Эта гламурная Анжелина Джоли, кроме кино, занимается помощью бездомным и беженцам, ликвидацией последствий катастроф, семейным устройством детей, борьбой со СПИДом и раком, семейным насилием и рабством. В странах, откуда родом ее приемные дети, Анжелина открывает школы, больницы и заповедники

Анжелина Джоли?! К ней можно относиться по-разному, но как ни крути, но столько, сколько о ней, наверное, не говорят ни о ком вот уже последние лет 20. Самая красивая, самая богатая, неистовая, взбалмошная. А еще – самая щедрая, смелая, добрая. Непредсказуемая. Некогда «ужасный ребенок» Голливуда сегодня – известный меценат и социальный предприниматель, многодетная мать, Посол доброй воли Верховного комиссара ООН по делам беженцев.

Фото с сайта buro247.ru

Да она просто трусиха!

Публика посмеивается и негодует. Первая красавица мира отрезает от себя по кусочку. Три года назад удалила грудь, в нынешнем марте– яичники. Боится заболеть раком: плохая наследственность. Трусиха, паникерша, канцерофоб в последней стадии? Если бы речь шла о ком-то другом, можно было бы так решить. «Я приму все, что бы ни случилось, – говорит Анжелина Джоли. – На свете нет ничего такого, чего следовало бы бояться». И правда: за свои без одного года сорок лет она не боялась никого и ничего: ни злых языков, ни боли, ни инфекций, ни войн, ни сильных мира сего, ни пуль, ни ножей, ни нового опыта, ни ответственности, ни неизвестности… Разве что иногда – саму себя.

Сигналы SOS

И как только угораздило родителей назвать дочку «маленьким ангелом»? Собственному имени Анжелина соответствовала, разве что пребывая в памперсах. Вместо котят держала в доме змей, коллекционировала ножи, мечтала стать владелицей похоронного бюро и в 14 лет брала уроки бальзамирования трупов. Такой вот ангелочек с фиолетовыми волосами и татуировками. В кино однако сниматься пришлось: какой-никакой кусок хлеба, да и куда деваться, когда ты растешь в голливудской семье и выглядишь при этом вполне ничего?

К 26 годам Джоли снялась в 20 фильмах, но вот известность все не шла. Ее имя если и появлялось в прессе, то только в разделе «скандалы». Среди самых невинных выходок старлетки – купание в фонтане на великосветском рауте. В конце концов она попала в психиатрическую клинику – после того, как попыталась нанять киллера для себя самой. «Все мои выходки – это крик боли, мольба о помощи. Неужели никто не понимает меня?!», – воскликнула она тогда в интервью.

Фото с сайта img2.ntv.ru

Там, где радуга

Ведь на самом деле мечтала она не о смерти, а о жизни, настоящей жизни – с пеленками, кастрюльками, тихими вечерними разговорами. Она вышла замуж и честно пыталась научиться готовить. Дело, правда, ограничилось выпеканием кексов из сухих смесей. Даже звездный час выдался каким-то искусственным. Предложили сыграть героиню компьютерной игрушки – ну, что это за роль? Согласилась лишь потому, что фильм «Лара Крофт: расхитительница гробниц» снимался в самых экзотических странах – от Исландии до Камбоджи. Там выросшая в голливудской теплице Анжелина впервые увидела, как живут другие люди. «Я поняла, как устроен мир», – говорила она потом. Но главное – она увидела радугу.

В Камбодже ей показали издалека водопад, рассыпающий над деревенькой разноцветные искры. Идти туда запретили: противопехотные мины. А по дорожке шли малыши, ухватившись за руки родителей. Шаг в сторону – смерть. Анжелина хотела туда, к ним, хотела чем-то помочь, но чем?
Вернувшись со съемок, Джоли обратилась к Верховному комиссару ООН по делам беженцев, предложила свои услуги. Она стала ездить по миру с миссиями ООН, которые развозили продовольствие, лекарства, оказывали помощь беженцам в лагерях. Для начала она отправилась в Африку.

«Сьерра-Леоне? – поднял бровь сосед по самолету. – Нехорошее местечко. Боюсь его».

Пиявки, чесотка, голод и прочие прелести настоящей жизни

«Они едва знают какие-то фильмы. То, что я делаю, скорее всего покажется им странным ремеслом», – пишет Джоли в своем дневнике. Для местных она просто добрая и очень бледная девушка с такими же, как у них, пухлыми губами. А вот за такие татуировки в Сьерра-Леоне, попадись она к представителям воюющих племен, могут отрезать руки и ноги. Актриса живет вместе с другими членами миссии ООН – без удобств, с коричневой водой, которой опасно даже чистить зубы, среди пиявок и ядовитых насекомых. Она развозит еду, фасует лекарство, возится с чесоточными детьми: «Я лучше заражусь, чем уберу свои руки от этих малышей». До сих пор она не может сдержать слез, вспоминая о том, как на ее глазах впервые умер голодный ребенок.

