«Наш приемный сын не понимал — зачем нужна мама — ведь с рождения до детдома он жил с отцом. Для Никиты я была причиной напряжения, агрессии и слез». Читайте новую историю из «Дневника усыновителя»

12072543_734553070021825_1294848379753388104_n

Анастасия, Сергей и Никита. Фото: facebook.com

Сентябрь 2006 года.
Студентка

Меня зовут Настя, мне 18 лет, я – студентка Российского Государственного Гуманитарного университета в Москве. Жизнь только начинается, и она прекрасна! Волшебна и так непредсказуема!

Ноябрь 2006 года
Валя, все время пьющая чай

Студенчество приносит мне колоссальный жизненный опыт и буквально заставляет знакомиться с множеством новых людей. Одна из моих новых знакомых – рыжая девушка Валя из параллельной группы, в смешном пальто-мешке, всегда с гитарой за спиной – особенно интересна мне. Она много говорит о прочитанных книгах, поет песни и в каждый перерыв между лекциями стремится в буфет пить чай. На вопрос, почему ей все время хочется чаю, отвечает, что у них в Китеже все всегда его пьют. Дома, в гостях, с учителями между уроков — одним словом, все и всегда.
Китеж? Что за место? Мне интересно абсолютно все.
Общаясь с Валей, я узнаю, что она — сирота, а благозвучным летописным словом «Китеж» называется детский поселок в Калужской области, где она выросла. Там собрались и живут вместе вот уже 20 лет люди, взявшие в свои семьи приемных детей. Эти люди – и родители, и воспитатели, и учителя в собственной школе. Они ценят знание, творческий подход к жизни и сердечные отношения между людьми.
Так я узнала о существовании удивительного места, где в скором времени оказалась в качестве волонтера – помогала по хозяйству, занималась с детьми русской литературой, училась дружить и понимать чувства других людей.

Июль 2011 года 

В новую жизнь
О, счастье — дипломная пора позади! Своей защиты я ждала как праздника, ведь решение о переезде было принято уже давно, а рюкзак с самыми необходимыми для жизни вещами терпеливо дожидался своего часа. Оставалось только университет закончить, и вот!
В добрый путь!

2013 год
Я встретила Сергея

… Когда я переехала в поселок приемных семей Китеж, у меня началась новая жизнь. Самостоятельная, полная обычных «взрослых» трудностей. В Китежской школе я стала работать учителем русского языка, литературы и английского. Дети были рядом везде и всегда: на работе и дома, в будни и в выходные. Так устроена жизнь Китежа.

А еще рядом со мной всегда был прекрасный мужчина, верный в чувствах и в делах спутник – мой будущий муж Сергей. В прошлом фельдшер реанимационной бригады скорой помощи, он переехал в Китеж годом раньше меня: решил сменить образ жизни и профессию. Теперь он, помимо всего прочего, учитель биологии в нашей замечательной маленькой школе, где приемные дети учатся вместе с детьми родными и не чувствуют разницы в отношении к себе учителей-родителей.

Зима, 2014 год
Мы хотим ребенка

Идет время. То, что когда-то казалось трудным, даже страшным, теперь представляется обычным, понятным. В очередном разговоре с Сергеем мы приняли решение, созревшее у нас обоих, но не обсуждавшееся ранее: мы действительно готовы к тому, чтобы и в нашу жизнь пришел приемный ребенок. На тот момент мы уже испытали собственные силы, «притерлись» друг к другу, пережили ряд трудностей, давших возможность смотреть на вещи по- взрослому. Уверенность в том, что сейчас мы готовы помочь еще одной живой душе, была обоюдной и крепкой.
Мы начали поиск. Поиск нашего ребенка. Того, с которым нам будет хорошо, и который будет рад нам.

Февраль 2014 года
Ищем

Поездки по детским домам. Воспитатели, нянечки, директора. Дети. Их лица такие разные, — как рисунки, которые мы с ними рисуем при знакомстве. Они говорят о многом: у одного солнце, неопределенное дерево, собака. У другого – ночь, тюрьма, ветер в березах.

… Усиленный поиск дал результаты.

Май 2014 года
Нашли

Недавно из Китежа уехала группа ребят и воспитателей из детского дома города Владимира. На тот момент это было нашей регулярной практикой –  приглашать детей из детских домов и реабилитационных центров в Китеж на каникулы и праздники, когда мы можем провести для них занимательную, развивающую программу.

У нас с Сергеем дома жило в эти дни два мальчика. Даня – голубые глаза, ресницы в два сантиметра, уши торчат из-под русых кудрей в обе стороны. И Никита – смуглый мальчишка восточной внешности. Взгляд – сталь. Однако видно, что это – не его, это приобретенное, защита. Никита шумный, активный. Из любого предмета стремится извлечь звук.
Когда пришло время уезжать, мальчишки плакали. И чуть не плакали мы.

А очень скоро начали оформлять документы на опеку Никиты. А документами на опеку его друга Дани занялись наши соседи – другая молодая семья учителей из нашего поселка, уже воспитывавшая к тому моменту первого приемного сына. Тоже, кстати, Даню.

Август 2014 года
Призраки прошлого

Пройден долгий путь собирания справок, оформления документов, прохождения собеседований. И вот наконец мы стали родителями восьмилетнего мальчика. В нашем уютном деревянном домике появился маленький ураган, который перемещал все предметы с их мест, везде стремился поучаствовать, освоить любые секретные уголки, прыгал и шумел.

