«Я не люблю слезливые рождественские сказки»

Варвара Волкова придумала, как провести Рождественский пост и готовиться к Рождеству всей семьей, с восьмью детьми и, конечно, с папой, священником Александром Волковым. Для Нового года тоже есть планы — аж по двум сценариям

«Главное даже не календарь, а повод собраться вместе»

— Лет десять, если не больше, я делаю для семьи праздничный рождественский адвент-календарь. Как это выглядит технически: это холст, прикрепленный к стене, на котором мы однажды нарисовали елку. и каждый год я в Икее покупаю специальные бумажные пакетики с цифрами и в эти пакетики кладу распечатанные задания на каждый вечер поста, а еще небольшие угощения, простые конфетки.

Все эти пакетики вешаются в три ряда на елку, и по вечерам после ужина дети снимают по одному и находят там для себя что-то интересное.

Что там может быть? Есть тексты: евангельские отрывки о Рождестве, отрывки из художественных произведений, а еще разные веселые задания.

На Пасху я тоже делаю календарь, но там другая тональность, воспоминание крестных страданий не располагает к тому, чтобы веселиться. Поэтому ожидание Пасхи и Рождества — это два разных ожидания. 

Я сама очень люблю Рождество. Люблю зиму, елки, снег, какое-то волшебство кругом, город украшен гирляндами, все какое-то необыкновенное. Рождественский пост не такой строгий, как Великий.

Рождественский пост – радостный, ведь все ждут Рождества Сына Божьего. Дни этого поста так располагают к тому, чтобы вместе собираться и радоваться.

«Мороженые свиньи замечательно подходят к нашей теме»

Пакетик с заданием-подарком кому-то не просто пока достать с нарисованной елки

— Если вы делаете календарь уже десять лет, как удается придумывать что-то новое? Где вы находите столько интересных текстов, как их выбираете?

— А каждый раз новое и не надо, я многое беру из старых «изданий», что-то дети забывают, а что-то, наоборот, очень любят и ждут, и ждут к возвращения к полюбившимся историям.

Но прежде всего это нескучно мне. Я все это очень люблю. И тексты выбираю те, которые мне самой интересны.

Я не люблю слезливые сказки, в которых бедный ребенок замерзает, что-то у него отваливается, мама умирает, а в конце прилетают ангелы и всех исцеляют.

Но мы традиционно читаем отрывок из книжки «Папа, мама, бабушка, восемь детей и грузовик» Анне-Катрине Вестли, а потом вместе выясняем, кто же такой Ниссе.

Это могут быть и евангельские тексты о Рождестве и событиях вокруг него, с приглашением детей задуматься над ними, мы ведь часто читаем и не задумываемся. Могут быть отрывки из пророчеств Ветхого Завета с объяснения, кто такие пророки. Много стихов, от Фета до Бродского (Бродский и Пастернак повторяются из года в год). Мемуарная литература, например, в 2020 году мы читали воспоминания Цветаевой. И обязательно включаю отрывки из «Лета Господня» Шмелева…

— Про мороженых свиней? Но это же все такое бытописательство, не имеющее отношения к самому событию Рождества… И не устают дети каждый год его слушать? И вообще классические тексты, они не скучны для современных детей?

— Мороженые свиньи замечательно подходят к теме! В середине поста все это очень любят слушать, дети валяются от смеха. Да и один раз в год прочитать кусочек Шмелева — вовсе не значит хорошо его знать, а тем более скучать. И потом, хорошая литература — это ж не наказание какое, можно потрудиться и послушать. Те же воспоминания Анастасии Цветаевой, например.

Самый средний с самой младшей, слева приник тоже средний

Когда я выложила фото в фейсбуке, где папа их читает, а дети слушают, было несколько комментариев в таком плане: что-то не видно радости на лицах. Но мы читали серьезный текст, очень образный, рассчитанный на то, чтобы у слушателя буквально возникала картинка прочтенного, свои ответные образы.

Например, как Анастасия Цветаева описывает рождественскую елку: «Не заменимая ничем – елка! В снегом – почти ярче солнца – освещенной зале, сбежав вниз по крутой лестнице, мимо янтарных щелок прикрытых гудящих печей, – мы кружились, повторяя вдруг просверкавшее слово. Как хрустело оно затаенным сиянием разноцветных своих «р», «ж», «д», своим «тв» ветвей.

Елка пахла и мандарином, и воском горячим, и давно потухшей, навек, дедушкиной сигарой; и звучала его – никогда уже не раздастся! – звонком в парадную дверь, и маминой полькой, желто-красными кубиками прыгавшей из-под маминых рук на квадраты паркета, уносившейся с нами по анфиладе комнат». 

Нетривиальный текст, поэтому и лица слушателей были внимательные. А есть и веселые тексты, вот под Новый год будем читать Зощенко, «Елку» и «Калоши и мороженое».

