«Когда родители, прошедшие через суицид ребенка, входят в церковь, к их боли примешивается стыд и страх – ведь Церковь не отпевает самоубийц. Мне всегда хочется попросить за этот страх прощения»

Фото: Павел Смертин

Презумпция невиновности в Церкви

Священник Михаил Владимиров, настоятель Храма Святой Живоначальной Троицы в г. Франклин (штат Нью-Йорк, США):

— Когда родители, пережившие суицид ребенка, входят в церковь, в их глазах, кроме боли, – страх. И страх их понятен, ведь Церковь не хоронит, не молится, не поминает… самоубийц. Каждый раз, когда я встречался с родителями, столь трагично потерявшими ребенка, мне хотелось прежде всего попросить у них прощения за этот страх в их глазах.

—  Но в Церкви действительно запрещено молиться о самоубийцах. Что может  священник сделать в этой ситуации?

— Это один из самых сложных вопросов. Как бы священник ни сочувствовал горю родителей погибшего ребенка, он не может нарушить каноническое право Церкви, потому что, умышленно нарушая его, он сам оказывается вне закона, вне Церкви. Оказавшись вне Церкви как священник, он уже не может помочь никому и никак. Поэтому священника нельзя обвинять в черствости и бездушии за соблюдение закона.

Выход из этой непростой ситуации заключается в том, что священник может стать не прокурором-обвинителем, а адвокатом, защищающим погибшего.

Каждый из нас, если окажется в роли обвиняемого в уголовном суде, будет требовать по отношению к себе соблюдения презумпции невиновности. Так вот, именно с точки зрения презумпции невиновности погибшего священник и должен подойти к рассмотрению произошедшей трагедии.

Отсутствие истории болезни с указанным диагнозом еще не говорит о том, что человек не страдал психическим расстройством, а, следовательно, что в момент гибели он был в здравом уме.

По статистике Национального Института Психического Здоровья США, среди случаев суицида в возрастной категории от 10 до 24 лет, 90% погибших страдали недиагностированными психическими расстройствами. Это означает, что их нельзя считать людьми, сознательно покончившими с жизнью.

В требнике Киевского митрополита Петра Могилы (1646), предписывается отказывать в церковном погребении «самим себя убивающим от отчаяния и гнева, разве аще прежде смерти знамения покаяния показаша». Родители одного повесившегося 18-летнего мальчика рассказали мне, что у него была содрана кожа на ладонях. Патологоанатомы объяснили им, что так бывает, когда человек, уже теряя равновесие, хватается за веревку, пытаясь освободиться.

Значит, в последние секунды он боролся за свою жизнь, изменив свое решение, и может быть, именно в эти секунды уподобился раскаявшемуся разбойнику, произнесшему: «Помяни мя, Господи, во царствии Твоем».

Существует целый ряд и других аспектов, которые должны быть рассмотрены очень внимательно, и только после этого священник должен помочь родителям составить прошение к правящему архиерею с просьбой о церковном поминовении погибшего.

К сожалению, я не могу рассказывать подробно о случаях, с которыми мне пришлось встретиться, но пока что во всех известных мне случаях после рассмотрения и предоставления дела архиерею было принято положительное решение об отпевании и поминовении погибших.

Родители не виноваты

Фото: диакон Андрей Радкевич

— Как может священник в этой ситуации помочь родителям?

— Родители, пережившие суицид ребенка и пришедшие в Церковь, чаще всего чувствуют себя главными виновниками случившегося, они чувствуют себя отверженными и одинокими в своем горе. Не побоюсь сказать, чувствуют свою богооставленность. Им кажется, что между ними и другими людьми возникла непреодолимая стена.

Вот разрушить эту стену, снять с родителей это чувство вины, прогнать страх одиночества, восстановить или обрести связь с Богом и должен помочь священник.

Единственный способ для священника выполнить эту миссию – это, конечно, молитва, и прежде всего, молитва о родителях и с родителями погибшего.

На мой взгляд, минимум год священник должен поминать их на каждой литургии, даже если они это и не «заказывали».

Необходимо включать в ектенью прошения о «сущих в обстоянии» с обязательным произнесением имен родителей, чтобы они слышали, что вся Церковь молится о них, скорбит с ними и любит их.

И самое главное, я думаю, что священник на определенное время должен стать для родителей погибшего одним из самых близких людей, подарив им все свое время и внимание, при этом не навязываясь, но всегда находясь рядом с ними.

Поможет честность и бережность

— А как могут помочь родителям погибшего окружающие?

— Помочь в такой ситуации можно только при условии, что человек искренне сопереживает их утрате.

Если вы не чувствуете в себе искренних чувств по отношению к произошедшему, то лучше к тем, кто страдает, не подходить. Если же вы все-таки хотите помочь пережить родителям эту беду, рассчитайте свои силы.

Это не один и не два дня, не неделя и не месяц. Будьте готовы к очень длительному процессу реабилитации дорогих вам людей.

