Человек, берущий в семью больного ребенка, должен, прежде всего, хорошо разбираться в себе и спросить себя: зачем я это делаю?

Мария Пригожина, педагог-психолог ГКУ ЦССВ «Центральный», руководитель школы приемных родителей

Правильно выбрать Школу приемных родителей

Когда Милосердие.ру опубликовало истории приемных мам детей-инвалидов «Иду на риск: как взять в семью ребенка-инвалида и не пожалеть», для многих главным был вопрос: как правильно оценить свои духовные, эмоциональные, физические ресурсы родителям, желающим взять в семью ребенка с ограниченными возможностями?

— Самому человеку это сделать очень трудно. Здесь может помочь Школа приемных родителей (ШПР). Но ее надо правильно выбрать. В Москве сейчас много таких школ, но уровень подготовки везде разный. Очень важно выбрать подходящую, грамотно подготавливающую школу.

При выборе нужно исходить из того, какого ребенка хотят взять родители.

Например, тем, кто собирается взять ребенка с особенностями, я бы советовала выбирать себе школу при том учреждении, где содержатся такие «особенные» дети.

Это важно потому, что, как правило, в ШПР при этих учреждениях работают те же специалисты, которые работают там с детьми, знают этих детей длительное время, знают их диагнозы, и могут рассказать, каков ребенок в реальном общении.

Понятно, что это не должен быть медицинский курс, но

родителям совершенно необходимо разобрать специфику диагноза, его проявления в быту, в уходе и общении с ребенком.

Чтобы родители, столкнувшись с неожиданной реакцией или поведением детей, не недоумевали и не паниковали, а были бы готовы. Чаще всего у будущих родителей уже имеются устоявшиеся мифические представления о тех или иных особенностях развития ребенка. В этом случае очень важно развенчать эти мифы, потому что у абсолютно любого ребенка есть свои слабые и сильные стороны. Просто нужно знать, как их увидеть и что с этим делать. Осведомлен – значит, вооружен.

Также необходимо пройтись по всем основным синдромам, которые характерны для детей с особенностями: двигательные нарушения, синдром Дауна, фетально-алкогольный синдром, умственная отсталость, шизофрения.Нужно рассказывать про сильные и слабые стороны разных диагнозов.

Например, объяснять, что из ребенка с шизофренией, совершенно не обязательно вырастет маньяк, который будет всех преследовать: ведь и аллергия имеет свои вспышки, и эпилепсия, — и шизофрения тоже. Какой-то период человек находится во вполне благоприятном состоянии.

Или о том, что фетально-алкогольный синдром может проявляться в агрессии, самоагрессии, и предложить родителям варианты грамотного реагирования на нее.

Особое внимание нужно уделить ресурсным особенностям мамы, физическим и психологическим.

Важно обсудить особенности общения с ребенком, стиль, скорость, темп (есть дети, с которыми надо разговаривать медленно, постоянно повторять слова и действия). Чтобы приемной маме было понятно: при всем желании хватит ли ей сил на вот этого ребенка.

Необходимо проговорить компенсирующие моменты для мамы и папы, возможность отдыха, смены друг друга в уходе.

Есть люди, психофизика которых просто не работает, если человек не имеет возможности выспаться или, например, побыть некоторое время один. А если ребенок таков, что требует внимания 20 часов в сутки – значит, это не ваш вариант.

Понаблюдать со стороны, не вступая в общение

Но, кроме теории, необходима практика: на мой взгляд, было бы неплохо, если бы родители присоединились перед принятием решения к какому-нибудь благотворительному фонду или договорились непосредственно с детским учреждением походить туда на субботники, например.

То есть сначала я бы советовала понаблюдать деток со стороны, не выстраивая с ними личностных отношений – ведь может так сложиться, что родители передумают – а для ребенка будет еще один стресс, ведь кто-то дорогой вновь взял и испарился.

