Социальный отец: ноу-хау в наставничестве

Для мальчиков, лишенных внимания близких мужчин, появился проект «Социальное отцовство», в рамках которого у детей появляется наставник – социальный папа

Фонд «Отцовство» появился два года назад. Организованный им фестиваль «Папа-Фест» уже завоевал большую популярность. «Мы поддерживаем семью и семейные ценности с точки зрения отцовства, – рассказывает Алексей Попов, исполнительный директор фонда “Отцовство”, руководитель проекта “Социальное отцовство”. – В феврале нынешнего года мы запустили проект “Социальное отцовство”. Сейчас проект получил президентский грант на полгода – задача была признана важной».

Необходимость такой работы давно отмечали психологи фонда, работающие с детьми. Специалисты обратили внимание, что мальчикам очень часто не хватает рядом мужской поддержки, мужского совета – нет образца для подражания, не с кого брать пример. «Что такое ответственное отцовство? Это когда ты не просто биологический отец, а понимаешь, что о ребенке надо заботиться, воспитывать его, когда мужчина разделяет увлечения и интересы своего ребенка», – говорит Алексей.

Мальчикам не хватает понимания мужской модели поведения

Социальное отцовство направлено на работу в неполных семьях или с воспитанниками детских домов. «Наши психологи как раз работают с этими аудиториями, с детьми с девиантным поведением. Сейчас подавляющее большинство сотрудников детских домов – женщины, да и даже наши психологи – тоже женщины. Мужского влияния детям не хватает, ведь сотрудников-мужчин в этой сфере чрезвычайно мало», – отмечает Алексей Попов.

Это выливается в то, что дети, которые воспитываются без отца, не видят модели мужского поведения. «Это крайне важно для мальчиков. В итоге они сами не могут сформировать такую модель поведения для себя, не получают навыки мужского общения и испытывают некоторые проблемы с самоидентификацией. Это для многих проблема.

Сейчас на слуху современные проблемы мужчин и некоторая утрата мужской роли и мужских моделей поведения. Нужно нивелировать эти процессы – это очевидно. И мы решили попробовать с этим как-то бороться».

Кто он – социальный отец?

Где берутся социальные отцы? Проект работает с отцовскими организациями по Москве и области, а еще ведет широкую информационную кампанию по привлечению мужчин, собирая заявки на сайте.

Мужчина должен заполнить анкету, затем психологи назначают личное собеседование и дают для заполнения большое количество опросных листов и диагностик. Надо принести так же справки о психическом и физическом здоровье, об отсутствии судимости. Только после результатов этого обследования, долгих бесед специалисты решают, может ли этот мужчина общаться и работать с ребенком.

«Зачем такая куча справок, анкет, я бы поучаствовал, но слишком много требований и проверок», – возмущаются некоторые кандидаты в участники проекта. Но руководители проекта убеждены, что отбор на роль социальных отцов должен проходить максимально тщательно. И кроме того, именно прохождение всех этапов собеседования и сбора документов доказывает и самому человеку, что его выбор – осознанный, а не спонтанный. На этапе отбора отсеивается примерно половина желающих стать социальными отцами.

Проект «Социальное отцовство» приглашает к участию мужчин, готовых выступить в роли социального отца – заявку можно оставить на сайте. Мамы, воспитывающие ребенка без отца, так же могут заполнить анкеты на участие подростков в проекте прямо на сайте.

Каким должен быть мужчина, которого выбрали на роль социального отца? В первую очередь лучше сказать, каким он не должен быть, подчеркивает Алексей. Не должно быть агрессивных проявлений, и не должно быть, конечно же, отклонений сексуального характера. Это все выявляется еще на первом этапе, в беседах с психологами.

Зато мужчина должен любить и уметь общаться с детьми, и должен понимать, что это большая ответственность.

«Кроме того, это большая работа, а не одноразовое мероприятие. И в идеале человек должен уже чего-то достичь в жизни.

Безработных, ничего не делающих мужчин мы не берем. У них должна быть профессия, занятие, свое дело, большой жизненный опыт.

