«В спорных случаях я всегда советуюсь с врачами: что сказать человеку, обратившемуся за благословением на лечение», — священник Алексей Батаногов о том, как избежать конфликта веры и медицины

Священник Алексей Батаногов

«Когда я узнала, что у меня рак, тетя повела меня к монаху, отцу N. Он не благословил оперироваться. Все во мне сопротивлялось и как-то не укладывалось в голове, но тетя сказала, что он «такой молитвенник, и еще и… видит!»

Я ждала полгода… Отец N сказал, что надо лечиться травами, я лечилась, но стало хуже… И тогда я пошла к другому священнику. Он сказал: “Не знаю, кто берет на себя смелость такое советовать людям?! Да, “врачи — не боги”, но кое-что они умеют. Надо ехать и лечится!» И я прооперировалась» — пишет на одном из православных форумов Ксения.

Настоятель храма св. равноап. кн. Владимира в Новогиреево отец Алексий Батаногов 15 лет был «больничным священником, — окормлял 70-ю городскую больницу Москвы. В своей практике он не раз сталкивался с ситуациями, когда встает драматический вопрос «благословения» на ту или иную форму лечения.

Как понять, на что брать благословение?

— Давайте вдумаемся в само значение слова «благословение» — это благие слова, то есть, прежде всего — молитва.

«Благословите меня на что-то» означает, в том числе, и «помолитесь обо мне, о том, чтобы со мной все было по воли Божией». А еще это просьба о поддержке, помощи – Божьей и человеческой.

Никакой универсальной формулы благословения, которую должен произнести священник, нет. Не надо ждать особых «правильных слов» и «правильных действий» — каждый батюшка скажет что-то свое.

На все ли необходимо благословение? Конечно, всякий раз, когда православный человек готовится к важному делу, он берет благословение – одобрение того или иного своего решения. И здесь очень важна такая вещь, как послушание, только вот понимает его каждый человек по-своему.

Для монахов послушание – один из главных обетов, и в монашеской жизни, действительно, порой нельзя, что называется, и шагу ступить без благословения.

Другое дело – человек мирской. У него часто и духовника-то нет, у него есть частная жизнь, семья, работа, на работе – начальник и всем им приходится оказывать послушание в той или иной мере..

Брать благословение на все и всегда, даже если ты очень хочешь жить в послушании своему духовнику, просто невозможно. Мы принимаем решения десятки, сотни раз в день, и, чтобы не потеряться в этом море сомнений, нам даны заповеди Божьи,  здравый смысл, нравственный и житейский опыт. А ориентир всех наших действий – Евангелие.

То же касается и вопросов медицины.

Как определить, на что брать благословение? Вот зуб удаляют или аппендицит вырезают – это достаточно серьезно? Или просить благословения священника стоит только по вопросам жизни и смерти, а по мелочи — не стоит?

Все дело в том, что мелочь это или не мелочь, каждый оценивает сам. Для кого-то зуб полечить — обычное дело, а для кого-то – целая история, он боится и подходит, просит: «Батюшка, я к зубному иду, боюсь страшно, благословите, помолитесь!».

Тут, скорее, речь идет о поддержке. Батюшка говорит: «Господи, благослови! Иди, не бойся, не ты первый, не ты последний. Будем молиться». Подбодрит, скажет доброе слово,  и человек почувствует себя уверенней.

Важен совместный поиск воли Божией священником и больным

Православным людям нельзя игнорировать мнения врачей в решении медицинских вопросов. Вопросы медицины очень сложны, часто сами врачи выносят по одному и тому же вопросу разные заключения.

А священник — не медик, и у него просто нет достаточных компетенций, чтобы самостоятельно рассуждать о медицинских вопросах, по которым просят его благословения.

Поэтому совершенно точно не стоит на беседу с батюшкой приносить ворох анализов, назначения, результаты УЗИ и выписки.

Можно рассказать священнику историю болезни кратко. И заранее максимально точно сформулировать свой вопрос, понять, между чем и чем стоит ваш выбор.

Ну а священнику, получив всю эту информацию, совершенно точно необходимо очень хорошо подумать.

Моя позиция такова: в случае, если речь идет о серьезной проблеме – онкологии, трансплантации или иной тяжелой операции, было бы правильнее говорить не об одной встрече больного человека и священника. Будет хорошо, если, выслушав человека, священник помолится, подумает пригласит  на ещё одну беседу. Ведь у этой истории может быть развитие – новые анализы, второе мнения врача, еще какие-то повороты.

По своему опыту я могу сказать, что когда идет вдумчивое обсуждение, совместная молитва священника и больного человека, совместный поиск воли Божией, участие в таинствах – исповеди и причастии, Господь указывает путь.

Возможно не сразу, постепенно.

