Увидеть Колю

Коле Н. девять лет. Он только-только начинает разговаривать. Из-за детского церебрального паралича! Ему очень трудно научиться ходить, так что Коля в основном ползает, а иногда его возят в детской коляске.…

Коле Н. девять лет. Он только-только начинает разговаривать. Из-за детского церебрального паралича! Ему очень трудно научиться ходить, так что Коля в основном ползает, а иногда его возят в детской коляске. Всю свою жизнь Коля прожил в детском доме-интернате для умственно отсталых детей. Несколько месяцев назад Коля, как и еще

21 ребенок из его интерната, переехал в Свято-Софийский детский дом для детей с тяжелыми множественными нарушениями развития. Это детский дом, устроенный по семейному типу, который все называют просто Домик.

1906001
Увидеть Колю без машинки в руках – большая редкость

Больше всего на свете Коля любит играть с игрушечными машинами. Когда я видела его последний раз, он играл с маленьким желтым грузовичком. Грузовичок стоял на ковре, Коля сидел рядом, мычал и показывал пальцем на грузовик, умирая от смеха. Я долго не могла понять, что же так насмешило Колю, пока, наконец, он не подполз совсем близко к машинке и не заглянул в кузов. Я сделала то же самое. Оказалось, что туда Коля посадил маленькую уточку, к которой и пытался привлечь мое внимание.

Тут самое время сказать, что же такое эти детские дома-интернаты для умственно отсталых, их еще называют ДДИ, в одном из которых раньше жил Коля, и чем они отличаются от всех остальных сиротских учреждений. В такие интернаты попадают дети с самыми разными особенностями развития: ДЦП, синдромом Дауна и другими генетическими синдромами, врожденными пороками развития, двигательными нарушениями.

До недавних пор это были максимально закрытые заведения – туда не пускали волонтеров, а детей оттуда, наоборот, практически никогда не вывозили. Ситуация, при которой ребенок за 15 лет жизни не был нигде, кроме больницы, была вполне естественна.

Никакие современные концепции инклюзии, открытого общества для всех, доступной среды в такие интернаты не проникали.

Коля прожил в таком интернате всю свою жизнь. И именно поэтому тот факт, что он умеет катать игрушечную утку в игрушечной машинке по ковру так восхищает всех в его новом Домике.

Человек, который вырос в семье или растит в семье же своих собственных детей, едва ли станет умиляться девятилетнему мальчику, катающему машинку – чем еще, в конце концов, он должен заниматься, если не играть. Для детей из ДДИ это и вправду большая редкость. Играть тоже надо уметь, играть должен научить взрослый, а как научиться играть, если девять лет ты проводишь в закрытой комнате, а то и вовсе – в кровати. Когда-то Коля ехал в машине в очередную больницу, и это небольшое приключение так отличалось от всего, что было с Колей в его предыдущей однообразной жизни, что он каким-то удивительным образом запомнил это и теперь воспроизводит эту игровую ситуацию раз за разом.

В Домике, где теперь живет Коля, все устроено по-другому. Люди из православной службы «Милосердие», которые создавали Домик, хотели, чтобы жизнь в нем максимально напоминала жизнь в семье. Поэтому дети из Домика ходят в обычную районную поликлинику, в Центр лечебной педагогики на занятия с дефектологами и двигательными терапевтами, а с сентября многие пойдут в школу. В том числе и Коля.

Это огромное изменение в жизни детей – видеть других взрослых и детей, видеть, как продукты продаются в магазинах, на улицах зажигаются фонари, мамы обнимают своих малышей, а старики опираются на палочку. За несколько месяцев своей новой жизни Коля успел покататься на микроавтобусе, посидеть за рулем универсала и на заднем сидении седана. Я видела Колю в некоторые из этих моментов и совершенно точно уверена, что если бы Коля мог говорить, он сказал бы приблизительно следующее: «Я абсолютно счастлив».

Колина жизнь все больше и больше становится похожа на жизнь обычного мальчика, а у всех обычных мальчиков должно быть лето. Воспитательница Колиной группы, совсем юная и смешливая девушка Варя Заруба согласилась поехать с Колей на Валдай. Там Центр лечебной педагогики каждый год устраивает интегративный детский лагерь.

Все в Домике очень надеются, что Коля сможет играть не только в машинку и утку, но и в поезда, лодки, фигурки человечков и даже – мечтать так мечтать – настоящий айпад. В обычные игры обычного девятилетнего мальчика.

