О христианском отношении к обитателям улиц размышляет московский священник.

Они пьяные и грязные. Часто – больны опасными и заразными заболеваниями. Они неприятно пахнут, просят деньги, вызывающе себя ведут и представляют опасность для общества. Таково усредненное представление в обществе о бездомных.

Наверное, бездомным нужно как-то помогать, соглашается большинство. Но тут же добавляют: но лучше всего — на другом конце города, в промзоне.

Именно так, например, рассуждают противники открытия приюта благотворительной организации «Ночлежка» в московском районе Беговой.

А еще люди, морщась, выходят из вагона метро, в котором уснул бездомный, или обходят стороной лежащего на асфальте человека, не разбираясь, спит он, тяжело болен или вообще умер.

А как относиться к бездомным по-христиански? Надо ли терпеть дурно пахнущего и нетрезвого человек рядом с собой?

О том, каким может быть христианское отношение к бездомным в большом городе, размышляет иеромонах Иоанн (Гуайта).

Иеромонах Иоанн (Гуайта), клирик московского храма Космы и Дамиана в Шубине. Родился и вырос на острове Сардиния (Италия). Его родители — католики, при крещении дали будущему православному священнику имя Джованни. В 1985 году Гуайта, филолог по образованию, впервые посетил СССР, затем остался в стране и увлекся Православием. В 2010 году был рукоположен в дьякона, затем в пресвитера и принял постриг с именем Иоанн. С 2014 года назначен в штат храма Святых бессребренников Космы и Дамиана в Шубине, где в том числе участвовал в социальном служении бездомным.

Отношение к бездомным везде одинаковое

Волонтер раздает пищу бездомным близ Ватикана. Фото с сайта star2.com

— Я видел, как устроена помощь бездомным в Италии, и лично участвовал в аналогичных проектах в России. Разница между нашими странами, конечно, существует. В Италии больше социальных программ – за ними стоят и государство, и Церковь. Есть частная инициатива, очень развито волонтерское движение. В Италии больше возможностей для бездомных вернуться к нормальной жизни, в то время как в России реабилитация пока происходит не так активно.

Отношение же к бездомным что в России, что в Италии более или менее одинаковое. Есть те, кто просто не хочет общаться с бездомными, а есть те, кто готов о них заботиться.

В нашем храме несколько лет подряд мы кормили бездомных три раза в неделю. Бывало, что собиралось по несколько сотен страждущих: очередь из них стояла прямо на Тверской, напротив мэрии. Наши прихожане готовили для них еду, раздавали ее, а случалось, что кто-то приходил, чтобы поиграть для бездомных на скрипке, спеть, что-то им рассказать.

Так продолжалось достаточно долго, пока нас не попросили прекратить такую форму помощи, потому что кому-то не понравилось, что толпа бездомных стоит в самом центре Москвы.

И вот тогда у некоторых прихожан возникло желание помочь не меньше, а больше! Кто-то снял большой дом за городом, куда приютить бездомных, которые хотят вернуться к полноценной социальной жизни и готовы соблюдать дисциплину, не пить, работать. Так начался проект «Дом трудолюбия Ной». Теперь «Ной» — это сеть приютов для бездомных, инвалидов, престарелых, где проживает более 900 человек.

Нельзя поддерживать порок

Кормление бездомных при храме Космы и Дамиана. Фото: ИТАР-ТАСС/ Иван Гущин

Но знаете, накормить или дать денег – это ведь далеко не всегда лучший вариант помощи. Стоит очень крепко задуматься, ибо наша помощь, увы, может навредить. Я всегда говорю: нельзя поддерживать порок. Скажем, вы дали бездомному немного денег для успокоения своей совести, а он может эти деньги пропить, или купить наркотики. В этом случае я всегда советую своим прихожанам и сам придерживаюсь того мнения, что помощь должна быть целевой. Если вы не можете разобраться в том, что действительно нужно сейчас бездомному человеку, правильнее было бы жертвовать ваши средства на проекты, которые умеют работать с такими людьми.

Иногда помощь – это просто информация. Знаете, куда переадресовать бездомного, где ему окажут компетентную поддержку? Уже хорошо! Если у вас есть с собой телефоны и адреса таких организаций, и вы можете их дать человеку на улице — это отличная стратегия.

Важно понимать, что бездомные – очень разные. Ведь они люди, как и мы с вами. Случается, что они уже никак не могут вырваться с улицы, и сколько их не реабилитируют в различных организациях, максимум, чего удается добиться – это оставить человека в тепле и сытости на зиму. А к весне он вновь сбежит, чтобы предаваться пьянству и оставаться бродягой. Так проще: можно попрошайничать и не нужно соблюдать строгие правила, которые бывают в различных приютах. К сожалению, в такой обстановке человек очень часто деградирует и до следующей зимы уже может не дожить.

С другой стороны, есть и замечательные истории. Например, однажды к нам в храм пришел человек – красиво одетый, чистый. Он искал дьякона, который когда-то ему помогал, и трудно было в этом человеке узнать вчерашнего бомжа. Кто-то скажет: чудеса! Но таких историй я знаю довольно много.

Рискованное соседство: почему кафе для бездомных не вызывает гнева итальянцев

Христос не боялся прокаженных

Бездомный мужчина в центре социальной адаптации. Фото: ИТАР-ТАСС/ Дмитрий Рогулин

Мне кажется, именно ради таких историй стоит преодолеть брезгливость, которая есть у многих по отношению к обитателям улиц.

Нам всем не стоит забывать, что Господь заботился о прокаженных. А прокаженные – это категория людей, с которыми мало кто хотел общаться, кстати, не только по причине брезгливости или из боязни заразиться. Считалось, что они наказаны Богом, грешны, и общением с ними можно оскверниться. Но Господь нам показывает иной пример – он говорил с прокаженными, исцелял их.

Подражать таким образом нашему Учителю – наш христианский долг. Конечно, иногда бывает это непросто, но пренебрежение, брезгливость можно все-таки преодолеть. Христианин призван хотя бы всех принимать и жалеть, а потом уже конкретно помогать тем, кому еще можно помочь.

Для меня лично брезгливость – не проблема номер один. Гораздо чаще я думаю о том, как правильно помочь тому или иному человеку. Как угадать его реальные потребности и при этом не ошибиться в том, не мошенник ли перед тобой?  Ведь практически любой бездомный рассказывает историю о том, как он приехал в Москву, у него украли паспорт и деньги – всегда один и тот же сценарий. Правда ли это?

Часто первая реакция – это желание отказать. Но и здесь есть риск: а вдруг человек и правда нуждается? Поэтому, безусловно, надо молиться, чтобы Господь нам помогал, даже зная, что мы, возможно, будем ошибаться.

«Я не рука с бутербродом». Светлана Файн о том, что такое дружба с бездомными