— Подросткам не хочется отделиться, не участвовать?

— Вчера самый старший сын, ему пятнадцать с половиной лет, когда мы собрались делать задания из календаря, ушел гулять с собакой. Я подумала, ну и ладно, у нас сегодня для маленьких задание, мы  будем елку рисовать на большом листе, зачем ему это. Но когда он пришел, увидел, что все рисуют елки, а ему было предложено посмотреть за маленькой, чтобы она не мешала, он взялся за краски. И стал гвоздем программы, все веселились, глядя, как он весь измазался.

Если это правда делается весело, не занудно, то всем интересно. Я сама люблю рисовать, это способ снятия напряжения, я порисую и мне хорошо.

Да и потом, они же совершенно разные, подростки. Сеня у нас старший, Марку тоже 15, а дальше пошла каша из возрастов, от 13 до 7 лет, по развитию они очень близки. И младший, которому шесть с половиной, очень развит, читает целыми днями.

Конечно, для всех возрастов важно, как это подать. Говорить педагогическим голосом: приготовьте краски, сейчас мы все будем рисовать, — точно не надо.

Кстати, чтобы было веселее, те же краски или наборы творчества, которые нужны на сегодняшний вечер, дети находят то под подушкой, то … в холодильнике.

А где и что искать, они читают в календаре.

Были времена, когда мы очень уставали, часто сил не хватало на чтения и задания, дети просто съедали по конфетке. Но на следующий раз можно было двойное задание сделать. Главное, не нужно никого напрягать, это должно быть осмысленно и в радость.

В нашем календаре, например, серьезные тексты и задания чередуются с веселыми и простыми. И никто не знает, что именно будет сегодня, это всегда загадка, что подогревает интерес.

«Нельзя искать мораль в сказке про Емелю»

Просто вместе

— А сами-то вы не устаете от ежегодного продумывания праздника для всех?

— В прошлом году мне было очень плохо, я ждала ребенка, когда я в таком состоянии, то мне часто плохо. И не успела к 28 ноября ничего сделать и решила: ну что такое, в конце концов, что я, как заводной мишка, все делаю-делаю-делаю, можно и отдохнуть. И хотя у меня были какие-то заготовки, я решила, что хватит, можно обойтись и без календаря.

И 28-ого ноября утром дети встали перед стеной, на которой обычно висит календарь, и спросили: «А где?!»

Негодовали все – от мала до велика. Я поняла, что надо срочно доделывать мои заготовки и объявила: к вечеру все будет. В этом году мыслей «все отменить» уже не возникало.

На самом деле, главный смысл календаря – повод собраться всей семьей вместе. И не хочется ни себя, ни других этого лишать. Вот у нас есть календарь, вечером после ужина мы его открываем. Маленькие так ждут этот момент!

И это то прекрасное время, когда все могут поговорить вместе о чем-то важном, порисовать, полепить, ведь в обычное время это практически невозможно: восемь детей, все разные, у всех разные интересы. А какие-то образовательные и духовно-просветительские задачи — это не главное.

Кстати, мне очень помогли рождественские дневники издательства «Никея». Я совсем недавно их для себя открыла. Это такие дневники подготовки к празднику, они есть есть для взрослых, а есть для подростков. У троих наших детей есть свои дневники, они их ведут, что-то записывают.

Я купила и себе, и мне очень нравится. По дневнику, за пост прочитывается Откровение Иоанна Богослова с комментариями архимандрита Ианнуария (Ивлиева), есть евангельские чтения, какие-то истории, молитвы. Дневник помогает читать Святое Писание не от случая к случаю, а стабильно каждый вечер.  А еще на каждый день в дневнике есть интересная строчка «Слава Богу за…». Утешительно бывает вспомнить, за что можно поблагодарить Бога в этот день.

— Задания календаря, которые вы придумываете для детей, связаны только с темой Рождества?

— Необязательно, фантазию тут я не ограничиваю. Есть рождественские задания. Например, мы украшаем елку в своем дворе. Пишем поздравления в дом престарелых, берем для этого адреса в фонде «Старость в радость». Делаем открытки крестным, бабушкам и дедушкам.

Скоро у нас будет игра «Секретный ангел». Каждый будет в тайне дарить другому члену семьи маленькие подарки.

Игры разумов

А есть просто веселые задания. Недавно у нас происходили археологические раскопки, мы искали древних животных – такие специальные наборчики сейчас продаются. Скоро будем делать модель вулкана.  Сочиняем веселые истории. Делаем общий коллаж из наших семейных фотографий.

— Какие вопросы задают дети о Рождестве?

— Вот я вообще не помню, чтобы они что-то спрашивали о Рождестве. Пасха вызывает больше вопросов. А тут им все понятно: Христос родился, мы Его славим, для нас, христиан, этот день важен, потому что Господь пришел на землю.