Потому что у человека должно быть то, чем он может поделиться с ребенком», – поясняет Алексей. Формально в социальные отцы проект берет мужчин от 25 лет, но в реальности социальным отцам примерно за 30.

У многих социальных отцов уже есть свои дети. Хватает ли у них времени на своих и на других? «Это разумная нагрузка, встречи регулярные, но не отнимают все дни недели. И как раз такие мужчины, если они уделяют достаточно времени своим детям, то частичкой своего внимания умеют и могут поделиться и со своим подопечным ребенком, – отмечает Алексей.  – А вот когда мужчина не находит времени и эмоциональных сил на собственных детей, то и социальным отцом такой человек быть не сможет».

С другой стороны, социальное отцовство не предполагает обязательного наличия своих детей. Среди социальных отцов есть и такие, которые еще не стали папами. Но у них огромный ресурс, потенциал, как отмечают психологи. Такой человек уже готов к общению и дружбе с ребенком и ему есть что ему рассказать, показать, чему научить. Внутреннее большое желание быть другом ребенку, наставником – большой плюс в данном случае.

Чтобы пара мужчина-ребенок получилась, нужно, чтобы совпали интересы, характеры, была личная приязнь. Для этого в рамках проекта сначала проходит общая встреча подростков и социальных отцов. В рамках игры-квеста они знакомятся, играют, выполняют общие задания.

«В этом процессе складываются какие-то симпатии, предпочтения, мы выясняем, кто кому больше понравился, и пары обычно совпадают».

Кроме того, в случае, если это не дети из детских домов, а мальчики из неполных семей, обязательно происходит встреча мамы и ребенка с потенциальным социальным отцом. Должно быть общее взаимопонимание и позитивное отношение друг к другу. Если маму не устраивает чем-то данная кандидатура, психологи могут подобрать в пару ребенку другого наставника.

Как относятся семьи этих мужчин к тому, что папу придется делить с другим ребенком? Алексей отмечает, что многие желающие стать социальными отцами говорили: это серьезный вопрос для меня, мне важно обсудить это с семьей, с женой, детьми.

Эти обсуждения завершались положительно: пока никаких отказов, сопротивления супруги, семьи не было, наоборот, близкие поддерживают такой позитивный порыв главы семейства.

Просто так повстречаться несколько раз и оставить работу социального отца нельзя. «Мы заранее оговаривали с каждым социальным отцом момент долгосрочности этого личного его проекта. Под нашим контролем пара “социальный отец – ребенок” проработает до августа, а дальше мы отпускаем их в свободное плавание, но мужчина должен продолжать свое наставничество, не оставлять подростка-подопечного», – говорит Алексей.

Хотя психологи фонда «Отцовство» и проекта «Социальное отцовство» будут продолжать при необходимости помогать паре в их контакте и общении. «Они общаются не потому, что мы заставляем это делать, а потому что это им нужно и что-то им дает, поэтому здесь не нужен контроль. Возможно, понадобится периодически психологическая помощь, но для этого мы всегда рядом», – отмечает Алексей.

Понятно, что подросток получает много положительных эмоций и пользы от такого общения. А что же дает социальное отцовство самому мужчине? «Многим просто интересно общаться с детьми. Многие видят, что эти подростки нуждаются в том, что им так легко и просто дать – внимание, общение с человеком своего пола. Это в любом случае двусторонний процесс, который оказывается интересным обоим», – говорит Алексей.

3e6aff8b-d5ed-4e4b-a19c-46043d097b77

Алексей Попов, исполнительный директор фонда поддержки семьи и семейных ценностей “Отцовство» Руководитель проекта “Социальное отцовство”

Родных пап часто нужно учить ответственному родительству

Иногда слышатся мнения: мол, получается, что матери подростков, вместо того, чтобы сохранять взаимоотношения с родным отцом ребенка, ищут ему «замену» в виде социального отца-наставника. Однако в проекте «Социальное отцовство» убеждены, что такая точка зрения несправедлива.

«У нас есть даже письма от мам, в которых они просят помочь научить общаться с ребенком его родного отца, с которым они в разводе». В проекте пока еще не решили на практике эту задачу, но психологи прорабатывают такую возможность взаимодействия с родными папами детей.