Спустя несколько лет она получит лицензию пилота и купит два самолета, чтобы самой доставлять все необходимое в лагеря. Так удобнее, даже помощники не нужны. Тогда она расскажет о своей мечте: летать по всему миру, доставляя нуждающимся и обездоленным самое необходимое. Вот оно, счастье.

Миссия доброй воли увела ее далеко из мира Голливуда куда-то в совсем другой мир. Там все было иначе – серьезнее, честнее, проще.

Очень страшные два года. А потом еще четыре

«Почему моя жизнь приняла такое направление и почему я решила начать заниматься проблемой беженцев, – напишет она несколько лет спустя в предисловии к книге “Мои путевые записи”. – Сколько бы я ни пыталась найти ответы, одно я знаю точно: я навсегда изменилась…Вопрос заключается не в том, “как” или “почему” я выбрала для себя этот путь. Вопрос в том, как я могла его не выбрать?!»

Это очень страшная книга. Джоли подробно описывает все, что видела, в течение первых двух лет непрерывных поездок по лагерям беженцев: голод, грязь, страдания, свидетельства пыток и изуверских убийств. Тогда она плакала каждый день. Был момент, когда казалось, что силы покидают ее, что в мире больше не осталось ни надежды, ни добра. Едва ли не на каждой странице натыкаешься на ужас, от которого не отделаться.

Вот Джоли посещает Музей геноцида в Камбодже (тюрьму «5-21» при полпотовцах): «Что я делаю?! Как я могу находиться здесь? Я не могу дышать. Я хочу закрыть дневник. Я не верю в привидения, но я боюсь этих фотографий и камер. Я не знаю, как вести себя». Но она упрямо не прекращала поездок, присудив сама себе шесть лет лагерей (для беженцев).

Фото с сайта etoday.ru

В ужасе от увиденного, актриса жертвует Управлению Верховного комиссара ООН по делам беженцев миллион долларов. Это – крупнейшее пожертвование частного лица УВКБ ООН. Это – капля в море. Она принимается швырять огромные деньги в зияющие дыры боли и несправедливости. Едва ли не треть заработанного Анжелиной уходила на помощь беженцам, жертвам войн и пыток, голодающим, обездоленным… «Я все больше и больше продолжаю влюбляться в каждого человека здесь, – пишет она. – Они знают что-то, что мы забыли. Это чувство общности. Это чувство, когда все глубоко ценят мир и свободу».

Госпожа посол

Руководство ООН, впечатленное ее работой, в 2001 году делает актрису Послом доброй воли. Анжелина пыталась отнекиваться: ее дурная репутация может, мол, повредить имиджу организации. Вроде обошлось, хоть злые языки и пытались что-то мямлить про «замаливание былых грешков» и «звездный туризм». Но актриса делала так много, что даже самые извращенные сплетники вынуждены были замолчать. За 10 лет она совершила 40 поездок в самые жуткие уголки мира, посетив всего 30 стран.

Нередко она рисковала жизнью во время «вояжей», посещая Судан, Ирак, Афганистан в самый разгар военных событий. Во время одной из ее поездок были убиты три сотрудника миссии ООН.

Джоли поначалу было трудно выступать на конференциях и серьезных официальных мероприятиях: несмотря на актерскую выучку, она просто не могла сдержать слез. Но со временем актриса все больше входила в роль, мало того, начала ощущать работу посла доброй воли как основную. «По сравнению с этой миссией профессия кинозвезды кажется очень скучной», – признается Анжелина без тени иронии. Со временем она приобретает значительный вес политике, выступает с самых высоких трибун.

Фото с сайта etoday.ru

Три года назад Анжелина Джоли получила титул особого Посла доброй воли Верховного комиссара ООН, став первой, кто занял этот пост. Теперь она имеет право представлять Генсека ООН на дипломатическом уровне. Фокус ее внимания, как и прежде, – беженцы. В новом статусе она посетила Эквадор, Ливан, Иорданию, Турцию, Ирак.