Мы читаем тексты из Евангелия и пророков, потом папа говорит с детьми о прочитанном. Дети вообще все воспринимают по-другому. На то они и дети, у них восприятие жизни не такое, как у взрослых, — более простое. Понимаете, нельзя искать мораль в сказке про Емелю, например. Если искать там мораль, то Емеля окажется обманщиком, лукавым путем заполучившим себе царскую дочку и полцарства.

Но об этом уже во взрослом возрасте можно призадуматься. А в детстве это просто волшебная сказка, веселая и чудесная. Дети не копаются в деталях, не ищут смыслов. Для них Рождество — праздник ожидания радости и самой радости, подарков, сюрпризов, маленьких чудес.

— А Новый год вы празднуете? Дед Мороз к вашим детям приходит?

— У нас есть два варианта празднования Нового года. Первый – мы идем на ночную литургию и встречаем Новый год в храме. Папа, старшие дети и я, когда могу.

Второй вариант – навещаем моего дедушку, детям он прадедушка, для него этот праздник очень значим, ему 89 лет.

Едем к дедушке в гости, стол постный, я кладу всем маленькие подарки под елку. Прекрасный повод собраться, еще раз поблагодарить Бога, за то, что еще один год прожит.

Дети пишут письма Деду Морозу в первый день календаря, 28 ноября, — это одно из заданий. Ну и Дед Мороз работает, как может. Письма кладут в морозилку. В этом году он не забрал их в первый день, потому что ему не оставили чашку молока. А на следующую ночь выпил молоко и забрал письма.

Все младшие дети, даже десятилетняя дочка, бегали смотреть, унесли ли письма. Они верят, что должно же дойти что-нибудь до Деда Мороза из то, что они там написали. Мне кажется, что вполне можно делать такие волшебные вещи.

— Как же вы потом объясняете подросшим детям, что Деда Мороза нет? Если так подкреплять веру в чудо, то они, наверное, потом жестоко разочаровываются?

— А мы и не говорим, что Деда Мороза нет. Старшие вырастают и сами понимают, что нет, какие-то вещи можно не проговаривать, мне кажется. Да, Деда Мороза как аниматора, который приходит в дом и дарит подарки, нет, такой образ мы не подкрепляем. Но если ребенок верит в чудо, зачем его разочаровывать.

«Мы спрашиваем детей – кто как сможет попоститься?»

Портрет семьи в интерьере

— Есть ли у детей ограничения во время поста? Как удается их придерживаться?

— Перед любым постом мы собираемся и спрашиваем, кто что может на себя взять, как поститься. Никаких тяжелых ограничений у нас нет. Мяса все не едим, а дальше те дети, которые могут сами себя ограничивать, сами решают, как и в чем, это на их совести.

А тем, кто пока сам себя ограничивать не может, мы не создаем искусственные сложности. Если мы пока боремся с тем, чтобы без спросу не брать все подряд, то о посте пока и речи нет.

В компьютерные игры дети играют только по выходным, но в пост мы их совсем отменили. Они много учатся, гуляют, мы же в деревне живем. Компьютеры обычно заняты, играть некогда.

А со смартфона не играют?

— Смартфоны есть в свободном доступе только у двух детей, которые уже осмысленно подходят ко всему. Но и их надо контролировать, вечером они сдают телефоны; сопротивляются, но сдают. Еще у одного ребенка есть смартфон, но на нем стоит жесткая контролирующая программа, потому что он пока совершенно лишен самоконтроля.

А у других детей смартфонов нет. Это строгая позиция, как бы они ни кричали, что у знакомого мальчика есть десятый айфон, но каждый раз мы с папой объясняем, что нет, смартфон тебе не нужен.

— Вы как-то специально готовитесь с детьми к рождественской службе? Рождественский канон не разбираете?

— Мы объясняем с начала поста про катавасию «Христос рождается…». На всенощной дети ее слушают. Специально канон мы не изучаем, те, кто постарше, алтарничают, прислуживают в храме, и могут спокойно его послушать. Это нелегкий для понимания текст, с маленькими детьми его читать бесполезно.

Подготовка у нас, в основном, бытовая, проходит она в радостной суете: украшаем дом, ставим елку, печем… На лестнице появляются шишки, гномики. Вешаем рождественские занавески.

Елка у нас каждый год живая, даже две ставим, поменьше у меня в комнате, мне очень нравится запах, и в большой. Все в приподнятом настроении. Часть семьи идет на ночную службу. Мы уезжаем из дома — подарков под елкой еще нет, а когда возвращаемся со службы – подарки уже лежат.

У меня есть одна маленькая традиция – я не зажигаю елку до Рождества. Елка стоит украшенная несколько дней, но гирлянда не горит. Она зажжется в Рождество.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.