Tooba: «Мы стали одним из крупнейших благотворительных агрегаторов в стране»

Tooba начиналось как благотворительное мобильное приложение в 2018 году. Сегодня это агрегатор со 106 НКО, более 300 тысячами пользователей и сборами 70 млн рублей в месяц. Работает в пяти странах. Исполнительный директор Tooba в России Анастасия Фатова – о том, почему НКО эффективнее всего, когда объединяются

Анастасия Фатова

Туба – райское дерево в исламе. «Мы в каком-то смысле выращиваем это дерево добра вместе с пользователями, туберами, – говорят в Tooba. – Название очень звучное, просто запоминается и, судя по росту пользователей, отлично справляется».

Новый формат помощи – объединения фондов, чтобы собрать больше для всех

– Анастасия, в интервью нашему порталу в конце 2020 года основатель Tooba Рамазан Меджидов сказал, что хочет, чтобы через три года через Tooba проходило $10 млн в день. Удалось этого достичь? 

– Пока не удалось, сейчас наши сборы порядка 70 млн рублей в месяц. Однако наш рост за эти три года колоссальный: в 2021 году мы собрали 201 млн рублей, в 2022 г. – 282 млн, а в 2023 г. – 870 млн. Это впечатляющая динамика, которую мало кто показывал в благотворительности. В прошлом году мы стали одним из крупнейших благотворительных агрегаторов в стране. 

Как вы пришли к этому, какой формат работы оказался самым успешным?

– В 2023 году мы стали объединять фонды вокруг тем, с которыми они работают. Так общими усилиями мы раскачиваем ту или иную проблему – объясняем, почему ее важно и ценно решать и как можно это сделать. По моим наблюдениям, это работает более эффективно и качественно и находит отклик у пользователей. 

Например, у нас была акция «Вместе в школу»: мы собирали на школьные наборы и репетиторов для детей в приемных семьях и малоимущих. Объединили семь разных фондов, работающих по этим направлениям, из разных регионов: Московская область, Новосибирская область, Красноярский край, Дагестан, Адыгея, Санкт-Петербург – и предлагали их поддержать. Около 30% сбора брал флагманский фонд, а оставшиеся 70% поровну распределялись между другими фондами-участниками.

Результат был отличным, мы перевыполнили план по этой акции почти втрое: собрали 2 790 000 рублей вместо 1 млн. Другой пример – проект «Tooba тепло». Мы объяснили, что 12% домов в стране по-прежнему отапливаются дровами, объединили разные фонды (помогающие сиротам, малоимущим, пожилым) и открыли сборы на дрова. Результат этой акции – 569 тысяч рублей за день.

Еще был ряд сборов на чрезвычайные ситуации. Это тоже важная активность: когда люди узнают о таких происшествиях, они часто хотят помочь, и Tooba – инструмент, который позволяет им это легко сделать. Мы и раньше практиковали такие сборы, но в 2023 году было много происшествий, поэтому их стало больше. Мы помогали при землетрясениях в Турции и Сирии, взрыве АЗС в Махачкале. Всего собрали около 253 млн рублей.

Важно делать пожертвование привычкой доноров

Коллаж. Благотворительный агрегатор Tooba

Есть ли за последний год примеры российских фондов, которые стали собирать намного больше и активно развиваться именно благодаря Tooba? 

– Я радуюсь, когда смотрю на рейтинг нашей платформы, потому что там самые разные фонды – крупные и совсем небольшие. Например, фонд «Сделаем вместе» из Адыгеи: пришел на платформу в августе 2023 года и сразу поднялся в рейтинге – сейчас входит в топ-30 по сборам. Или астраханский фонд «Синяя птица», помогает детям с РАС – он сегодня на втором месте. Такие успехи – результат синергии, активного вложения и продвижения фонда как им самим, так и со стороны Tooba. Важно постоянно коммуницировать со своими донорами и делать пожертвования на нашей платформе их привычкой, объясняя и показывая, как это удобно.

Прямых аналогов Tooba нет не только в ОАЭ, но и в ЕС

Недавно вы начали работать в США и ОАЭ, почему решили именно там?  

– У нас большие планы по международному развитию. Нельзя сказать, что мы выбрали именно эти две страны, просто пока получилось установить сотрудничество с ними. Например, в ОАЭ мы работаем с фондом «Аль Джалила», он финансирует новаторские исследования, направленные на решение проблем здравоохранения. Дальше планируем работать в Турции, Великобритании, Германии, потенциально еще в нескольких странах Азии хотим развиваться. 

Нам есть что предложить отрасли. У Tooba есть конкурентное преимущество, оно создано пользователем для пользователя. Таким образом, это уникальный продукт, удобное найденное решение и формат, который можно развивать в любой стране, где это потенциально интересно.  И оно выгодно на рынках, которые мы исследуем и где ничего подобного нет. А прямых аналогов Tooba нет не только в ОАЭ, но и в ЕС.

