Священник Андрей Пинчук, в семье которого 10 приемных детей и 3 биологических, сформулировал 3 маркера успешного приемного родительства

Священник Андрей Пинчук с семьей. Фото с сайта orthodoxy.org.ua

Маркер 1: Приемные дети сами стали хорошими родителями

Ваши дети — наши внуки. И дети приемных детей не оказались брошенными в роддоме/ на пороге приюта/ дома у приемных родителей, а живут со своими биологическими родителями, и все вместе стали частью одной большой семьи с бабушкой и дедушкой. Это очень важно, так как разрушает порванную цепь предательства.

И этот навык самый важный и самый сложной в воспитании — научить приемных детей быть достойными мамой и папой.

Ведь большинство детей-сирот, прошедших через государственные детские-дома, только углубляют такое мертвящее всякую жизнь качество как неспособность к длительным отношениям и ответственности. Отсюда — сложности таких детей в дружбе, построении семьи, воспитании своих детей. Другими словами, научили ли их быть продолжателями своего рода? Или часовой механизм самоуничтожения, запущенный некогда предательством биологических родителей ребенка, так и не был остановлен?

Маркер 2: Приемный ребенок смог подняться хотя бы на одну ступеньку вверх в образе жизни

Сравнивать нужно образ жизни ребенка до попадания в приемную семью и после обретения самостоятельности и начала отдельной от приемных родителей жизни.

Как он живет? Работает, учится, умеет ставить какие-то цели и добивается их? Стал ли он романтиком? А, может, спортсменом?

Или он не хочет работать, набирается кредитов, не думая о том, что их надо когда-то отдавать? Живет в депрессии, часто выпивает, курит траву и употребляет амфетамины, у него нет друзей и он ведет беспорядочную половую жизнь?

Другими словами, повторяет ли он тот образ жизни, который видел когда-то в своей биологической семье и запечатлел его в своей детской душе? Или приемные родители своей любовью и терпением перевели поезд его жизни на другой путь, не тупиковый, а ведущий в интересное и увлекательное будущее.

Маркер 3: Приемный ребенок вернулся в обновленную биологическую семью

Очень важно, что его биологическая семья восстановила условия социальной жизни, быта. В ней никто не пьет. Ведь очень часто, забирая ребенка из семьи, мы получаем один мегаотрицательный результат.

Ребенок, при всей асоциальной жизни своих родителей, часто является последним удерживающим фактором для его мамы и папы.

Благодаря ему они не скатываются окончательно. Но когда ребенка забирают, жить становится абсолютно не для кого, и такие родители пускаются во все тяжкие. И если все же кто-то из них смог через пару лет остановиться, и не то чтобы поднялся, но хоть поднял свою голову из этой грязи и вдруг вспомнил про свое чадо и стал просить его вернуть, мы обязаны пойти навстречу.

Переступить через свои чувства, привязанность, любовь и позволить восстановиться биологической семье нашего приемного ребенка.

Вернуть его. Да, бытовые условия там будут хуже наших. Но там будут самые родные люди нашего приемного ребенка, самые близкие. Как бы горько нам не было это осознавать. А главное — мы дарим шанс этим родителям начать все заново, мы дарим им надежду, мы дарим им будущее.

В каждой приемной семье на разных детях срабатывают разные маркеры. Или не срабатывают вообще. Мне так кажется.