«Глазам моим представилась жуткая картина. Недалеко от Богородицы, среди народа стоял огромный медведь, вытянув вперед передние лапы. Я задрожал от испуга, что великан-зверь растерзает Матерь Божию»

Постриг в разгар гонений 

Священником Иван Игошкин (память 18 октября) стал в 1921 году, в возрасте 33 лет, когда в стране развернулась антирелигиозная кампания. В Москве отец Иоанн служил на Большой Ордынке, в Покровском храме Марфо-Мариинской обители сестер милосердия, до самого его закрытия в 1927 году, и был первым помощником настоятеля храма архимандрита Сергия (Сребрянского), преподобноисповедника.

Когда умер Патриарх Тихон, среди священнослужителей встал вопрос: признавать ли авторитет местоблюстителя патриарха Сергия (Страгородского)? Отец Иоанн говорил так: «Пастырское дело – служить Господу, а не заниматься церковной политикой и осуждением архиереев».

В 1929 году отец Иоанн принял монашеский постриг с именем Гавриил. Началась пора ссылок и лагерей.

«Мир вам!»

Игумен Гавриил, г. Москва, 1930-е гг. Фото с сайта kadashi.ru

В 1949 году после недолгой свободы о. Гавриила вновь отправили в лагерь . Посадили в барак с уголовниками, где каждую ночь кого-то убивали.

В барак батюшка вошел со словами: «Мир вам!», предупредил, что сам – священник и попросил разрешения вслух помолиться. Первой реакцией рецидивистов было возмущение, но потом они стали прислушиваться к словам молитвы. Священник молился о страдающих и озлобленных. Почувствовав в словах священника сострадание, уголовники не смогли навредить о. Гавриилу. Ночные убийства с тех пор в этом бараке прекратились.

В заключении, уже в преклонных годах, отец Гавриил должен был работать наравне с молодыми заключенными, при этом совершать священническое служение: беседовал, исповедовал, отпевал, крестил, — все в строгой тайне.

Духовные дети не оставили своего батюшку, присылали передачи с продуктами и вещами, а начальство шутило: «Иван Иванович! Для вас только почта и работает!» Отец Гавриил делился со всеми чем только мог. Он стал пользоваться таким доверием в бараке, что его уполномочили делить все продукты. Он нередко отдавал свой кусок обессилевшим, ухаживал за больными.

Тюрьму батюшка называл «курортной лечебницей», где душа верующего человека исцеляется терпением, смирением, перенесением скорбей и молитвой. В своей книге «О загробной жизни», он вспоминал: «Мы, христиане, и в особенности священнослужители, были беззащитны, судили нас, как хотели, предъявляя чудовищные обвинения в нелепых преступлениях. Искать справедливости, доказывать свою невиновность, добиваться защиты было делом немыслимым. Мы могли только страдать и терпеть».

Страшный великан-зверь рассыпался, как прах

Архимандрит Гавриил с духовными чадами. Фото с сайта kadashi.ru

В воспоминаниях о лагерной жизни о. Гавриил описал явление ему Матери Божией: «Однажды под давлением всего пережитого я лег на свое убогое ложе с намерением скорее заснуть. Измученный переживаниями целого дня, я в ту же минуту погрузился в глубокий сон. И вот увидел я себя стоящим в конце площадки перед бараком. Там стояли и другие, преимущественно старики, народу было немного. Взор мой прикован был чудным видением. Низко на облаках плыла величественная женщина – Монахиня, одетая во все черное и с черным апостольником на голове. Взор Ея блистал, лицо светилось, красоты было неописуемой.

Величественно Она плыла по воздуху и плавно опустилась на середину площадки к стоящему народу. В мыслях у меня промелькнуло, что это Матерь Божия пришла посетить нас, скорбящих, и подать утешение в печали. Скорыми шагами я направился к Ней, но здесь глазам моим представилась другая – жуткая картина.

Недалеко от того места, где Она опустилась, среди народа стоял огромного роста бурый медведь. Он стоял, как копна, вернее, сидел на задних лапах с вытянутыми вперед передними лапами. Я задрожал от испуга, что этот великан-зверь растерзает Монахиню. Она же шла прямо на него.

И что же? Она не дошла до него. Как только увидел Ее этот страшный великан-зверь, рассыпался, как прах, исчез бесследно. Не убежал, не спрятался и не скрылся куда-либо, но рассыпался в прах и исчез, не оставив после себя никакого следа, так что никаких признаков его существования на площади не осталось.

Матерь Божия двигалась по тому же направлению, как и вначале, то есть дальше на восток. Народ подходил к Ней, и Она каждого благословляла, что-то давала каждому в руку. Все с радостью спешили к Ней получить благословение и получить во утешение то, чем Она оделяла всех. Спешил и я, но вследствие того, что я стоял на самом конце площадки, скоро не мог подойти, и тем более когда весь народ тесным кольцом окружил Ее со всех сторон.