Стоит ли НКО заводить свои приложения? 

– Разрабатывать свое приложение я бы не советовала: это не рациональное вложение инвестиций. Ведь нужно не только разработать приложение, но и поддерживать аудиторию в нем, а на это требуется много ресурсов. 

Есть более эффективные инструменты фандрайзинга. Например, мы рекомендуем работать с разными благотворительными агрегаторами, не только с Tooba: они отличаются, и везде разный фокус, разная аудитория, надо стараться охватить всех. Мы также стремимся донести мысль, что в команде нужен отдельный человек, который будет заниматься сотрудничеством с благотворительными платформами. На самом деле там много работы, и это достаточная нагрузка для одного человека, чтобы эффективно этим заниматься. Мы считаем, что вложение в такого специалиста в итоге окупается.

Заворачивать сложный вопрос в простую оболочку

Коллаж. Благотворительный агрегатор Tooba

Расскажите чуть подробнее о своей работе с инфлюенсерами как вы привлекаете известных людей к сотрудничеству? 

– Наше преимущество в том, что мы не фонд, а агрегатор, на нашей платформе представлено много проектов разных тематик. Инфлюенсеру мы предлагаем разные сборы, можно выбрать близкую для себя проблему. Как правило, мы идем к известному человеку с конкретным сбором и просим поддержать кого-то лично. Мне кажется, это важно, ведь человеку хочется помогать не абстрактному проекту, а другому человеку или животному, чтобы можно было посмотреть в глаза и почувствовать отдачу, понять, что ты поддерживаешь. 

Другая наша сильная сторона в том, что мы также проект, который помогает развивать инфраструктуру благотворительности. Кому-то из инфлюенсеров интересно именно это, и мы предлагаем поддержать нас. Среди наших партнеров гимнаст Никита Нагорный, певица Сюзанна, медиаменеджер и телеведущий Арман Давлетяров, боец смешанных боевых искусств Ислам Махачев.

При общении с инфлюенсерами рекомендую не стесняться и не бояться, писать разным людям. «Заворачивайте» сложный вопрос в простую оболочку, чтобы сразу было понятно, что и зачем вы просите.

Вот сиротство – сложная проблема, непонятно с какой стороны к ней подступиться, как именно помочь этим детям. Все говорят, что приемным семьям нужна психологическая помощь, но это звучит неопределенно. Мы в одной из своих акций в прошлом году пошли от простого и всем понятного: любого ребенка должны окружать значимые и помогающие взрослые, в том числе педагоги, психологи. Сразу ясно: конкретный человек заботится о конкретном ребенке, нужны деньги, чтобы оплачивать его важную работу. Это проще для понимания, чем просто написать «Cбор на психологов». Помните, что у известных людей такие же барьеры, как у всех остальных: они не доверяют НКО, и им сложно разобраться в благотворительности. 

Ваше приложение работает в том числе с небольшими региональными фондами, поддерживая их сборы с помощью известных людей. Какой яркий кейс есть за последнее время? 

– К Международному дню борьбы против рака 4 февраля 2024 года команда спортивного клуба чемпиона мира и России по кудо, профессионального бойца ММА Ивана Шпедта организовала челлендж в прямом эфире. На прямой трансляции спортсмены 12 часов занимались на гребном тренажере, призывая зрителей помочь закрыть сбор небольшого благотворительного фонда из Санкт-Петербурга «Умка». За время трансляции пользователи отправили 681 124 рубля на помощь онкобольным детям.

Отдавайте диджитал по максимуму волонтерам

Для успешной диджитализации необходимо привлекать кадры. Как НКО здесь конкурировать с бизнесом? 

– Конкурировать действительно тяжело из-за зарплат, понятно, что в секторе они ниже рынка. Но при этом ясно, что работа в НКО подразумевает уровень удовлетворения, который оправдывает более скромные зарплаты.

Если найти штатных специалистов пока не получается, рекомендую отдавать диджитал-работу по максимуму волонтерам. Есть платформы, как ProCharity, где без проблем можно найти специалиста для закрытия задачи. НКО тут главное правильно ставить задачи, тогда результат будет таким, как вы ожидаете, или даже лучше. Важно также выстроить взаимодействие с волонтером так, чтобы он не сбежал от вас после первой задачи, а остался помогать дальше, а в идеале еще и привел своих друзей.

По вашему опыту, часто ли коммерческие компании избегают НКО и не хотят участвовать в благотворительности? Почему?

– У бизнеса барьеры, как у всех остальных: представителям компаний нужно понимать, как найти фонд, которому можно доверять, и надо, чтобы им принесли что-то уже готовое и упакованное. Своим партнерам мы объясняем, что мы инфраструктурная организация, и предлагаем поддержать нас. Либо предлагаем помощь в конкретном регионе и фонду определенной тематики, в зависимости от того, что может быть интересно компании.