Для начала нужно некоторое время поработать как бы не с детьми, а словно «сами по себе» — то есть посмотреть на ребенка «со стороны», общаясь не тет-а-тет, а во время какой-то общей игры, занятия, – чтобы дети не воспринимали это общение адресно — словно взрослые пришли именно к ним, за ними. Дети ведь часто видят взрослых за забором, и это не так их травмирует, как если люди приходят к ним в группу, дарят игрушки и т.д.

Наблюдая ребенка со стороны, родители могут прислушаться к себе, своим чувствам, реакциям.

Есть и более практические вещи: например, многие родители опасаются брать детей-колясочников, потому что нужно много чисто физических сил для пересадки их с коляски и т.д. Но бывают дети-колясочники, у которых отлично развиты ручки, и они сами способны и пересаживаться, и по лестнице спуститься и много чего еще.

Просить помощи, искать единомышленников

DSC_0061

Занятие в одной из Школ приёмных родителей. Фото с сайта arifmetika-dobra.ru

Очень важно, чтобы родители, даже если они многодетные и многоопытные, не считали, что они «и так все знают». Самоуверенность очень вредит.

Приемные родители должны обладать очень важным качеством: уметь просить помощи. Это не так просто, как кажется на первый взгляд. И этому тоже учат в ШПР.

На мой взгляд две самые главные мысли, которые обязаны донести до родителей в ШПР, — что их путь намного ответственней, чем чей-либо еще, а вторая мысль — что просить о помощи – это не постыдно, не страшно, а наоборот, хорошо и правильно. Эти вещи связаны между собой, ведь если я готов попросить о помощи, значит, я очень ответственно подхожу к данному вопросу.

Помощь приемным родителям нужна на любом этапе. Поэтому, кроме ШПР  сейчас активно работают службы сопровождения семей, взявших приемного ребенка. В их работе есть различные спектры – если мы говорим о ребенке с ОВЗ, то учреждение, в котором родители взяли малыша (или, по желанию родителей, любое другое учреждение, уполномоченное ПО сопровождению) может оказывать комплексные услуги: и медицинские, и психологические, и педагогические – как ребенку, так и взрослому совершенно бесплатно.

Родителям очень важно найти на каждом из этапов «своего» специалиста, выстроить с ним доверительные отношения. А не по территориальному признаку. Это очень важно.

Потому что одной семье, без поддержки, какими бы умными и добрыми люди не были, на мой взгляд, не справиться с такой многосторонней задачей как взятие в семью приемного ребенка-инвалида.

Самообольщение здесь практически равно провалу. Человек, который идет на такой риск как принятие в свою жизнь больного, не родного по крови ребенка, должен, прежде всего, хорошо разбираться в себе, понимать, что он делает, зачем, с какой целью?

Существует очень глубинный вопрос: каждая ли мать готова к материнству, у каждого ли родителя хватит сил на воспитание «особенного ребенка». Здесь нужно уметь быть честным с собой.

Никакие примеры со стороны, героические подвиги матерей, взявших 2-3-5 детей не должны быть решающими в вашем выборе. 

Только вы сами, только конкретно ваши силы, ваше желание, ваши способности, — с учетом того, что вы готовы просить помощи, а не делать все «сама».

И здесь нет общего рецепта: у всех свои сроки принятия решения, осознания, подготовки. Сроки – это очень условная вещь.

Когда приемный родитель получает направление на посещение малыша, которого думает взять в семью, согласно нашим законам, у него есть 10 дней, чтобы дать отказ или согласие.

Конечно, постановлением предусмотрены и те случаи, когда будущей семье нужно больше времени на знакомство. В этом случае семья подписывает согласие и продолжает навещать малыша в учреждении, пока обе стороны не будут готовы к началу своей новой совместной жизни.

Иногда, хоть и крайне редко, бывает, что родители и ребенок за одну встречу понимают, что это «он самый». А другим, конечно, нужно гораздо больше времени, чтобы понять себя, не ошибиться.