Хотя, стоит заметить, эти просьбы поступают от мам, а папы свою инициативу не проявляют – если они вообще рядом по жизни со своим ребенком. В случае, когда такой папа в принципе отсутствует несмотря на свое номинальное существование и никак не проявляется, социальный отец сможет закрыть определенные бреши в воспитании и мужании мальчика.

При этом в фонде «Отцовство» разрабатывается проект «Школа осознанного родительства», и в ее рамках планируется все же пробовать наладить работу неких тренингов для биологических пап.

Биологическое отцовство – не самая важная роль отца

 

Отцовство выходит далеко за рамки отцовства биологического. Биологическое отцовство вообще подчас не главное, отмечает Алексей Попов. «Часто мы слышим, что обвиняют в разводе и развале семьи женщин, но это несправедливо. На самом деле виноваты как минимум двое, а бывает, что вина лежит на мужчинах. И напротив, женщины, как могут, сохраняют семью. Никто просто так не хочет выкинуть из своей жизни и тем более жизни своего ребенка его отца».

Социальный отец, конечно, не должен и не может заменить родного отца, но в то же время, при его отсутствии в жизни ребенка, может дать гораздо больше, чем пустое место рядом с этим ребенком.

Негативных историй работы пар «социальный отец-подросток» пока в проекте нет, все пары работают слаженно и показывают положительную динамику – это отмечают психологи, которые курируют пары и периодически общаются и с мужчинами, и с детьми.

Есть, скорее, другой тонкий момент – не получится ли так, что ребенок прикипит душой к социальному отцу и однажды скажет маме: «Мама, выходи за него замуж, я хочу, чтобы он был моим папой»?

«Мы об этом, естественно, думали. Перед тем, как происходит встреча и знакомство детей и социальных отцов, мы проводим групповые занятия – отдельно с подростками, отдельно с мужчинами, – рассказывает Алексей. – Мы тщательно готовим обе стороны к участию в проекте. И мы проговариваем, что вопросы возможного дальнейшего сближения, усыновления находятся за рамками проекта. Задача работы в этом проекте – дружба и наставничество. Но дальше мы не властны над тем, что происходит в мыслях и душах людей.

Однако, во всяком случае, психолог при регулярных встречах с детьми и с социальными отцами выявляет случаи такой симпатии и старается направлять эти чувства в правильное русло. Социальному отцу в этом случае даются рекомендации, как правильно и тактично себя вести, чтобы подросток не замыкался на нем».

Сейчас в проекте работают 20 постоянных сложившихся пар «социальный отец-ребенок». За их работой очень серьезно наблюдают специалисты, поэтому количество пока ограничено, чтобы в процессе стартапа этого ноу-хау эксперты могли отследить динамику их работы и изменение в характере и психике мальчиков, которые обрели таких мужчин-наставников, мужчин-помощников, мужчин-друзей.

Ребенок в ходе работы и дружбы с социальным отцом получает новые навыки и знания – это подтверждают и специалисты-психологи, постоянно ведущие детей-участников проекта. Это не обязательно какое-то научение, намеренное менторство.

«Мастер-класс мужчина преподает ребенку на каждом шагу, в обычном общении, в обычном течении дня, – поясняет Алексей Попов. – Вот они входят в метро, социальный отец покупает билет, и уже то, как он общается с кассиром, показывает ребенку, как нужно себя вести и общаться в этом мире».

Некоторые ходят на мероприятия по профориентации. У проекта, к примеру, есть компания-партнер, где дети учатся пилотировать самолет в кабине-симуляторе, и мальчишки с удовольствием в сопровождении социальных отцов ходят позаниматься на этом авиатренажере.

Да каких только занятий ни придумаешь! Кто-то отправляется на спортивный матч, кто-то на концерт, кому-то интересно вместе что-то соорудить, построить, – заодно мальчик научится правильно держать молоток в руке.

«Подростки впитывают все как губка. Им не нужно объяснять все на пальцах. Им важен правильный положительный пример. Правильное действие. И ребенок будет повторять их – осознанно или неосознанно».

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.