В целом мы считаем, что иметь корпоративных партнеров важно для НКО. Мы хотим, чтобы НКО меньше зависели от грантов и у них были разные источники финансирования: частные пожертвования, средства от бизнес-партнеров, это сделает их работу более устойчивой.

Помочь в два клика, шесть секунд

Основатель Tooba Рамазан Меджидов в ДЦА «Родник» (Москва) навещает подопечного фонда «Движение вверх»
Основатель Tooba Рамазан Меджидов в ДЦА «Родник» (Москва) навещает подопечного фонда «Движение вверх»

В 2022 году 54% опрошенных аналитиками ВШЭ респондентов не доверяли НКО и жертвовали адресно, избегая благотворительных фондов. По вашему опыту, сохраняется ли эта тенденция и почему? Помогают ли фандрайзинговые платформы и такие приложения, как Tooba, изменить эту ситуацию? 

– По опоросу Todogood 2020 года, главных барьеров, мешающих помогать НКО, по-прежнему два: во-первых, люди не доверяют некоммерческим организациям и, во-вторых, им тяжело разобраться, как сделать пожертвование. 

Такие приложения, как наше, и другие агрегаторы – например, «Нужна помощь», «VK Добро», «СберВместе» – дают возможность работать с этими барьерами. Например, наша идея сделать так, чтобы помогать было легко: два клика, шесть секунд. А чтобы повысить уровень доверия к сектору, мы строго следим за отчетностью – по каждому нашему сбору можно найти документацию, и работаем с инфлюенсерами, которые рекомендуют нашу платформу.

– На что особенно сложно идут сборы и почему?

– Все хотят помогать в первую очередь детям, потом пожилым, животным и потом уже взрослым. Это везде так: сложнее всего собрать деньги на помощь белым трудоспособным мужчинам среднего возраста. Как я уже говорила, чтобы успешно закрывать сборы по сложным темам, нужно ясно доносить цель. У нас в принципе любят жертвовать на что-то конкретное, чтобы была понятна концепция и виден результат – например, в доме престарелых нужно починить крышу. То есть в сборе нужно максимально конкретно рассказывать, на что пойдут деньги, тогда это поддерживают и распространяют. 

Чем отличается отношение к благотворительности в России и других странах, где вы работаете? 

– Есть Всемирный индекс благотворительности (World Giving Index) фонда CAF, он показывает процент участия людей в помощи незнакомым донатами и волонтерством в разных странах. В 2022 году Россия сместилась в этом рейтинге с 30-го на 102-е место (среди 142 стран). В Европе, США, странах Азии, куда мы сейчас идем, больший уровень доверия и готовность помогать как волонтерством, так и донатами. 

В России же такой спад можно связать с историческими событиями и тем, что у людей из-за собственных проблем просто стало меньше возможностей помогать другим. Но мне хочется посмотреть на цифры 2023 года: думаю, может быть более позитивная динамика. Ведь, например, наши показатели в этот год улучшились.

Конференции, лидеры мнений и наружная реклама как инструменты продвижения

Какие новые форматы работы вы собираетесь внедрять в этом году?

– Нам важно, чтобы был тесный контакт между фондами, их взаимодействие было эффективным и в их работе не было неподтвержденных методик. Мы продолжим объединять НКО вокруг проблемы, которой они занимаются, чтобы ее было легче решить. Мы придумали новый формат – конференции фондов. Первую планируем провести во второй половине 2024 года. Основная цель события – помочь организациям обмениваться экспертизой и обсуждать проблемы, которые у них есть и которые они не могут решить единолично.

Мы также продолжим развивать инструменты в собственном приложении, есть еще много неохваченных, например более прицельное взаимодействие с пользователями, формирование более специфической ленты для каждого пользователя и другие. Будем максимально широко рассказывать о Tooba с помощью наружной рекламы, запускать региональные активации, как «Tooba Тепло» и «Вместе в школу». И масштабные планы по работе с лидерами мнений – мы охватили еще не всю свою потенциальную базу.

Нужно вовлекать больше людей в благотворительность. Есть барьеры, и они останутся, но нам всем нужно работать, чтобы преодолевать их. Больше общаться с действующими донорами, активнее привлекать потенциальных, предлагать им простые решения – несколько секунд, и ты помог, ты благотворитель. 

Все это касается не только благотворительных агрегаторов, но и НКО. От нас всех зависит будущее сектора. Важно, чтобы каждая организация не ограничивалась узким кругом сторонников, а вовлекала как можно больше людей.

Коллажи Татьяны СОКОЛОВОЙ

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши статьи в Телеграме

Подписаться

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?