Госпроект по сбору досье на учащихся пугает родителей. Где и как хранится на самом деле информация о ваших детях, чему поможет создание новой системы, и какие вопросы остались пока без ответов

Чего боятся родители

По родительским сообществам давно ползут слухи о создании «реестра школьников», где будет копиться досье на каждого с малолетства. «Система учёта контингента учащихся», анонсированная государством, пугает родителей: «всех детей посчитала бездушная система». Боялись, что в перечень сведений о ребёнке будут включены характеристики школьных психологов, квалификация которых порой оставляет желать лучшего, и это поставит крест на его будущей карьере. Рассуждали, не появятся ли сведения о детях в открытом доступе.

А что на самом деле

Ещё в 2014 году вышло распоряжение Правительства РФ «Об утверждении концепции создания единой федеральной межведомственной системы учета контингента обучающихся по основным образовательным программам и дополнительным общеобразовательным программам».

Если пересказать этот документ простым языком, силами двух министерств –Минобра и Минсвязи – в России планируется создать единую базу данных о всех потребителях образовательных услуг, начиная с рождения (поскольку новорожденный очень быстро становится соискателем места в детском саду) и заканчивая вузом. Для этого планировалось объединить в единую систему сведения о ребёнке, ныне хранящиеся в разных местах.

Например, из систем ЗАГС поступят сведения о рождении ребенка, из органов ФМС — о месте регистрации и гражданстве, из Пенсионного фонда — СНИЛС, из электронного дневника учащегося — сведения об успеваемости, из базы вуза — информация о сданных экзаменах и прослушанных курсах.

В 2015-2016 годах федеральный закон о новой системе прошёл все три чтения в Государственной Думе, и 30 декабря 2016 года был… отклонён президентом и отправлен на доработку.

Президент потребовал прямо в тексте закона прописать, перечень сведений о ребёнке и список лиц, которые будут иметь к ним доступ. Также выявилась масса нестыковок в различных законах и инструкциях, когда, например, в приказе Минобра детским садом именуется одно,  а в СанПине – другое.

Сведения о родителях не раскрыты

Затем по теме стали появляться комментарии из профильных министерств. Так, сайту «Мел» разъяснили, что в новую систему войдут лишь самые общие сведения о ребёнке – ФИО, пол, дата рождения, сведения о гражданстве, реквизиты свидетельства о рождении, а с 14 лет – номер паспорта, адрес места жительства, СНИЛС и сведения о родителях.

Содержание последней графы порталу подробно не раскрыли, зато заверили, что доступ к информации будет уровневый (так, что учитель-предметник, например, увидит только сведения об оценках, которые он сам же и поставил, классный руководитель – обо всех оценках своего класса, а полную информацию об учениках – только директор школы).

Кроме того, сведения о ребёнке для системы якобы можно будет не предоставлять, сославшись на 24 статью Конституции, по которой сбор информации о человеке без его согласия не допускается. А вот защищена новая система будет, как обещают, лучше современных электронных дневников.

Кажется, родителям впору успокоиться. Или начать задавать новые вопросы?

Абитуриент с бумажками на бонус

Времена, когда, например, выпускник школы бегал по вузам с большой стопкой бумажных документов, давно прошли. Например, приём документов в МГУ, как рассказала нам заведующая учебной частью филологического факультета Анна Архангельская, теперь происходит так.

Бумажных сертификатов ЕГЭ в природе нет уже несколько лет, все сведения о результатах экзаменов учебной части вуза видны прямо на сайте Федеральной базы свидетельств ЕГЭ. Однако всё равно остаётся несколько документов, которые абитуриенту нужно, что называется, «донести руками». Например, он приносит дипломы о победе на олимпиадах (подлинность которых учебная часть проверяет по сайту олимпиад. Ещё предоставляются сведения о значке ГТО, если такой у абитуриента имеется. Получается: забыл или утратил человек пару бумажек – и прощай дополнительные баллы на вступительных экзаменах.

Выходит: создание единого сайта, на котором будет храниться ВСЁ – это вроде бы удобно. Однако вопросы остаются.

Зачем всё это задумывалось?

Вообще, новая База данных задумывалась как инструмент стратегического планирования. В «Концепции» о её создании  среди целей и задач системы названо выявление граждан, не охваченных образованием и прогнозирование числа мест в учреждениях.

Получается: в условиях, когда информация о ребёнке хранится более чем в 50 разных местах (как это происходит сейчас), на местах кого-то вполне могут «потерять». Если же информация содержится в единой системе, сделать это будет значительно сложнее. И чиновникам сразу видно: родился ребёнок – через несколько лет ему понадобится место в детском саду; въехал на территорию РФ – ему нужно место в школе.

На какие вопросы пока нет ответов

Как система «Контингент» будет действовать в случае детей-инвалидов? Ранее в неё планировалось включать сведения о состоянии здоровья ребёнка. Если это будет сделано, то в каком объёме? И как поможет «простроить» образовательный маршрут, который у ребёнка с особенностями может быть очень нелинейным, и включать и домашнее обучение, и инклюзивный класс, и школу особого типа? А если условия его обучения меняются каждый год в зависимости от состояния здоровья?

Как учесть все кружки? Первоначально в ИС «Контингент» планировалось помещение информации о кружках и секциях, которые посещает ребёнок. По сообщениям родителей, в Москве признаки «слияния систем» стали появляться ещё зимой, когда в классных журналах вдруг оказывалась информация о секциях, в которые ребёнка записали через портал Госуслуг.

Но как тогда быть с коммерческими секциями и кружками? Их тоже будут учитывать? Но для этого придётся «привязать» к системе массу организаций. Как это технически выполнимо? Не повлияют ли расходы на включение в систему на стоимость услуг?

Как учесть детские садики? Например, в Москве садиков, в отличие от школ, на всех детей пока не хватает. А если родители выбрали частный детский сад? А как будут учтены интересы ребёнка, родители которого решили, что до школы ему лучше посидеть дома?

Что изменит система для детей мигрантов? Случается, что ребёнок в России не ходит в школу вовсе не потому, что там нет места. Например, детям мигрантов для того, чтобы попасть в класс, приходится доказывать, что их родители находятся в России официально. Хотя по Конституции делать этого они не должны. Согласно 43 статье конституции дошкольное и полное среднее образование в России – всеобщее и бесплатное.

Но на практике сплошь и рядом происходит по-другому: закончился у родителей срок разрешения на временное пребывание – и ребёнка из класса «попросили». А в Москве для записи ребёнка в школу у родителей потребуют наличие регистрации на год. Понятно, что таким детям ИС «Контингент» не поможет – проблемы с их доступом к обучению кроются в подзаконных актах и инструкциях, содержащих перечни документов, необходимых для зачисления. Не получится ли так, что сведения о ребёнке здесь будут использованы вовсе не для обеспечения его права на образование, а для «выявления» родителей-нелегалов?

Официальный представитель Министерства образования и науки заявил нам, что давать комментарии по этому поводу он не уполномочен. В самом министерстве на запрос «Милосердия» не ответили.

Федеральный закон об информационной системе дорабатывается в Думе. Тем временем, на местах создаются отдельные сегменты, которые будут объединены в единую базу данных, как только закон будет принят. Ждём.