Как Рат Вибол стал Мэддоксом, а браконьеры – лесниками

С трехмесячным Ратом Виболом Анжелина познакомилась в 2002 году во время съемок фильма «За гранью» в сиротском приюте в Камбодже. Нянечка достала из кроватки крошечный посапывающий сверток и протянула ей. Джоли растерялась. За 26 лет жизни ей еще ни разу не приходилось держать на руках ребенка. И тут он вдруг открыл глаза. Посмотрел изучающе и – улыбнулся. Первый экзамен сдан. Решение принято. Она усыновит этого мальчика.

– Этот малыш сам научил меня, как быть его мамой, – говорит Анжелина. – Мы без слов договорились между собой, как будем теперь жить. Это было странно – и радостно.

Сначала в порыве чувств она хотела было поселиться в Камбодже, чтобы мальчик не порывал духовной связи с родиной. Начала строить дом в деревне, для чего пришлось очистить от мин 39 га земли и несколько строений. Но после оставила эту затею и прикупила еще соседний национальный парк, где браконьеров было гораздо больше, чем находящихся под угрозой исчезновения тигров и слонов.

Фото с сайта spletnik.ru

С 2006 года это – часть проекта Millenium Village, нацеленного на улучшение существования жителей беднейших районов планеты. Уже через год здесь было 10 деревень, фабрика по производству соевого молока, школы, дороги и рабочие места для 6 тысяч человек. Бывшие браконьеры стали лесниками. За всю эту идиллию благодарить надо нашу героиню. Неудивительно, что она является почетным гражданином Камбоджи.

Благотворительных проектов у актрисы множество. Перечислять их – дело долгое. У них с Брэдом Питтом есть собственный благотворительный фонд Jolie-Pitt Foundation. А всего Джоли поддерживает 29 организацией по всем мире, занимающихся голодом, бедностью, чистой водой, ликвидациями последствий катастроф, семейным устройством детей, борьбой со СПИДом и раком, семейным насилием и рабством, помощью бездомным. В странах, откуда родом ее приемные дети, Анжелина открывает школы, больницы и заповедники.

Фото с сайта etoday.ru

Особое внимание Джоли уделяет детской иммиграции и образованию, для чего она создала фонд Education Partnership for Children of Conflict. Все средства от продажи ювелирной продукции от Анжелины Джоли (есть у нее такое хобби) идут на эти цели. Они с Брэдом Питтом заставляют работать на благотворительность самых циничных людей на свете – владельцев «желтой» прессы, продавая им за миллионы первые фотографии своих кровных детей, а после жертвуя эти деньги на благие цели.

Как все нормальные люди

Некоторое время Анжелина побыла матерью-одиночкой, но вскоре в ее жизни появился Первый Парень на Планете – Брэд Питт. Следующим членом семьи стала Захара. Ее звездная чета нашла в 2005 году Эфиопии, где Джоли находилась в очередной деловой поездке. (Сначала у Анжелины были планы удочерить чеченскую девочку, но что-то там не сложилось). Мать малышки умерла от СПИДа, а сама Захара погибала от голода и обезвоживания. В полгода она весила меньше пяти килограммов. Она тогда едва не осталась и без отчима: Питта в той поездке укусил малярийный комар, и он провалялся в больнице несколько недель, досадуя на экстравагантность супруги.

Фото с сайта privet.ru

«Отчего не рожать детей самим, как все нормальные люди? – недоумевал Брэд Питт. – Отчего обязательно Африка?» Наконец, Брэд сумел убедить жену, что будет любить всех детей одинаково – и своих, и не своих, черных, белых, желтых… Но без Африки обойтись не удалось.

Чтобы избавиться от назойливого внимания прессы, беременная Анжелина уехала в Намибию. Куда там! Тот год стал рекордным для туристического бизнеса страны, и там, похоже, собрались все папарацци мира. Снимки новорожденной Шайлы Джоли-Питт обошлись журналу «People» в 10 млн долларов, тут же ушедшие на благотворительность. 300 тыс. получила больница, где рожала Анжелина – не самая лучшая в мире больница, надо сказать. Так что через два года близнецы Нокс и Вивьен появились на свет уже в Ницце. Фотографии на сей раз ушли уже за 14 млн, львиная доля которых досталась пострадавшему от урагана Новому Орлеану. Брэд Питт к тому времени вошел во вкус доброделания и лично спроектировал там целый квартал ярко-розовых домов.

В 2007-м году Анжелина с Брэдом усыновили 4-летнего вьетнамского мальчика по имени Пхам Куанг Санг, которого сейчас зовут Пэкс. Впервые увидев Анжелину, он почему-то начал плакать: испугался. Зато потом! Это оказался самый смешливый и благодарный мальчишка на свете. Когда Анжелина впервые выкупала его, он пришел в такой восторг, что хохотал как сумасшедший, бегая по гостиничному номеру, а потом снова раздевался и залезал в ванну – и так пять раз.

