Прививка от беспомощности

Сочи манит: здесь солнце, море и много объявлений о работе. Они обещают райскую жизнь, но реальность, увы, оказывается иной, особенно для женщин

Сочи ассоциируется с отдыхом и беззаботностью, и домик, расположенный за городским вокзалом, чуть на холме, тоже навевает мысли об отпуске. Типично курортная архитектура с балконом, который опоясывает второй этаж, рядом платаны и пальмы, чуть поодаль сосновый лес. Во дворе – аппетитный запах свежевыпеченного хлеба, слышны детские голоса. Кажется, здесь сдают курортникам комнаты, но впечатление обманчиво. Это кризисный приют для мам «Нечаянная радость».

За последние четыре года здесь проживало 100 детей, матери которых попали в тяжелую жизненную ситуацию. Мы познакомились с его сотрудниками и подопечными – теми, кто еще живет здесь и теми, кто уже выпустился. Имена героинь изменены по их просьбе.

Подопечных забирали прямо с пляжа

«Наша типичная мама – женщина не местная, она приехала в Сочи с большой мечтой, – рассказывает основатель приюта, священник Александр Копырин. – Город манит: здесь солнце, море и много объявлений о работе. Они обещают райскую жизнь, но реальность, увы, оказывается иной. А эти женщины, как правило, уже имеют детей и срываются с ними с родных мест, часто здесь встречают новую любовь, вновь оказываются беременны.

Накопленные ранее средства потрачены, с работой не сложилось, любовь прошла, и они оказываются на улице. Бывали случаи, когда мы их прямо с пляжа забирали».

Дают о себе знать и курортная специфика, и растущий экономический статус города, в который все чаще стали попадать в поисках заработков люди из разных областей России и ближнего зарубежья, и, конечно, многонациональный состав региона: среди подопечных приюта есть не только русские, но и армянки, и представительницы северокавказских республик. «У нас нет ограничений по религиозному и национальному признаку, беда она везде беда», – комментирует отец Александр.

С Валерией и двумя ее детьми беда случилась полгода назад. Ночью, в октябре, под проливным дождем ее выгнали из дома муж и свекр. Выгоняли и раньше, но летом было проще переночевать в парке на лавочке, а потом пойти мириться. К осени стало холодно, и после одной из ссор Лера пришла в приют прямо с коляской, младшей дочке на тот момент не было и трех лет. Сейчас она рассказывает об этом спокойно, а тогда плакала и повторяла, что им совершенно некуда идти.

Лера приехала в Сочи из Ростова со страшим сыном Ваней, у нее красный диплом художника и навыки работы дизайнера. В городе у моря она встретила новую любовь, родилась Света. Но не заладились отношения со свекром-алкоголиком, а муж поддержал не любимую женщину, а родного отца. Теперь Лера с двумя детьми строит новую жизнь в приюте: делает с Ваней уроки, убирает за маленькой Соней игрушки, но пока не знает – а что же дальше?

Главная черта подопечных мам – это беспомощность,

считает Наталья Журавлева, руководитель социально-кризисного центра, в который в том числе входит и приют «Нечаянная радость». Часто это от стресса, от внезапно навалившихся проблем: где жить, чем кормить себя и детей и главное, как сделать так, чтобы ребенка не отобрали? Опасаясь этого, женщины сознательно не обращаются за помощью в государственные социальные службы, но находят поддержку в приюте, организованном при участии Православной Церкви.

Антиабортный приход

Одна из подопечных приюта «Нечаянная радость» с дочерью. Женщины выполняют работу по дому, но при этом могут не разлучаться с детьми

«Нечаянная радость» работает с 2017 года, но служение отца Александра Копырина и общины, которую он организовал как настоятель храма во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость», началось раньше. Храм соседствует с родильным домом, в котором работал абортарий. Женщины, даже решившись на отчаянный шаг, нет-нет, да и заходили в церковь, часто в надежде оправдаться или получить некое «благословение». Отец Александр разговаривал с ними, убеждал. Иногда удавалось.

