждения», как его называют, у банков. Появится возможность использовать искусственный интеллект, который станет по множеству параметров фиксировать подозрительные операции и блокировать их на несколько дней. Этот механизм будет носить индивидуальный характер и подстраиваться под каждого клиента. Скажем, если пенсионер вдруг резко переводит на другие счета свои сбережения или раскидывает их по разным картам, система придет в действие и переводы могут быть заблокированы.

Понятно, что все это хорошо, но нужно бороться с юридической безграмотностью наших людей, а это все последствия.  Потому что сейчас мы сражаемся с тем, что уже произошло.

А какие-то законодательные изменения планируются?

– Да, законопроект на эту тему внесли в прошлом году, и он должен был вступить в силу с нынешнего. Но срок его вступления перенесли на следующий 2025 год. Придется еще подождать. Это Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О кредитных историях» и Федеральный закон «О потребительском кредите (займе)» № 31-ФЗ от 26 февраля 2024 года, которым заемщику предоставляется право установить запрет на заключение с ним договоров потребительского кредита (займа). Для установления (снятия) запрета гражданин сможет бесплатно подать во все квалифицированные бюро кредитных историй соответствующее заявление с использованием портала «Госуслуги», а также запросить информацию о наличии в его кредитной истории сведений о запрете (снятии запрета) аналогичным способом.

Я вообще считаю, что не хватает осознания характера проблемы на государственном уровне, как проблемы национального масштаба. Мы должны консолидировать усилия всех ключевых игроков, не только правоохранительных органов, потому что сами одни они с этим не справятся, подключать регуляторов, тех, кто оказывает услуги в этой сфере, тех, кто занимается персональными данными, и тех, кто предоставляет услуги связи. Знания различных сторон этой проблематики позволит выработать единую систему борьбы с этими видами преступлений.

Нужна единая федеральная горячая линия, чтобы люди могли туда позвонить и выяснить, что им делать, должен работать единый большой цифровой портал, как, допустим, «Госуслуги», где будет собрана вся информация, касающаяся мошенничества. Базы номеров мошенников, способы хищения, куда обращаться в случае, если вас обманули, алгоритмы решений. И чтобы граждане точно знали, что это единый сервис от государства, которому можно доверять.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши статьи в Телеграме

Подписаться

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?