«Настя, ты куда уходишь? Ты когда вернешься? Мы будем вечером пить чай?». «Сергей, ты куда? Можно с тобой? Мы будем вечером пить чай?»
Все процессы привыкания ребенка к семье шло по невероятно классической схеме, изученной нами на Школе приемного родителя.

Мы были готовы ко многому, ведь предупрежден – значит вооружен.
Но будь ты тысячу раз предупрежден, всех трудностей не избежишь.
Наш приемный сын оказался членом новой семьи уже будучи сознательным и довольно взрослым человеком. Еще бы, за 8 лет он многое увидел, услышал, испытал на себе, запомнил.

Так, например, он точно знал, что если во время вечернего чая случайно уронишь кусочек пирога, то нужно как можно скорее бежать в свою комнату, забираться там в самый дальний и пыльный угол и не издавать звуков. Так дольше будут искать, прежде чем бить.

А если неожиданно тебя застанет просьба, которая тебе не нравится (например, пойти чистить зубы перед сном), то самый надежный способ отсрочить мучение – обмякнуть всем телом там, где находишься в момент просьбы. Если сидел за столом – нужно обессиленно  растечься по нему, если стоял на полу – лечь на пол и не подавать признаков жизни, пока просьба сама не растает в воздухе…

Образы прошлой жизни мучали Никиту еще долго. А не находя в нас привычной ему реакции взрослого человека на свое поведение, он начинал настоящую истерику. Потому что просто не мог понять, что за проступок здесь не бьют, что, идя по улице, можно держаться за ручку, а не совать руки глубоко в карманы, что перед сном мама и папа обнимают ребенка и желают ему доброй ночи. Простые проявления нашего внимания оказались сильным стрессом для Никиты.

Этому периоду детской  адаптации мы дали спокойно начаться, достигнуть пика и миновать.

Сентябрь 2014 года

А мама – это кто?

Однако самая большая трудность поджидала нашу семью вот в чем: оказалось, что Никита никогда толком не общался с женщинами. Он попросту не знал, кто они такие.

Родная мама оставила ребенка сразу после рождения. Нам остается только благодарить родного папу Никиты, который сына не бросил и в моменты алкогольного просветления, по-своему, как получилось, научил его любить и ценить человеческие отношения. Где-то он его учил отцовской затрещиной, где-то добрым словом. А где-то и стаканом горячительного, который щедро делил с малолетним сыном.

Они продержались вместе 5 лет. Затем Никиту разлучили с отцом, и три года он жил в детских домах. И все же, несмотря ни на что и как бы там ни было, главное неблагополучному отцу удалось: он пытался быть рядом с сыном, как умел, и поэтому под слоями обид, боли, страхов у Никиты родился росток веры в людей. Ему нужно было лишь окрепнуть.

Однако по-прежнему для Никиты оставался вопрос: как быть с новой мамой, если у тебя и прежней-то никогда в жизни не было? Мама – это кто? С папой все понятно: его нужно слушаться, с ним можно играть, он – источник благ. А вот мама? Для Никиты поначалу я была по большей части причиной напряжения, агрессии, обид и слез.

Те ситуации, которые с Сергеем он проживал спокойно, сам того не замечая, со мной становились настоящей проверкой на прочность. Причем для обеих сторон. В те нелегкие полгода я хлебнула втрое больше, чем Сергей.

Что помогло: время, тишина, простые совместные действия типа просмотра фильмов, чтения книг, игры, рисования… Мы вместе пекли пирожки, занимались спортом, ухаживали за домашней любимицей – собакой-хаски Норой. Постепенно мой сын забыл про свою стратегию все время со мной ссориться. В дом вернулись радость жизни и уют, помноженные на счастье взаимопонимания.

Но вот что даже парадоксально: Никита, ничего специально не делая, буквально сцементировал отношения между мной и Сергеем.

Сентябрь 2015 года

Дожили до возраста «почемучки»

Нашему сыну уже 10 лет. Этой осенью он начал учиться в четвертом классе. Он совсем не любит читать, зато решает в уме сложные примеры по математике. Он очень изменился за лето: возмужал, вырос, стал намного мягче к людям и искреннее в проявлении своих чувств. К своим десяти годам он только-только достиг возраста «почемучки». «Ура, – думаю я, – значит, заполнились семьей, домом, любовью и заботой внутренние пустоты, и мир вокруг стал ему интересен, обнаружилось море всего непонятного и неисследованного!»

Наш сын принял нас, своих новых родителей, в свой трудный детский мир. И позволил нам о себе заботиться, помогать, обучать знанию жизни. Это самый настоящий «наш сын».

«Моя мечта»

На уроке в начале сентября с одноклассниками Никита писал сочинение «Моя мечта».

«Моя мечта — называть Сергея папой, а Настю мамой», – написал наш сынок.
— Так почему ты все еще не назовешь своих родителей мамой и папой? Ведь ты с ними уже давно, – спросил его учитель.

— Пока стесняюсь. Но скоро обязательно начну! – заверил мальчик, довольный тем, что на его мечту обратили внимание.

Мы ждем

И мы ждем. Ждем того дня, когда наш сынок назовет нас «мама» и «папа». Мы ждем, когда его тревоги перестанут стоять непреодолимой стеной между ним и жизнью. Ну а пока… Что пока?

— Никита, спокойной ночи. Я тебя люблю.
— И я вас с Сергеем. Тоже люблю. Насть, а давай завтра вместе рисовать собаку?
— Давай. Засыпай, малыш… До завтра.

 

Сайт Милосердие.ру благодарит Фонд Тимченко, организовавший Первый Всероссийский конкурс дневников приемных семей «Наши истории» за предоставление материалов