Постепенно женщин, которых он сумел убедить оставить ребенка, становилось больше, одновременно он окормлял до семи человек, снимал для них квартиры, заботился до родов и после них, помогал устраивать детей в садики и школы, а мамам – выходить на работу. Свою лепту вносили и прихожане, многие из которых сами некогда совершили аборт и хотели понести посильную епитимью за свой грех.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Но число мам все росло, и тогда городская администрация выделила землю рядом с храмом под строительство приюта. В 2017 году в «Нечаянной радости» приняли первую постоялицу.

Валентина уже имела четверых детей и была беременна пятым. Супруг, боясь не справиться, требовал сделать аборт, женщина стояла на своем. «Это было непросто», – вспоминает отец Александр и добавляет, что семью удалось помирить: после того, как страсти улеглись, Валентине помогли получить социальное жилье как многодетной матери, и супруг вернулся к ней и теперь уже пятерым детям.

Уже в первые годы стало ясно, что помимо антиабортной деятельности будет еще одно направление: сюда стали приходить пострадавшие от семейного насилия.

Муж не встретил из роддома, в графе «отец» — прочерк

Администратор приюта «Нечаянная радость» Марина Гришина (слева) и руководитель социального кризисного центра Наталья Журавлева (справа)

В истории Аллы есть и репродуктивный выбор, и жесткий абьюз. «После первых родов у мужа началась постродовая депрессия. Ребенок был желанным, но когда он родился, мечты и реальность немного не совпали», – грустно замечает она.

Эффектная блондинка, как из глянцевого журнала, Алла училась на психолога, знает два иностранных языка. Много путешествовала, долго жила за границей. Трудно предположить, что такая девушка может оказаться в столь тяжелой жизненной ситуации.

Алла прилетела в Сочи в январе 2020 года из США. Отец детей – американец смешанного происхождения, его мать – европейка, а отец – выходец из одной из мусульманских стран. Брак со своим избранником Алла не зарегистрировала, но успела родить ему дочь, а через два года забеременеть еще раз. Она рассказывает, что после первых родов муж не встретил ее из роддома, а в графе «отец» у дочери стоит прочерк. Пришлось терпеть унижения, а иногда и побои и «сохранять семью».

Когда мужчина узнал, что появится второй ребенок, вновь начался острый конфликт. Алла приняла решение возвращаться на родину и выбрала в качестве места для жизни Сочи. Лететь к родителям в Сибирь не решилась, но рассчитывала, что отец детей будет содержать ее, высылая из-за границы деньги. Этого, увы, не случилось – так Алла на пятом месяце беременности и со старшей дочкой на руках оказалась в приюте.

Говорит, что в безопасности себя почувствовала только через месяц после того, как устроилась на новом месте. «Первые недели ты не помнишь вообще ничего, потому что пребываешь в шоковом состоянии. Очень сильный страх разлучиться с детьми. Потом пришло чувство безумной благодарности, хотелось чуть ли не в ноги всем кинуться и благодарить, что в Сочи вообще есть такое место. Я часто думала: хорошо, что приют существует, но что мамы делали, когда его не было?».

Мама выпустилась из приюта, а устроить сына в школу не смогла

Здание приюта граничит с так называемым Больничным городком — комплексом медицинских корпусов, среди которых роддом

«Мы стараемся сразу дать понять женщинам: здесь никто не будет ругать, здесь утешат и поймут», – говорит Наталья Журавлева.

Когда мама обустроится на новом месте и немного привыкнет – на это обычно уходит несколько дней, настает время для серьезной работы. Вместе с отцом Александром сотрудники приюта – психолог, юрист и социальный работник общаются с женщиной, чтобы составить индивидуальный маршрут.

«В приюте мы многое даем мамам и мало с них требуем – только готовить еду и убираться. Но когда они уходят, есть опасения, что кризис с ними может повториться. Наша задача – не допустить такого развития событий», – формулирует руководитель кризисного центра.

Большинство женщин, которые попадают в «Нечаянную радость», несмотря на возраст и наличие детей часто оказываются незрелыми и не знают простых вещей. Они не могут расставить жизненные приоритеты, не справляются с планированием финансов, не умеют строить отношения с людьми. Есть пробелы и в социальной сфере: многие не знают своих прав или не умеют их отстаивать, робеют при походах в государственные учреждения, не понимают, куда стоит обращаться с тем или иным вопросом.