Если не сложилось

Бывает, что родители прошли ШПР, успешно справились с первыми сложностями, взяли ребенка, пожили вместе какое-то время, а потом поняли – не справляются. Как быть?

Приемный ребенок – это всегда риск. Гарантий, что «все будет хорошо», здесь никто никому не дает.

Моя личная позиция, не привязанная к другим психологам и к позиции центра, в котором я работаю:

если человек понимает, что совсем не складывается, что это вредит его семье или кровным детям, а помощь службы сопровождения и специалистов не помогает, – лучше (несмотря на то, что это вторичная травматизация для ребенка) дать ему возможность найти «свою» семью, чем насиловать себя и его.

Я не считаю такие жертвы конструктивными.

Но это кардинальный вывод. А бывает, что это родители просто переживают обычные этапные трудности. И важно отличить одно от другого.

Есть общепринятые сроки адаптационных этапов: период острой адаптации длится 3 месяца. Весь процесс привыкания и встраивания ребенка в семью длится в течение года.

Но и здесь все индивидуально: бывает так, что пока ребенок маленький, все хорошо, а к подростковому возрасту, например, у него обостряется шизофрения до такой степени, что приходится обращаться в ПНИ, и родитель понимает, что к этому совсем не готов.

Бывает всякое, и очень важно в таких случаях советоваться с органами опеки и попечительства, которые должны курировать семью в течение длительного времени. Нужно обязательно обратить внимание на то, чтобы в органах опеки была психологическая служба, принимающая участие в жизни семьи. Ведь именно специалисты этой службы должны «ловить» момент «крайней точки».

В третий раз повторюсь: приемным родителям, прежде всего, нужна грамотная сопроводительная помощь.

— Как родители могут помочь самим себе, чтобы не дойти до этой «крайней точки»?

— Это называется «профилактика выгорания». Это очень важный вопрос не только по отношению к приемным деткам, но и по отношению к родным.

Очень важно общаться друг с другом и с другими людьми, находящимися в схожей ситуации. Самый безболезненный и приятный, на мой взгляд, (и очень эффективный!) способ профилактики выгорания – это стать частью сообщества.

Ощущать себя частью группы людей с теми же заботами и проблемами – молодых мам, родителей детей с ОВЗ.

Нужно общаться с людьми, у которых больше именно практического опыта в этом вопросе, делиться с ними и задавать вопросы. Когда ты понимаешь, что не один такой, вот рядом твои друзья тоже переживают и ничего, живут, — на мой взгляд, это самый эффективный способ.

Другой способ, например, если ты живешь в маленьком городке, где нет единомышленников, — творческий подход к проблеме. Сделайте с ребенком что-то вместе: испеките, слепите, нарисуйте, покрасьте. Повозитесь с домашним питомцем. Сделайте то, что обоим доставит удовольствие. Отпустите сложную ситуацию, упростите ее и напряжение спадет.

Даже если в итоге все сделает мама, — участие ребенка, совместный труд, — это как раз то, что я называю «искусственной ситуацией успеха». Это как бы тренировка в том, чтобы научить и ребенка, и самого себя создавать что-то конструктивное, позитивное, радостное, подкрепляющее.

То есть нужно заранее продумать тот вид деятельности, которым вы собираетесь заняться, чтобы и ребенок мог в нем принять результативное и позитивное участие и вы получили от этого удовольствие. При этом мама абсолютно не ограничена в выборе занятия, ребенок может принимать участие во всем, нужно просто продумать какое именно задание для него по плечу, таким образом это становится и профилактикой выгорания и релаксацией для мамы и веселой и развивающей игрой для малыша.

И в очень тяжелые моменты мама может посмотреть на созданную вместе с ребенком картинку и понять: вот это же мы смогли с ним создать вместе, значит, и сейчас можем справиться, и с этой задачей.

Но конечно, когда речь идет об истощенном человеке – одной коллективной деятельностью здесь не поможешь. В этом случае необходима помощь профессионала.