Семь перемен к лучшему для детей-сирот, приемных родителей и НКО – главные выводы с конференции «Опыт и роль НКО в решении проблемы социального сиротства» в «Благосфере»

Фото: Владимир Песня / РИА Новости

Радикальный документ — Постановление № 481 «О деятельности организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и об устройстве в них детей, оставшихся без попечения родителей» — был принят в 2014 году и призван изменить подход к работе всех российских детских учреждений в области социального сиротства.

Елена Альшанская, президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», считает, что сотрудники НКО должны знать Постановление № 481 так же хорошо, как христиане — Библию.

В чем суть: до постановления детские дома обязаны были обеспечить уход за ребенком – содержать, удовлетворять его или ее базовые потребности и в отдельных случаях обучать. Сегодня их главная задача совместно с органами опеки – реабилитация и социальная адаптация подопечных, скорейшее жизнеустройство. Первый шаг на этом пути – возвращение в кровную семью, работа по восстановлению отношений с родителями. Только если этого сделать не удается, ребенку ищут приемную семью, а не наоборот, подчеркивает Альшанская.

В этой новой реальности сильно поменялась роль НКО и волонтеров – фокус должен быть не на проведение спектаклей или праздников, а на куда более кропотливую и монотонную, но и более важную работу с семьями.

Какие главные изменения произошли за четыре года с момента принятия документа?

Индивидуальный подход

Фото: РИА Новости / Мария Ткачева

Известно, что дети вырастают в системе детских домов не приспособленными к нормальной жизни, не понимают ее законов, не знают многих вещей, которые нам кажутся очевидными. Причина – отсутствие индивидуального подхода.

Решение 481: условия в детском доме теперь должны быть максимально приближены к семейным. В первую очередь, маленькие группы (до 8 детей, а не 18-20 и больше, как было до постановления) и постоянный воспитатель у каждого подопечного.

«Это сделано для того, чтобы ребенок, потерявший семью, не становился маргиналом, не утрачивал понимания того, как вообще живут в мире за стенами учреждения, — объясняет Альшанская. – Невозможно научиться этому на уроках по социальной адаптации раз в неделю в восьмом классе – взрослея, мы каждый день осваиваем мир через быт, который нас окружает, рутинные действия. Не знать всего этого восемнадцать лет, а потом выйти из детского дома и резко научиться — нереально».

Новый дом недалеко от родных мест

Фото: РИА Новости / Константин Чалабов

Сегодня ребенка стараются устроить в учреждение для детей-сирот рядом с местом, где его «выявили» органы опеки. «Лучше всего, чтобы он не менял ни район, ни школу, ни места досуга, куда привык ходить, — подчеркивает Альшанская. – Ведь он ни в чем не виноват – его же не в тюрьму сажают! А получается, что, помимо мамы, которая не справилась с ситуацией, ребенок разом утрачивает все окружение, друзей. На самом деле, ему вообще необязательно говорить своим одноклассникам, что у него в жизни что-то изменилось. У нас бывали случаи, когда смена семейного положения проходила незаметно, и об этом знали только близкие друзья ребенка».

Выплаты раз в месяц из материнского капитала

Фото: РИА Новости / Алексей Никольский

У социального сиротства много причин, но исходная точка очевидна: неблагополучные семьи. С 1 января 2018 года малоимущая семья каждый месяц может получать выплату из средств материнского капитала в размере прожиточного минимума ребенка. Деньги будут начисляться до момента, когда ребенку исполнится полтора года.

Порог дохода для тех, кто может воспользоваться этой возможностью – полтора прожиточных минимума на человека в семье. Сумма варьируется в зависимости от того, где семья живет: в разных регионах прожиточный минимум разный.

«Министерство финансов долго на это не соглашалось, потому что все-таки материнский капитал – средства отсроченные, а мы их превращаем в ежемесячные выплаты, – говорит Ольга Баталина, депутат Госдумы РФ, член Комитета по государственному строительству и законодательству. – Но мера востребована и она сработала. Ведь почти половина людей, имеющих на руках сертификат, никак им не распорядились. Кто-то действительно планирует использовать его под ипотеку, под жилье, но есть и те, для кого ни одно из этих направлений не подходит — им нужны деньги, и прямо сейчас. Отсюда все эти незаконные схемы по обналичиванию материнского капитала – не от хорошей жизни».