«Нам главное дать им эту удочку, помочь им стать более самостоятельными, решительными», – говорит Наталья Журавлева.

Она приводит в пример одну из подопечных, Дианы, которая уже успела выпуститься из приюта и даже нашла работу. А вот устроить своего сына в школу не смогла: там ей отказали, и женщина опустила руки. «О том, что мальчик не учится, я узнала случайно – встретила эту маму на улице. Конечно, мы с отцом Александром подключились, и вопрос решился очень быстро. Но эта ситуация пугает и настораживает: значит, как мы не старались ее реабилитировать, она не всему смогла научиться, и кризис в ее жизни может повториться», – объясняет директор приюта.

Духовная реабилитация важнее социальной

Отец Александр Копырин во дворе храма во имя иконы Божьей Матери «Всех скорбящих радость»

Как правильно «давать удочку, а не рыбу»? Об этом отец Александр и его сотрудники думают на протяжении всех лет работы приюта. Не обходилось и без ошибок, сетует батюшка.

«Когда мамочка попадает к нам, особенно после физического или эмоционального насилия, сложно избежать желания причинить добро.

Поначалу мы, как неофиты, окружали женщин любовью и заботой. Это создавало ложную иллюзию того, что она все может, и, случалось, женщины подавали на развод. Я считаю, тут и моя вина есть, грешен.

Ей, быть может, стоило бы как-то смириться перед супругом, наладить отношения, а она поспешила порвать. И вот настает время покидать приют, а семьи у такой женщины уже нет. И знает, в таких случаях мы расставались очень плохо», – говорит батюшка.

«Похоже, что начинать в этом случае нужно с простого – уроков, подобных школьному домоводству и этике и психологии семейной жизни. Затем восполнять элементарные юридические и социальные пробелы, а потом переходить на следующий уровень. Потому что главный пробел –нравственный», – считает отец Александр.

Он убежден, что без духовного укрепления реабилитация подопечных приюта была бы неполной. Это не обязательное условие, и здесь помогают всем, в том числе атеисткам, мусульманкам и буддисткам. Но именно искренняя вера, уверен батюшка, позволяет не допустить дальнейшего кризиса и повторного попадания мамы в приют.

«Главный смысл реабилитации – в том, чтобы понять смыслы происходящего, понять, что произошло в жизни и почему все сложилось так, а не иначе. Например, если женщина не понимает, что такое целомудрие и воздержание, не удивительно, что наступает незапланированная беременность», – комментирует батюшка.

Для большинства подопечных «Нечаянной радости» пребывание в приюте становится первым опытом веры. «Раньше я была захожанкой, только свечи забегала поставить», – признается Екатерина, которая называет себя старожилом: она живет в приюте уже больше года.

Екатерина попала в сочинский дом прямиком из Чехии. Вместе с младшим сыном ушла от мужа, не захотела больше находиться за границей. А найти себя на родине, где не жила последние десять с лишним лет, не смогла. Старший сын при этом остался с отцом.

«Сложно говорить с женщиной так, чтобы, с одной стороны, подвести ее к понимаю совершенных ошибок, а с другой – не обидеть и не вызвать чувства вины, – размышляет отец Александр. – Тут нужно полагаться только на свое внутренне чутье, деликатность, смирение».

Из размышлений о том, как соединить социальную реабилитацию с духовной в «Нечаянной радости» родилась программа «Территория развития», в которой сотрудники попытались соединить оба аспекта.

Нужна программа по взрослению женщин

Женщины в приюте готовятся к Вербному воскресенью

Первый курс «Территории развития» продолжался с сентября 2020 года по январь 2021-ого. В нем принимали участие пять мам, находившихся в тот момент в приюте, и женщины из подопечных семей, которые живут дома, но при этом получают от «Нечаянной радости» помощь.

