О том, нужно ли кормить бездомных, и о двух моделях помощи людям на улице, наш разговор с руководителем направления помощи бездомным в службе «Милосердие» Романом Скоросовым

IMG_5458

— Споры о том, нужно ли кормить бездомных, не утихают: одни считают, что горячая еда – естественная потребность человека, которой нельзя лишать никого, другие категорически убеждены, что кормление стимулирует рост числа иждивенцев, которые приспосабливаются к жизни на улице и не стремятся что-то менять в жизни. А что думаете вы?

— Правда есть и у тех, и у других. У нас в «Ангаре спасения» кормление тоже присутствует, но это не основной наш вид деятельности. Наоборот, это последнее. Просто потому что, что люди, которые приходят к нам, могут провести здесь практически весь день, и было бы странно за весь день не накормить их. Для многих бездомных кормление выглядит как главное, зачем они идут к нам, но мне бы очень хотелось преломить это. Хочется, чтобы человек вспомнил, что он человек, и пришел не только за горячим супом, но за социальной помощью. Для нас самих приоритет нашей работы – это именно соцработа: привести человека в порядок: помыть и постричь, выдать новую одежду, помочь восстановить документы, дозвониться до родных и вернуть человека домой.

— Существуют волонтерские движения, в которых добровольцы хотят помогать людям на улице, но ресурсов на комплексную социальную помощь нет – вот они и кормят. Например, добровольцы при храме св. мученицы Татианы в Москве…

— Да, мы сотрудничаем с такими: «Курский вокзал. Бездомные. Дети», «Небом живы». С ними у нас налажена работа, именно они готовят и привозят еду для кормления в «Ангаре спасения». Но и такие движения не только кормят, но и распространяют информацию о нас, за что мы им очень признательны. И когда к нам приходят люди, многие говорят, что о нас узнали именно на кормлении. Я надеюсь, что они будут развивать свою работу на вокзалах, чтобы как можно больше людей в беде поняли, что в Москве есть вполне доступная точка, где им постараются всесторонне помочь.

IMG_7332

 

— Выходит, такие добровольцы – едва ли не единственные люди из «нормального» мира, которые вступают в позитивный контакт с бездомными. Я имею в виду, что бездомные не видят в них скрытую угрозу, как, например, в полицейских.

— Совершенно верно. И через таких людей, как добровольцы, раздающие еду, бездомные узнают о том, что в принципе им могут и готовы помочь где-то еще.

— Мне кажется, что говорить о нецелесообразности кормления странно хотя бы потому, что, как говорится, «сытый голодного не разумеет», и наоборот, бездомный, не евший пару дней, вряд ли в состоянии воспринять информацию про восстановление документов и т.п. Зачастую, когда добровольцы привозят на точку горячее питание, в толпе бездомных ощущается такая нервозность, что очевидно: в таком состоянии люди не будут решать никакие другие свои проблемы.

— Тут все же, скорее всего, дело не в том, что люди голодны, а в том, что толпа заряжается этим ожиданием. То же самое ведь происходит, если привезти на раздачу одежду. И в этом, кстати, проявляется обычная человеческая сущность. Мы же прекрасно знаем, как ведут себя обычные люди, попадая в толпу. Знаем, что толпа может заряжаться настроением одного-двух самых активных.

— Еще одно обвинение, которое можно услышать в адрес добровольцев, которые помогают бездомному сделать документы и устроиться на работу, — «90% бездомных – алкоголики, они все равно все пропьют и снова будут бомжевать».

— Алкоголизм – это медицинский диагноз, я бы не стал бросаться такими «статистическими» данными.

— Но все же не будем отрицать очевидное: тяга к алкоголю среди бездомных очень распространенное явление.

— А среди обычных людей разве не распространенное? По моим наблюдениям, среди бездомных процент людей, страдающих страстью к спиртному, примерно такой же, как и среди людей «домашних». У нас в обществе люди, к сожалению, точно так же бегут от стрессов, как и на улице.

IMG_7546

 

— Таким ведь бывает зачастую важнее не только поесть и даже не столько восстановить документы, сколько помочь разобраться в своих страхах и психологических проблемах. Ведь сам бездомный может видеть проблему в отсутствии работы, а на самом деле у него такой психологический и духовный кризис, что тут никакая работа не поможет – нужен специалист.

— Да, и такое есть, но, к сожалению, ни у нас, ни у других организаций помощи бездомным в Москве нет ресурсов на такое ведение каждого бездомного. Это очень долгий и кропотливый, и затратный процесс – курировать каждого бездомного, пока он выкарабкивается. Мы сейчас в других реалиях, хотя, конечно, потребность в этом есть. Мы, служба помощи бездомным, — это скоропомощная служба. Человек пришел, сказал, на что жалуется, мы в сжатые сроки вникаем в ситуацию, проверяем достоверность его истории и «лечим» там, где «болит», согласно его описанию.

— Часто бывает, что, например, восстановили паспорт, а человек снова приходит, мол, выпил и потерял? Что вы с такими делаете?

— Нечасто. Бывает, что приходят спустя несколько месяцев, год. Бывает, что человеку просто «не везет», эдакий «33 несчастья», и видно, что человек неплохой, рассеянный только. За все время существования службы помощи бездомным, у нас были единицы тех, кто сразу возвращается за повторной помощью, максимум человек пять. Вообще мы, конечно, всегда предупреждаем подопечных, что повторно мы не будем им билеты покупать домой и т.д.

— Все-таки возвращаясь к вопросу продолжительного курирования бездомного на пути возвращения в общество. Нашей скоропомощной службе не хватает «стационара»?

— Еще как! Вообще надо сказать, что существует два подхода к помощи бездомных. С известной долей условности их можно поделить на северный и южный. Северный (он, в частности, получил распространение в скандинавских странах) сводится как раз к тому, чтобы дать бездомному все: жилье, одежду, работу, медицинскую страховку, — и курировать процесс его социализации. Южный ближе к тому, что происходит сейчас у нас в стране: бездомный обратился за помощью, ему помогли, и дальше за его судьбой пристально никто не следит.

— Очевидно, что при втором подходе риск, что человек снова упадет, окажется на улице, намного выше.

— Да, но чтобы реализовать первый подход, необходимы совсем другие бюджеты. Возвращение в общество – долгий процесс, если человек уже освоился на улице. Ему заново нужно дать чувство ответственности за собственную жизнь и за свои действия. Посмотрите на то, что сейчас происходит в нашем «Ангаре спасения». Наши подопечные сами берут инициативу в свои руки: убираются на территории и внутри, выносят мусор, красят бордюры. Некоторые с утро прямо приходят к нам, спрашивают: «А что мы будем сегодня делать?». Скоро мы откроем в «Ангаре» парикмахерскую для бездомных, но уже сейчас, пока там еще не все оборудовано, они сами стригут друг друга. Для них это отличное начало. А стационар может стать продолжением. Поэтому мы поддерживаем связь с некоторыми подмосковными хозяйствами, за порядочность которых можем ручаться. Там для них организуют проживание. Туда на заработки едут те, кто готов двигаться дальше.

Служба помощи бездомным — проект православной службы помощи «Милосердие». Помочь проекту можно на специальной странице благотворительной программы «Возвращение».