Если вас интересует благотворительность, вы хотите разбираться в новых технологиях, читать экспертные интервью с яркими фигурами в мире НКО и помогать с умом — подписывайтесь на секторную рассылку Милосердие.РУ. Чем больше мы знаем, тем лучше помогаем!

Социальный контракт

Социальный контракт — еще один вариант материальной помощи малоимущим. Деньги в этом случае должны пойти на развитие семьи, например, на обустройство подсобного хозяйства, покупку оборудования для пекарни или, скажем, швейной мастерской, на дополнительное образование.

Звучит заманчиво, но на деле заключить такой договор с государством могут немногие. Причина в том, что у регионов крайне мало бюджетных средств на этот проект. «Только 14 регионов-доноров имеют право самостоятельно, без согласования с Минфином, расширять свои расходные обязательства, – поясняет Ольга Баталина. – Они могут принимать дополнительные выплаты, наращивать социальные расходы. Остальные живут по так называемому «модельному бюджету». У них на расширение своих социальных расходов просто нет права».

Как НКО узнать, есть ли у подопечных шанс заключить социальный контракт: На федеральном уровне это закон «О государственной социальной помощи». В субъекте федерации действует республиканский закон, в нем вводится инструмент социального контракта. «Он находится в компетенции местного министерства социальной развития или защиты (оно может по-разному называться), — поясняет Баталина. — Надо найти нормативный акт и понять, какое количество денег в республиканском бюджете заложено на эти цели на текущий год, как формируется очередность и есть ли она. На уровне субъекта определяется набор целей, то есть на что могут быть потрачены деньги по социальному контакту. Максимальная сумма соцконтракта в одни руки лимитирована и варьируется в зависимости от направления (на обустройство, образование и так далее)».

Учеба в обычной школе

Фото: Константин Чалабов / РИА Новости

Каждый ребенок в детском доме должен иметь возможность посещать обычную школу, а не учиться, как раньше, не покидая стен учреждения, — весь день в домашних тапочках, спускаясь с третьего этажа общежития на первый в классы и поднимаясь обратно.

За последние три года произошло глобальное перераспределение учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по ведомствам внутри региона. Если учреждение сохранило образовательную лицензию плюс в силу объективных причин ребенок в нем и живет и учится, то оно остается в ведомстве министерства образования. Если же организации не учат, то все они переходят в министерство соцразвития или Минсемьи. В Минздраве остались только дома ребенка.

«Понятно, что внутри еще идет деление на обычные учреждения и на учреждения для детей с нарушениями и в доме-интернате для детей с ментальными нарушениями говорить о семейно-воспитательной группе пока не приходится, — говорит Ольга Баталина. — Там очень сложная ситуация, хотя все требования постановления распространяются и на них».

Тем не менее, у НКО уже есть опыт, когда и для таких детей создаются условия, приближенные к семейным. В качестве примера Ирина Романова, заместитель директора Департамента государственной политики в сфере защиты прав детей Министерства образования и науки РФ, приводит московский Центр содействия семейному воспитанию «Вера. Надежда. Любовь».

«Подъемные» для выпускников

Фото: Евгений Епанчинцев / РИА Новости

Молодой человек или девушка, вступая во взрослую жизнь без поддержки родителей, испытывают большие трудности с социализацией и, как следствие, c поиском работы. Как правило, они обращаются в службу занятости региона, их ставят на учет как безработных и назначают пособие.

Это пособие отличается от обычного — оно выплачивается в течение шести месяцев и равно средней заработной плате в этом регионе. Дело в том, что во многих регионах подъемные выпускнику детского дома очень и очень небольшие – иногда даже просто в виде набора постельного белья. А если ему или ей еще квартиру надо снимать? Ведь часто жилье дают не сразу. Пособие помогает адаптироваться к нормальной жизни.

Кроме того, во многих регионах действуют муниципальные программы поддержки каникулярной занятости подростков — в них предусмотрена выплата части зарплаты ребенку. Такое софинансирование может стать выходом и позволить детям провести лето с пользой.

Обязательное обследование

В ближайшем будущем Министерство просвещения собирается ввести обязательное психологическое обследование потенциальных усыновителей. Оно, впрочем, существовало и раньше, но прежде претендент мог отказаться его проходить, а теперь не сможет. Причем, по словам Ирины Романовой, обсуждается вопрос психологического обследования не только самого усыновителя, но и людей, которые с ним проживают.

Еще одна тема в процессе обсуждения – разрешить усыновление людям с диагнозом ВИЧ. Министерство здравоохранения сейчас разрабатывает соответствующее изменение в законе.