Тут остается добавить, что не только Коле важно увидеть большой мир. Но и большому миру очень важно увидеть Колю. Ничто другое не может разорвать замкнутого круга, состоящего из страха и обиды, по которому ходит и ходит российское общество в поисках толерантности. Государство прячет таких, как Коля, за высокими заборами интернатов – мол, их все боятся, никто не принимает. Общество никогда не видит таких, как Коля, не знает, кто они, как с ними общаться, боится, как и всего незнакомого.

Маленький мальчик Коля, заходящий в вагон «Сапсана», который повезет его на Валдай, одним только своим появлением выбивает крошечный кирпичик из стены отчуждения, разделяющей большинство и других.

Больше всего на свете Коля любит играть с машинками. Потому что машинки – это возможность выехать за ворота. Машинки – это свобода. А разве Коля преступник, чтобы всю жизнь провести в четырех стенах?

Директор Свято-Софийского православного детского дома для детей с тяжелыми множественными нарушениями развития Светлана Емельянова: «Самое главное, что невозможно не заметить про Колю, – он очень умный. Коля много узнает и многому научается в последнее время, но чтобы совершить по-настоящему качественный скачок в развитии, ему нужно оказаться в другой развивающей среде – среди говорящих сверстников, игр, среди детской жизни. У него огромный потенциал, но ему нужно дать шанс этот потенциал проявить».

1906002
Архипа и Колю – двух девятилетних мальчиков – возят на обычной коляске для близнецов
1906003
Если придерживать Колю, он может сам переступать ногами, но двигательный терапевт пока не рекомендует этого делать, чтобы избежать уже начавшихся проблем со спиной

1906004

Ездить в лифте, нажимать на кнопку, смотреть на свое отражение – это новые и потому очень любимые дела в Колиной жизни

1906005

Стиральная машина – объект обожания. Коля даже немножко с ней разговаривает

1906006
Обычно Русфонд ищет деньги, а не родителей, но это тот случай, когда удержаться невозможно. Вообще-то Коле очень и очень нужна семья. Это могло бы по-настоящему изменить его жизнь
1906007
Коля самостоятельно ест твердую пищу, может есть ложкой. Он делает это очень аккуратно – редкое качество для ребенка из такого интерната, в котором Коля провел большую часть жизни
1906008
Обедает Коля, конечно, тоже с машинкой в руках
1906009
Коля уже ездил на микроавтобусе и на легковых машинах, а вот на настоящем большом автобусе еще не катался ни разу

19060010

Коля очень сильно отличается от других детей Домика. Его легко рассмешить, он пробует говорить первые слова, понимает обращенную к нему речь

Эта публикация подготовлена в рамках совместного проекта Русфонда и портала «Милосердие». Русфонд помогает Свято-Софийскому детскому дому для детей-инвалидов (проект «Русфонд.Дом»).

Мы собираем пожертвования на оплату содержания Коли в Свято-Софийском детском доме на три летних месяца. Всего требуется 360 тыс. руб. Половину из этих средств дает Департамент соцзащиты населения Москвы. Таким образом, не хватает 180 тыс. руб.

О Русфонде
Русфонд (Российский фонд помощи) – один из старейших и крупнейших благотворительных фондов современной России. Создан в 1996 году как филантропическая программа Издательского дома «Коммерсантъ» для оказания помощи авторам отчаянных писем в «Коммерсантъ». В настоящее время открыты 20 региональных представительств фонда в России, действуют Rusfond.USA в Нью-Йорке и Rusfond.UK в Лондоне.Миссия фонда – спасение тяжелобольных детей, содействие развитию гражданского общества и внедрению высоких медицинских технологий.За минувшие годы Русфонд создал уникальную модель адресного журналистского фандрайзинга. В настоящее время фонд системно публикует просьбы о помощи на страницах «Коммерсанта» и на Rusfond.ru, а также на информационных ресурсах свыше ста региональных партнерских СМИ.
Только в 2014 году более 7,1 млн. телезрителей и читателей Русфонда, 840 компаний и организаций помогли 2805 детям России и СНГ, пожертвовав свыше 1,709 млрд. руб.
С 2011 года развивается телевизионный проект «Русфонд на «Первом», с 2013 года партнерами фонда стали региональные телеканалы ВГТРК.
За 18 с половиной лет частные лица и компании пожертвовали в Русфонд свыше  191,07 млн. долларов (по состоянию на  21.05.2015).
Соучредитель и Президент Русфонда – Лев Амбиндер, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека.
Российский фонд помощи – лауреат национальной премии «Серебряный лучник» за 2000 год. Награжден памятным знаком «Милосердие» №1 Министерства труда и социального развития РФ за заслуги в развитии российской благотворительности.
Дополнительную информацию о Русфонде можно найти на сайте www.rusfond.ru

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться