Какая работа в благотворительности эффективнее – за зарплату или за идею? Надо ли НКО ориентироваться на среднерыночные зарплаты, нанимать высококвалифицированных специалистов? Мнение бизнес-экспертов


Если вас интересует благотворительность, вы хотите разбираться в новых технологиях, читать экспертные интервью с яркими фигурами в мире НКО и помогать с умом — подписывайтесь на секторную рассылку Милосердие.РУ. Чем больше мы знаем, тем лучше помогаем!

Помогаешь другим – довольствуйся малым, а хочешь зарабатывать – иди в бизнес. Многих коробит и даже шокирует, если в некоммерческой организации сотрудник, пусть даже директор фонда, получает такую же зарплату, как в обычной компании.

Но фондам, чтобы эффективно помогать, нужно именно зарабатывать – если ты не профессионал и не умеешь убедить бизнес, частных доноров регулярно жертвовать деньги, твои подопечные останутся без помощи. Мы поговорили с представителями крупного и среднего бизнеса о том, на какие критерии, по их мнению, следует опираться, высчитывая зарплату не только директору, но и сотрудникам НКО.

Мария Захарова, директор по коммуникациям и социальному развитию компании «Новард»:

— Зарплата директора благотворительного фонда не зависит от каких-либо показателей. Я считаю, что при выборе такой профессии нельзя ориентироваться на размер заработной платы. Гораздо важнее моральное удовлетворение от того, что помогаешь другим, спасаешь тех, кто в этом нуждается. Христос говорил: «Не собирайте себе сокровищ на земле…». Я уверена в том, что будет день, будет и пища. Надо заниматься своим делом, и не ради денежного вознаграждения.

Евгения Чистова, руководитель направления корпоративной социальной ответственности «Вымпелком»:

— Директор благотворительного фонда – это позиция, требующая наличия большого спектра стандартных, а с учетом специфики, зачастую выдающихся управленческих компетенций. Соответственно, чем более стабильной и желательно конкурентоспособной в финансовом плане это позиция будет, тем более высокого уровня профессионалы смогут применить свои навыки в этой сфере. И тем более устойчивой будет деятельность такого фонда.

Поэтому в качестве идеальной картины для давно присутствующих на рынке и устойчивых фондов я бы говорила о необходимости приведения уровня их зарплаты к среднерыночному показателю. От этого выиграет вся отрасль в целом.

При этом мне не близка позиция привязывать процент от привлеченных средств к уровню зарплаты или премии менеджера. На мой взгляд, такой подход несколько диссонирует с ментальностью и целями работы в благотворительном секторе.

Как быть, когда фонд только начинает свою работу? У меня нет ответа на этот вопрос. Думаю, что управленец с хорошими компетенциями, который решится его возглавить, должен закладывать эти риски и понимать, что на первых порах его вознаграждение будет ниже среднерыночного.

Я за фиксированный и усредненный доход для менеджеров и сотрудников без премиальных составляющих. Относительно процента от фандрайзинга – существует же практика фиксирования отраслью той суммы, которая направляется на уставную деятельность фонда. Думаю, ее и надо придерживаться.

Гор Нахапетян, соучредитель фонда «Друзья»:

— Я против распространенного мнения, что в благотворительности должны работать бесплатно или за очень маленькие деньги, за идею. Я за то, чтобы сотрудники на всех позициях получали рыночную, конкурентную зарплату. У каждого специалиста, в зависимости от его компетенций и опыта работы, есть своя стоимость на рынке. По сути, в благотворительности работают те же законы, что и в бизнесе. Если учредители ищут человека на позицию «директор фонда», они понимают амбиции проекта и задачи, которые ставят перед этим человеком. Конечно, НКО, как и бизнесы, все разные: крупные и мелкие, семейные, корпоративные, общественные, со своей спецификой и запросом к кандидату, который возглавит фонд.

Как мотивировать специалиста из бизнеса перейти в благотворительную отрасль? Платить ему конкурентную зарплату – одно из важных условий. Сколько заплатили – столько и можно спрашивать: ставить kpi и ждать от профессионала 100% включенности и заинтересованности в результате. Кроме того, если директор фонда будет получать совсем небольшую зарплату, ему будет сложно фандрейзить: человеку с зарплатой $500 сложно говорить с донорами о суммах в сотни тысяч долларов. Плюс важны его круг общения, связи, вес в обществе.

Алексей Захаров, основатель и президент SuperJob.ru:

— Все живые успешные фонды – это бизнес. И в моих словах нет ничего негативного. Ведь НКО, как любая компания, допустим, по доставке пиццы, платит налоги. И у нее тоже должна быть прибыль и правильно выстроенные бизнес-процессы, иначе она разорится.

Директору благотворительного фонда надо платить зарплату. Если только речь не идет о жене главного спонсора. И можно платить много. Ведь его мера ответственности не отличается от той, которая лежит на директоре коммерческой структуры, а часто она даже выше. На мой взгляд, годовая зарплата в размере от 0,1% до 0,3% или даже 0,5% годового бюджета организации – нормально. А может быть и больше.

Пока никакой стандартной практики у нас нет. Я знаком примерно с двадцатью директорами благотворительных фондов. Они работают в разных сегментах и среди них не найти двух с одинаковыми окладами. Знаю, что некоторые не получают ничего, работая на общественных началах, и являясь основными спонсорами фонда. Но у них есть заместители, которые получают зарплату.

Если это общественный фонд, то доход его директора всегда зависит от успешности фандрайзинга. И это всегда, так или иначе, процент от собранных средств. А если мы говорим о частном БФ, то его могут возглавлять близкие родственники олигарха, например. Нужно ли в этом случае говорить о зарплате?

Вообще я считаю, что благотворительные фонды должны раскрывать информацию о зарплате директора и сотрудников, как это принято в Европе и США. Фонды эффективно собирают деньги для нуждающихся, направляя от 2 до 50% от собранных средств на оплату административных расходов, в том числе на зарплату сотрудников и директору. Среди последних встречаются и долларовые миллиардеры, это не редкость. Например, Фонд Билла и Мелинды Гейтс, активы которого оцениваются в $42,3 млрд, или голландский фонд Stichting INGKA ($36 млрд).

Юлия Верезей, директор по обучению Clarins Group:

— Работа директора благотворительного фонда должна оплачиваться достойно. Это справедливо. Если человек возглавляет фонд, значит он уже обладает высокими компетенциями, включая менеджмент, финансовую грамотность, умение мыслить стратегически, тактически. Потому что благотворительные проекты, как и в коммерции, привлекают капитал, чтобы помочь тем, кто нуждается. Чтобы эффективно управлять организацией, директор не может все время думать о том, чем ему накормить свою семью, пока он спасает других. Кроме того, такой человек обязан следить за собой и не выгореть эмоционально, иметь внутренние ресурсы, чтобы делиться и поддерживать других — свою команду, родственников больных и так далее.

Понятно, что есть еще такой важный аспект, как служение, призвание в том, чтобы помогать другим. Если руководитель фонда – сильный менеджер и им движет глубокая потребность помогать другим людям, я уверена, что он или она не будет злоупотреблять своим положением, и от этого выиграют все.