В социальной части программы были мастер-классы по востребованным в Сочи профессиям – ресторанный и гостиничный бизнес, индустрия красоты. Отдельный блок посвятили рабочим компетенциям: составление резюме, навыки самопрезентации, тайм-менеджмент. Главной целью этих занятий было дать женщинам уверенность в том, что, выйдя из приюта или, в случае с «домашними» мамами, решившись выйти на работу, они преуспеют.

В формате встреч за чаепитием батюшка и психолог разговаривали с женщинами о том, что такое обида и как она мешает двигаться вперед, обсуждали гордость, которая не дает строить отношения в личной жизни и на работе, боролись со страхами. Несколько встреч посвятили уверенности в себе – с этим, как оказалось, у многих мам тоже были трудности, которые шли прямиком из детства.

Результаты «Территории развития» заметные, считает отец Александр Копырин. Несколько мам, в том числе и одна выпускница приюта, нашли работу. Многие стали прихожанками храма во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость», в котором служит батюшка.

Кроме того, стало понятнее, как в будущем стоит профилактировать кризисные ситуации. Отец Александр говорит, что беседовать нужно не только с самими женщинами, но и с их близкими. С родителями – о том, чтобы не вмешивались в жизнь молодой семьи, мужьями – чтобы осознали свою ответственность за жену и детей и были менее инфантильными. Иногда, говорит священник, это удается.

В его практике есть случаи, когда семьи удавалось воссоединить даже после случаев домашнего насилия, после длительной работы с супругом-агрессором. Когда же это оказывалось невозможным, батюшка всеми силами способствует общению женщин с их родственниками – а эти связи тоже зачастую оказываются нарушенными – чтобы из Сочи, где у них никого нет, мамы могли уехать на родину.

Отец Александр уверен, что в той или иной форме «Территория развития» будет продолжать работать в приюте как программа, которая «способствует взрослению женщин».

Не надо романтизировать этот опыт, но не стоит от него зарекаться

Одна из юных постоялиц играет во дворе. За время работы с помощью сотрудников приюта на свет появилось семеро малышей

Зимой 2021 года, через год после своего заселения в приют, Алла с двумя детьми (минувшим летом у нее родилась дочка, которую из роддома встречали всем приютом с цветами и шариками) вышла замуж. Ее супругом стал отец детей, ради этого он специально приехал из США и согласился обосноваться в Сочи. Наладились отношения с родителями Аллы, у нее много планов на жизнь.

Поверить мужчине, который когда-то так легко отказался от нее и был против рождения второго ребенка, говорит Алла, было непросто. Она не доверяла мужу сразу, опасалась уходить из приюта, думая, что потеряет это место и не обретет нового. Но когда муж согласился снять для нее квартиру, вложился в образование – Алла сейчас изучает маркетинг – все же решилась.

«Не буду романтизировать свой опыт. Это определенно не то, что нужно кому-либо пережить, но не стоит от этого зарекаться», – говорит женщина.

Валерия пока живет в приюте, но планы на будущее есть. Она прекрасно готовит и в ближайшее время хочет получить профессию повара: с хорошим сертификатом в курортном городе будет легче устроиться, чем с дипломом художника. Главное сейчас – чтобы младшая Света привыкла ходить в детский садик.

С помощью отца Александра Лера наладила отношения с мужем, который выгнал ее из дома: он иногда приходит забрать дочку, чтобы несколько часов погулять с ней. Обратно пока не зовет, но и то, что папа общается с ребенком, в приюте считают победой.

Екатерина с младшим сыном тоже постепенно готовится к самостоятельной жизни. Как только Сашу устроят в детский сад, можно будет искать работу и думать об отдельном жилье.

Катя вспоминает, что, придя в приют, думала, что тут собираются одни маргиналы. «А оказалось, приличные люди, образованные и очень интересные»,.

Приют продолжает жить своей жизнью. В свободных комнатах застелены кровати, чтобы в любое время дня и ночи принять новых постоялиц. «Мы нужны этим женщинам, чтобы дать им мощную прививку от невзгод», – формулирует свое кредо директор «Нечаянной радости» Наталья Журавлева.

Помочь кризисному приюту для мам «Нечаянная радость» в городе Сочи можно здесь.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.