Вы не верите в принцев на белых конях? История Тома Эттуотера из Паттингхэма убедит вас — они есть! Правда, у Тома не было ни белого коня, ни голубых кровей в жилах. Были лишь любимая жена да дочка

Знакомство по фото

Статистика сурова по отношению к сильному полу. Точные цифры назвать трудно, но больше половины отцов покидают семьи после рождения больного ребенка или постановки страшного диагноза. Когда речь идет об онкологических заболеваниях, некоторые источники говорят даже о 80%. Это – общемировая тенденция.

Том Эттуотер из семьи не уходил. Он, наоборот, пришел в нее. Когда они познакомились с 21-летней Джои, та сразу честно призналась, что у нее есть маленькая дочка Келли. Вот фотография, смотри.  Хитрая улыбка во весь рот, умненькие глазки, плюшевый мишка в руках.

— Да она просто прелесть! – воскликнул Том.

А Джои почему-то заплакала.

История болезни

Дочке было всего три месяца, когда ей поставили диагноз «нейробластома». С тех пор вся их жизнь – сплошные больницы. Операция за операцией (самая длинная длилась шесть с половиной часов), бесчисленные курсы химиотерапии. Болезнь отступила, и  Келли словно принялась наверстывать пропущенное. Она научилась считать до семи и выучила несколько слов по-французски. В три года! Оказалось, что девчонка очень любит петь и танцевать. Мама отдала ее в ясли, на несколько часов в день, чтобы общалась с другими детьми, а дочь сразу стала проситься в группу подготовки к школе.

Джои выпаливала все это, Том слушал молча, не выпуская из рук фотографии девочки.

— Я с тобой, — только и сказал он.

С тех пор они не расставались.

Они вместе прыгали от радости, когда после очередных обследований врачи сказали, что болезнь побеждена и бояться больше нечего. И вместе молчали, держась за руки, когда три месяца спустя у Келли опять обнаружили три опухоли – и все началось по новой. Операция, «химия», обследования … Малышка редко плакала. К тому же сейчас рядом был папа, самый любимый и замечательный папа на свете.

Папина дочка

Своего биологического отца Келли не помнила, носила его фамилию Смит – да и только. А потом попросила сменить ее на Эттуотер, как у настоящего папы.Таких мужчин – принято думать – в реальности не существует. И уж, конечно, мечтать о них заказано матерям-одиночкам с больными детьми на руках. А оказывается, все бывает в этой жизни – даже ничем не омраченное счастье

— Келли – папина дочка, — говорит Джои. Она не ревновала, нисколько. Только радовалась. Том на самом деле стал ее принцем на белом коне. Таких мужчин – принято думать – в реальности не существует. И уж, конечно, мечтать о них заказано матерям-одиночкам с больными детьми на руках. А оказывается, все бывает в этой жизни – даже ничем не омраченное счастье. Келли всерьез принялась готовиться к школе, а они с Томом – к красивой свадьбе,  цветами, подарками, улыбками и кучей радостных друзей. Ее так и не успели отпраздновать в спешке, среди больниц и волнений. Не до торжеств было. Теперь все страшное позади, теперь можно.

Чайник, который так и не засвистел

Однажды утром Том собирался на работу. Поставил на плиту чайник, им с Джои нравился старомодный, с оглушительным свистком. Потянулся к дверце холодильника….

Свистка того он так и не услышал. Очнулся в больнице. Оказывается, он потерял сознание, Джои вызвала «скорую»…
— У вас рак, — сказал врач без обиняков, когда Том немного пришел в себя. 29-летний крепкий мужчина должен уметь держать удар. – Опухоль покрывает 11% мозга. Можно попробовать удалить ее, но гарантий нет.

Том удар выдержал.

— Сначала был шок, — вспоминал он, — потом гнев. Это быстро прошло. Потом пришло разочарование, что я не успею подарить Келли маленького братика, о котором она так мечтает. И лишь после этого мной овладело одно чувство: огромное желание выжать до капли каждый день, отведенный мне на земле, дать как можно больше любви своей семье, успеть сделать для них как можно больше. Я спрашивал докторов, сколько мне осталось: дни, месяцы, годы, а сам при этом чувствовал себя персонажем какого-то мелодраматического фильма.

— Папа, — втолковывала Келли отцу, словно ребенку, — я дважды побеждала этот дурацкий рак. Ты большой и сильный и если ты будешь бороться, то тоже выздоровеешь

Врачи тогда, весной 2012 года,  еще сами не могли ничего сказать. Тому сделали операцию, удалив 70% опухоли. Больше не смогли. Такие коварные новообразования именуются астроцитомами: словно остренькие лепестки цветка они впиваются в мозг, не оставляя хирургам шансов извлечь их полностью. После операции последовало изматывающее лечение и, наконец, весной 2013 года врачи сдались.

— Я услышала те пять слов, которые уже долгие годы преследовали меня в страшных снах: «Мы бессильны сделать что-либо еще», — говорит Джои.

Но самым трудным моментом ее жизни, по собственному признанию, стало объяснение с Келли.

