За вычетом одного странного гранта, Дмитрий Поликанов, президент Фонда поддержки слепоглухих «Со-единение», считает первый этап конкурса президентских грантов прорывом

На протяжении нескольких лет у многих НКО, далеких от государства, но эффективно работающих по своему направлению, сформировался скепсис. Мол, зачем тратить время и силы на подачу заявки, если всё равно понятно, кто выиграет – молодежные организации да православные активисты.

Система хорошо выполняла основные задачи – сформировать пул лояльных НКО и обеспечить им поддержку с элементами своего рода импортозамещения — компенсировать выпадающее после ужесточения законодательства иностранное финансирование. В целом эти цели за пятилетку были достигнуты. Возник резонный вопрос: что дальше?

Дело ведь даже не в том, давать деньги «Ночным волкам» или иностранным агентам, а в том, как государство видит для себя роль НКО, какой образ будущего «третьего сектора» держит в голове.

В этом году первый шаг был сделан именно на развитие НКО как инструмента реализации общественно-значимых проектов – не ура-патриотических, а дополняющих деятельность власти в тех сферах, куда у государства не доходят руки.

Не удивительно, что самыми популярными направлениями стали охрана здоровья, наука и образование и социальная защита — всё то, что составляет понятие «человеческого капитала», то, в чем и должны быть сильны НКО. И это важный, политический сдвиг. Как и то, что 83% получателей в этом году – новички на конкурсе. И хорошо, это расширяет охват сектора.

Прежний скепсис был вызван и процедурами — системой подачи заявок и оценки.

Огромное количество бумаг на входе и выходе – труд неподъемный для многих, особенно фондов с небольшим штатом. Второй момент – полная неопределенность, поскольку грантооператоры работали во многом как «чёрный ящик». Заглатывали документы, а дальше на выходе выдавали некий результат по неясным критериям.

В этот раз акцент был сделан на максимально подробную обратную связь. Многие сомневались, а стоит ли делать подачу только в электронном виде – мол, как же бабушки в регионах, не справятся мелкие НКО.

Выяснилось, что все справляются, потому что не может современная НКО, если она претендует на эффективность, не работать в онлайне. А после вебинара, видео, регулярных разъяснений в ручном режиме по «горячей линии» места для ошибки в техническом плане уже просто не осталось. Так же детально были раскрыты критерии оценки, система баллов, итоговые рейтинги.

Более того, каждому неудачному заявителю по его желанию может быть дана обратная связь – что было сделано не так. Плюс планируется общий «разбор полётов», чтобы все могли сделать работу над ошибками перед началом второго этапа. Такая открытость подкупает и вызывает доверие. А значит, тоже задаёт тренд для самих НКО – на их прозрачность и на укрепление доверия к собственной деятельности.

По итогам конкурса гранты получили около 15% заявок. Это говорит о высокой конкуренции и строгости отбора. В среднем на оценку одной заявки у эксперта уходило от 40 минут до часа. Если мнения двух экспертов расходились больше, чем на 30 баллов, к оценке подключался третий. И это не считая проверок формальных, связанных с документами и работой организации, с выявлением «решал» и профессиональных «просителей», которые умеют хорошо писать заявки и отчитываться по ним, не ведя при этом никакой деятельности.

Самый странный, пожалуй, грант даже не трём иностранным агентам, а фестивалю «Золотая маска». Он, судя по всему, оказался и самым крупным – 50 млн. руб. Это четверть бюджета и так не особенно бедствующего ежегодного события, хотя в целом при оценке заявок ежегодные форматы не поощрялись. Но поскольку это значимый элемент культурной жизни страны да и политически после всех околотеатральных скандалов было бы полезно поддержать деятелей культуры, то решение тоже выглядит логичным. По крайней мере, точно будет не хуже новогодних ёлок у байкеров.

Действительно, было много слабых заявок. Наиболее распространённые – попытки получить средства на текущую, часто многолетнюю деятельность, а не на проект, что не соответствует самой концепции гранта.

Часто встречались заявки, в которых цели и задачи не были увязаны с планом мероприятий и бюджетом, расходились данные по географии проекта (в противоречии с уставом НКО-заявителя) и количеству благополучателей.

Большое внимание при оценке уделялось софинансированию  — реальному показателю нужности проекта не только самой НКО, но и кому-то ещё. Кроме того, учитывался опыт работы с финансами — часто организации показывали мизерные суммы расходов за 2016 год, но при этом просили гранты, в двух- или трехкратном объёме превышающие их годовой бюджет.

Не менее важна открытость НКО – было видно, что части из них пришлось даже специально под конкурс в срочном порядке создать сайты-визитки. Ну, хоть как-то начали рассказывать миру о своей деятельности и отчитываться – и это тоже шаг вперёд для сферы в целом.

Что дальше? Во-первых, пока разыграна только треть денег, которые выделены на поддержку НКО в этом году. Поэтому можно ожидать, с одной стороны, вала заявок на второй этап. С другой, это отличный показатель того, что дело не только в деньгах, когда речь идёт о развитии «третьего сектора».

Потому что выясняется, что по качеству заявок и проектов многие НКО ещё не дотягивают до определённой планки и «заливать» их финансами совсем ни к чему. При этом, наоборот, для качественных инициатив можно начать думать о том, чтобы в какой-то момент перейти к выдаче грантов не на один, а на два-три года, что обеспечило бы устойчивость проектов и самих НКО.

Во-вторых, будет важно посмотреть на итоги проектов через год – вроде бы речь шла о том, чтобы на площадках Общественных палат в регионах сделать их публичную презентацию. Возможно, стоило бы внедрить механизмы оценки социального эффекта – не первый год об этом говорится, есть множество методик, в том числе, например, собранных и проанализированных на платформе Форума Доноров. Такая оценка тоже стала бы дополнительной гарантией успеха при переходе в возможной перспективе на  двух-трехлетнее финансирование.

В-третьих, постепенно можно будет пробовать двигаться к стандартам информационной открытости — тому объёму данных, который организация должна раскрывать о себе и своей работе по определённому шаблону, если она претендует на получение государственного финансирования. Сейчас Форум Доноров работает над прообразом этого, в том числе в рамках конкурса «Точка отсчёта». Если систему подхватит Фонд президентских грантов, то сектору это будет только в плюс.

В общем, президентские гранты, уйдя от прикладных агитационно-политических задач, начинают работать на развитие НКО – и это главное достижение этого сезона.

Об авторе

Дмитрий Поликанов – президент благотворительного фонда поддержки слепоглухих «Со-единение» . Председатель Совета Форума доноров – союза грантодающих организаций. Кандидат политических наук.