Когда подошел я к первым получившим от Нее гостинцы, спросил: что Она раздает? Один благообразный старичок показал мне только что полученную от Нее круглую небольшую лепешечку размером, видом и цветом наподобие печенья; разломивши пополам, старичок половину отдал мне. С радостью я взял как дар и благословение Матери Божией, а сам употреблял все меры, чтобы самому подойти и лично получить от Нее благословение и гостинец.

Но сего по моим грехам не удостоился, ибо, только я получил половину лепешечки, врученную мне старичком как небесный дар, как благодать Божию, как небесный хлеб, данный людям в благословение, освящение и подкрепление духовных и телесных сил, я с благоговением принял его во уста и тут же проснулся, чувствуя сладость во устах.

Проснулся я с большим сожалением, как бы потерявши сокровище и драгоценности, не удостоившись лично получить от Матери Божией то, чем Она утешала многих. Я сокрушался, что по своим грехам не удостоился получить благословение.

Во время такого печального раздумья меня осенили отрадные мысли. В них слышался мне как бы голос, отрадный голос Самой Матери Божией, ласково и непонятно откуда раздававшийся в ушах моих:

“Не печалься, – вещал сей таинственный голос, – видение сие для тебя не окончено, а только прервано, оно продлится для тебя в самой жизни.

Ты идешь и стремишься получить благословение и милость. Не ослабевай, терпеливо продолжай путь, вместе с благословением получишь милость и дар”. Настоящие мысли ободрили меня».

Будут говорить новыми языками, будут брать змей

Архимандрит Гавриил (Игошкин). Фото с сайта kadashi.ru

Однажды в тюрьме о. Гавриила попытались отравить. Бог открыл ему это. Помолившись и перекрестив еду, о. Гавриил сказал: «Вы мне яду подсыпали. Я съем эту еду, как вы этого хотите, и она не причинит мне вреда». Отравители ухмыльнулись и стали ждать, когда «поп» скорчится в муках. О. Иоанн доел все до конца и вернулся к работе.

В другой раз начальник лагеря пришел к батюшке и стал просить о своей больной жене. Женщине не могли помочь никакие врачи. Батюшка ответил, что помолится. Вскоре женщина полностью исцелилась.

Христос обещал своим верным, что их «будут сопровождать знамения: именем Моим будут изгонять бесов; будут говорить новыми языками; будут брать змей; и если что смертоносное выпьют, не повредит им; возложат руки на больных, и они будут здоровы» (Мф. 16:17-18). Верность о. Гавриила была испытана годами самых разных лишений. Так что не удивительно, что и яд ему не вредил, и больных он исцелял.

Благодарный тюремщик стал ходатайствовать, чтобы отца Гавриила отпустили на свободу. Батюшку освободили в 1954 году, хотя он отсидел только половину срока.

Отец Гавриил пробыл в лагерях 17 лет. Батюшка свидетельствовал: «Я рад, что Господь сподобил меня пострадать вместе с моим народом и потерпеть сполна все скорби, которые не единожды выпали на долю православных; испытания посылаются человеку от Бога и необходимы для его очищения и освящения».

Добрая Евдокия

Архимандрит Гавриил (Игошкин), 1950-е годы. Фото с сайта kadashi.ru

Когда отца Гавриила освободили, он вернулся в свой город. Но дом его конфисковали. Батюшка зашел в церковь и стал искать добрых людей, которые смогли бы его приютить, но все боялись. Неожиданно к батюшке подошла женщина по имени Евдокия и предложила остановиться у нее.

В скором времени отца Гавриила полностью реабилитировали и его дом вернули. Дом же Евдокии готов был развалиться в любой момент от ветхости. Батюшка пригласил Евдокию с ее домочадцами жить у себя: «Будете за мной ухаживать. Я человек больной, долго не проживу, а дом подпишу на вас». Так и произошло.

Там отдохну

Преподобноисповедник Гавриил Мелекесский. Изображение с сайта kadashi.ru

О. Гавриил служил у себя дома: в храме ему не позволяло здоровье. Время, свободное от службы и молитвы, он отдавал людям – принимал всех приходящих. По молитвам отца Гавриила уже при его жизни происходило много чудес и исцелений. Домочадцам было жалко старенького и больного батюшку и они пытались уговорить отдохнуть, отец Гавриил отвечал: «Здесь некогда отдыхать! Уж очень много дел! Там отдохну…»

Отец Гавриил говорил, что он черпает силы в молитве. За три дня до смерти батюшку посетил Господь. Отец Гавриил говорил, что видел необыкновенный свет и в нем Господа-Христа, и беседовал с Ним.

18 октября 1959 года о. Гавриил тихо и безболезненно отошел ко Господу после служения Божественной литургии.

О. Гавриил был одним из тех старцев, народное почитание которых было велико еще при жизни. И при жизни его почитали святым. 18 октября 2000 года были обретены святые мощи преподобноисповедника Гавриила (Игошкина). В настоящее время они находятся в Никольском соборе города Димитровграда (Ульяновская облась).  А в 2004 году в селе Сосновка, где он родился, был освящен первый храм, посвященный преподобному Гавриилу (Игошкину) – на том месте, где стоял его родной дом.