— Я сказала ей, что «гадкий нарост» в голове у папы вылечить нельзя. И он отправится на Небеса, и это может случиться  довольно скоро. А нам надо быть сильными и все такое прочее.

Проревевшись как следует, Келли позвонила отцу и велела тому не сдаваться:

— Папа, — втолковывала она ему, словно ребенку, — я дважды побеждала этот дурацкий рак. Ты большой и сильный и если ты будешь бороться, то тоже выздоровеешь.

Она многого не знала и не понимала, эта смешная маленькая девочка. Не знала, что опухоль папы сильнее всех их вместе взятых, сильнее всех врачей и лекарств на свете. Не знала и того, что и ее собственные анализы оказались не слишком хорошими. Доктора сказали, что нейробластома снова может вернуться.  Есть новый метод лечения, очень дорогой — полмиллиона фунтов.

Три желания

Том, конечно, все это знал. И еще больше мучился от того, что бессилен помочь дочери. Сначала он еще раз как следует потерзал врачей и интернет, выяснил, что максимум, на который он может рассчитывать – три года жизни. Потом позвонил матери, рассказал ей обо всем, попросил прощения, что приносит родителям столько горя, попросил их смириться с тем, что уйдет раньше них – так бывает.

Потом он написал список дел, которые надо успеть сделать.  Только три желания оказалось в его списке – словно в сказке. Так и положено, наверное, сказочным принцам.

  1. Отметить все-таки их с Джои бракосочетание веселым и красивым праздником.
  2. Сходить на игру «Манчестер-Юнайтед».
  3. Собрать 500 тысяч фунтов стерлингов на лечение Келли.

Всего-навсего.

Том поклялся, что не умрет, пока не соберет нужной суммы.

— Я не могу просто лежать и страдать, пока жизнь моей маленькой девочки в опасности, — говорил он. — Перед тем, как я умру, я должен удостовериться, что Келли получает лечение, которое ей жизненно необходимо.

Вся жизнь — фандрайзинг

Ему становилось все хуже, но работа не прекращалась ни на минуту. Они с женой размещали обращения в интернете, создавали сообщества в социальных сетях. Пока Том еще мог ходить, он обошел все магазинчики и пабы в городке с просьбой установить там кружки для сбора пожертвований. Благотворительные вечера, забеги, ярмарки, продажа браслетиков с надписью «Спасем Келли!», — чего он только ни придумывал. В ход шло все. Даже свадьба, прекрасная свадьба, о которой так мечтала Джои, стала фандрайзинговым событием. Подарков не было. Их заменили благотворительные взносы на счет Келли. Иначе зачем и было организовывать это странное торжество. К тому же Том очень плохо чувствовал летом прошлого года. Однако держался молодцом, и даже пытался улыбаться в объектив.

3566

Том, Джои и Келли. Фото с сайта mirror.co.uk

Чудеса последнего года

В мае 2015 случилось чудо. На свет появился маленький Флетчер – братик, о котором так мечтала Келли. По всем предсказаниям врачей Том больше не мог быть отцом. Здесь они ошиблись, но во всем остальном оказались правы. Здоровье Тома неуклонно ухудшалось.

Особенно сильно он сдал после того, как случилось еще одно чудо: полмиллиона фунтов, необходимых для лечения Келли были собраны. Главное дело жизни сделано, и теперь Том, наконец, мог позволить себе «просто лежать в постели и страдать».

Билеты на футбол, которые купила Джои, так и остались лежать на комоде. Добраться до стадиона Том уже не было сил. Да и как-то неважен совершенно стал для него футбол в эти летние месяцы, когда рядом всегда были те, кого он любит. Когда ему становилось уж слишком тяжко, Келли, сажала рядом плюшевого медвежонка. Их у нее целая коллекция, они сопровождали ее по больницам, и девочка свято верит, что эти мягкие звери способны облегчить боль и утешить.

Маленький Флетчер тоже лежал рядом, только он мог пока только посапывать и совершенно ничего не знал о происходящей в семье трагедии. Не знал он и того, что когда появлялся на свет, папа неотлучно был рядом. Все 11 с половиной часов, что длились роды, Том просидел рядом с Джои, держа ее за руку. А как иначе?

— Я сделаю все, чтобы наш сын вырос настоящим джентльменом, — говорит Джои, — таким, как был его отец. И мы непременно сходит с ним на футбол – поболеть за любимую команду Тома.

Том умер 29 сентября. Ему было 32.

Келли спустя некоторое время отправится на лечение за границу. Пока ей еще слишком тяжело: вся семья не оправилась после похорон.

Отец оставил дочке потрясающее наследство. Нет, речь не о полумиллионе фунтов на лечение. Это всего лишь деньги, в конце концов. Речь о прощальном письме. Том, которому не суждено было воспитывать свою маленькую принцессу, уместил в несколько страниц все наставления, который может дать отец растущей и взрослеющей дочери.  Он не сомневался, что впереди у Келли – долгая и прекрасная жизнь, в которой будет и любовь, и замужество, и дети, и карьера, и все-все-все, о чем только можно мечтать. Верим в это и мы.

Письмо Тома Эттуотера своей дочери, которое он написал перед смертью, читайте здесь.

Использованы источники:

Сайт газеты mirror