Став «настоящей» мамой, Анжелина, по собственному признанию, не ощутила ничего нового. Мэддокс уже перевернул весь ее мир в свое время, заставил по-новому взглянуть на жизнь. Мало того, кровных детей ей было поначалу даже сложнее любить, чем приемных: последние были жертвами, бойцами, уже практически сложившимися личностями (полгода для этого вполне достаточно, – уверена Анжелина). А этим крохотным комочкам еще только предстояло сформироваться, превратиться во что-то – очень красивое, богатое, привилегированное…

Фото с сайта spletnik.ru

Папа-Питт и Джоли-мама

Все шестеро детей в семье носят двойную фамилию Джоли-Питт. Приемные, вырываясь из кошмара, получают новые говорящие имена, которые на разных, самых редких языках, обозначают чаще всего «мир» или «красота».

Питт сдержал обещание: всех разноцветных членов семьи Брэд называет «мои дети» и принимает в их воспитании самое непосредственное участие. «Быть многодетным отцом – самая потрясающая вещь на свете, – захлебывается он от восторга. – Я бы всем рекомендовал пройти через это. Только учтите: спать будет некогда».

Анжелина – почти что самая обычная многодетная мама, прочно (очень!) стоящая на ногах на земле, практичная, рациональная, все успевающая.

Семья Джоли-Питт – очень дружная. Анжелина и Брэд уверены, что дети не должны терять связь со своими историческими родинами, и даже белокурая Шайла регулярно посещает Намибию, в которой появилась на свет.

Они путешествуют по свету всем кланом, а долгое время даже спали все вместе – на специально изготовленной кровати шириной почти в три метра. Но появились близнецы – и пришлось разделиться. Они – любимцы в семье, девчонки – Шайло и Захара – нянчатся с ними, воспитывают, выбирают им одежду в магазинах.

Старший из детей – 13-летний Мэддокс – оправдывает свою домашнюю кличку «mad» – «безумный». Характером он в маму и уже едва не вылетел за хулиганские проделки из школы. И у него есть девушка: «Весь в отца», – улыбается голубоглазый папа.

Анжелина с Брэдом делают все, чтобы их дети больше знакомились с реальной жизнью, меньше – с папарацци, росли самыми обычными, но разве это возможно? Шайло, например, – самая юная в истории личность, чья восковая статуя красуется в музее Мадам Тюссо. Другие прошли через ад, третьи уже родились суперзвездами, но все с самого детства всемирно известны и уже снимаются в кино, куда деваться?

Фото с сайта spletnik.ru

Очень важная «соломка»

Когда Анжелина с Брэдом намерены усыновить следующего ребенка – никто не знает. Несколько месяцев шли разговоры о том, что в семье появился сирийский мальчик Муса, чьи родители погибли во время военного конфликта, но буквально на днях в прессе стали появляться опровержения.

Точно одно: своих, кровных детей у Анжелины Джоли больше не будет. Ее мать и множество родственниц по женской линии умерли от рака яичников. Весной врачи сообщили ей, что результаты анализов плохие, вероятность «онкологии» фифти-фифти и надо б поторопиться. Решение актриса приняла давно – после первой операции два года назад (тогда риск заболеть составлял 87%).

Зачем она рассказывает столь интимные вещи? «Для того, чтобы другие женщины из группы риска, знали, что у них есть выбор. Я выбираю хирургические методы, но есть и другие способы профилактики. Главное – что-то делать. Я обещаю сообщать любую информацию, которая может быть полезной для них», – сказала Джоли два года назад. Она выполнила свое обещание.

Многим ее поступки кажутся странными: везде соломки не подстелешь. А в медицине уже появился термин «эффект Анжелины Джоли». Количество женщин, проходящих генетическое тестирование на риск онкологических заболеваний, увеличилось после операций актрисы в десятки раз и продолжает увеличиваться. Сколько жизней спасла она своими бесстрашными признаниями?

«После операции риск не исчез полностью, сказок не бывает, – говорит актриса, – теперь я буду укреплять иммунитет с помощь натуральных средств. Я ни на секунду не сомневаюсь, что сделала правильный выбор. Мои дети никогда не скажут: “наша мама умерла от рака яичников”, как говорила в свое время я. Я обязана жить долго, быть здоровой и сильной – у меня очень большая, очень любимая семья».