В первые дни человек обычно не осознает до конца глубину произошедшей трагедии.

Осознание начинает приходить приблизительно через неделю, уже после похорон. В большинстве случаев сочувствующие именно в это время куда-то исчезают, и люди остаются наедине со своим горем.

Постарайтесь спланировать свою жизнь так, чтобы не исчезнуть от дорогих вам людей в это тяжкое время.

Самое важное – помочь родителям не замкнуться в своем горе, не оставить их с ним один на один, но при этом соблюдать дистанцию, не навязываясь им, не навязывая им своих мнений, не пытаясь за них организовать их жизнь, и ни в коем случае не развлекая их и не пытаясь заменить собой ушедшего человека.

Нужно не бояться говорить о случившемся. Пусть вы услышите в стопервый раз рассказ об одном и том же.

Помогите родителям выразить свою боль, свои эмоции и чувства. Не мешайте родителям отрыдать трагедию. И еще раз повторю: будьте искренними. Не чувствуете – не говорите, не сочувствуете всем сердцем – не подходите близко. Молчите, если ваши слова не идут из вашего сердца. Не произносите штампованных фраз («Все пройдет, надо жить дальше» и т.д.).

Абсолютное большинство родителей в этой ситуации винят в случившемся себя и подчас хотят причинить себе такую же боль, через которую прошел их ребенок, иными словами, совершить суицид.

Обращайте внимание на возможную потерю веса, невозможность заснуть сутками, истерический смех, непрерывную истерику, и, в случае, если эти симптомы проявляются ярко, необходимо проконсультироваться с врачом. Следите за успокоительными лекарствами, которые принимают в это время горюющие, и главное, за их дозировкой.

Помните, что жизнь родителей, особенно в первые недели, находится в большой опасности.

Если горе произошло в верующей семье, родителям нужно помочь преодолеть страх перед тем, что о свершившемся станет известно на приходе. Правильнее всего для начала им встретиться со священником один на один в неслужебное время.

Если семья неверующая, будьте очень аккуратны, предлагая им обратиться за помощью к священнику.

Вы всегда должны быть готовы к вопросу: «Где был ваш Бог, если такое случилось?».

Если же они согласятся, то встретьтесь сначала со священником сами, подробно расскажите ему о семье. На мой взгляд, лучше, если первая встреча со священником состоится у них дома.

Помогите преодолеть ложный стыд

Многие люди в этой ситуации испытывают не только горе, но и чувство стыда за случившееся.

Им стыдно признаться, что у них в семье произошла такая трагедия. Помогите им преодолеть этот ложный стыд. Смерть ребенка не может быть постыдной.

Вне зависимости от решения архиерея разрешить церковное поминовение или нет, погибший всегда может поминаться в домашних молитвах. И здесь для родителей будет большим утешением, если вы примете участие в их домашних молитвах. Читайте с ними вместе Акафист за единоумершего. Читайте вместе с ними Псалтырь. Я очень рекомендую издание Сретенского монастыря «Учебная Псалтырь», в нем приводится прекрасный перевод на русский язык, сделанный Бируковыми, а также порядок чтения Псалтыри по умершему. Но не забывайте об умеренности и чувстве такта. Вы не можете заставить родителей молиться, если они этого не хотят.

— Чего делать в этой ситуации категорически нельзя?

— Главное, не мешать родителям отстрадать свое горе, не сдерживать их переживаний. Не запрещайте им говорить о своей беде, не переводите разговор на другие темы, не пытайтесь обесценить глубину их переживаний и отгородить их от их боли. Не пытайтесь отвлечь их от чувств, которые их переполняют.

Ни в коем случае никого не обвиняйте в произошедшем и не ищите причин случившегося.

В заключение я хотел бы сказать, что Церковь неслучайно рассматривает суицид отдельно. В основе самоубийства безусловно лежит тяжелейшее бесовское искушение и прямое влияние сатаны на человека, попытка похищения дьяволом души ребенка. Мы должны рассматривать наши действия, когда мы соприкасаемся с такой трагедией, как реальную битву с сатаной за душу ушедшего.

Репродукция портрета митрополита Филарета (Дроздова). Художник Петр  Соколов. Из собрания Государственного Русского Музея в Ленинграде.
Алексей Варфоломеев / РИА Новости

В этом отношении всегда вспоминаю рассказ о митрополите Филарете (Дроздове, 1783-1867).

Мать молодой самоубийцы обратилась к местному епископу с просьбой предписать приходскому священнику похоронить ее дочь по православному обряду.

Отвергнув эту просьбу, епископ передал прошение в Синод. В конце концов, прошение матери достигло митрополита Филарета, который наложил следующую резолюцию: «Уже сатана раз насмеялся над несчастной. Неужели надо допустить сатане еще раз насмеяться над ней? Похоронить по-православному.» («Русско-американский православный вестник», сентябрь 1951 года, с. 144).