Если человек действительно все хочет сделать по воле Божьей, Господь поможет через людей, через обстоятельства, через какие-то «случайности». Не вспомню ни одного случая фатальных ошибок при таком подходе, все как-то устраивалось. Это касается, конечно, не только медицины.

Чем отличается послушание «простому священнику» от послушания старцу

Священник должен понимать свою меру ответственности. Одно дело — советы старцев, которым Господь открывает Свою волю, — как Серафиму Саровскому, Амвросию Оптинскому, Иоанну Кронштадскому, нашим современникам – отцу Иоанну Крестьянкину, отцу Николаю Гурьянову. Все помнят, наверное, историю из книги «Несвятые святые», когда отец Иоанн Крестьянкин не благословил свое духовное чадо на операцию, но женщина вопреки не послушалась, пошла на операцию и умерла.

И когда человек обращается за благословением к старцу с несомненным духовным авторитетом, ему надо понимать и верить, что он идет узнать волю Божию, а не волю старца.

И потому данный ответ надо быть готовым исполнять, а иначе – зачем спрашивать?

Но ведь у нас сегодня старцев, не хочу сказать, — нет, но они практически недоступны. Может быть где-то на Афоне, может, где-то еще, сокрытым образом, но они мало кому доступны…

А те «старцы», к которым автобусами возят паломников – скорее, коммерческий проект, по крайней мере, что-то сомнительное, тут стоит быть очень острожными, осмотрительными.

К обычным же священниками, пусть и опытным, и праведным, подход как к старцу — не применим. И тут уже сам батюшка должен понимать, что он не может нарушать свободы воли человека.

Есть ли мера этого послушания? Да, это здравый смысл.

Благословение духовника – не приказ, это молитвенная поддержка, одобрение, подтверждение того, что человек хочет исполнить волю Божию, а не поступить по своему произволу.

Что делать, если человек не хочет поступать так, как благословляет священник?  Если остаются сомнения – надо идти к нему еще раз и, может быть, просить, чтобы он помолился сугубо, отнесся повнимательнее. Но не бежать сразу за «вторым мнением» к другому священнику в надежде, что он сделает так, как вы хотите.

И обязательно молиться самому, просить Бога, чтобы он указал вашему духовнику — как же правильно? Не перекладывать всю молитву и поиск воли Божьей только на батюшку как «профессионала». Ведь это — ваша жизнь, ваш вопрос.

Главным критерием в вопросе благословения, конечно, должна быть любовь. Советовать и благословлять священнику нужно с любовью – так, как бы ты посоветовал своему ребенку, своему близкому. А больному — обращаться за советом к таким священникам, в которых чувствуется вдумчивое, внимательное отношение.

Я как-то прочел у одного из наших святых такое высказывание: «К какому священнику лучше обратиться – к прозорливому или к рассудительному? — Конечно к рассудительному!». Мне близка эта точка зрения.

«Не навреди»

Бывают, действительно, случаи, когда на лечение или операцию не благословляют. Тут стоит разобраться – что это за ситуация? Если это выглядит так: «Батюшка, благословите сделать операцию!» — «Не благословляю!», — ответил батюшка, развернулся и ушел, — надо задуматься – а кто это сказал? Если Серафим Саровский, нужно покориться.

А если не дал благословения обычный священник или монах, если вы видите, что это не было сказано с любовью, с участием, без рассуждения и молитвы, — не надо такого совета слушаться.

Врачи в своей работе всегда помнят правило: «не навреди». Я убежден, что и священник должен давать советы, исходя из того же принципа.

А если лечение тяжелей болезни?

Особо трудная тема – лечение детей. И тут я знаю просто вопиющие случаи: врачи жаловались, что священники напрямую мешают им, убеждая родителей отказываться от медицинского вмешательства, или от традиционной медицины, лечиться «травками», «маслицем», «святой земелькой» (это, конечно, совсем не значит, что священники не должны советовать прибегать к помощи святынь, тем более Таинств — исповеди и причастия).

Но неправильно отказываться от лечения, от помощи врачей — это мое мнение. Детей надо лечить, делать операции, если это необходимо. Может быть, если есть сомнения в том или ином враче, стоит искать других специалистов.

Стоит просить священника молиться о том, чтобы Господь указал, кому из докторов довериться, чтобы все устроилось. Запрещать лечить ребенка нельзя.

Есть ситуации, когда ребенок родился маложизнеспособным (например, с диагнозом СМА), и лечение в какой-то момент времени лишь стало продлеванием страданий ребенка, не обещая никакой положительной динамики. Это очень трудный, тяжелый вопрос.

Но и здесь духовник, священник сначала должен с любовью помочь родителям принять эту тяжелую ситуацию, а не просто советовать отказаться от лечения. Это может занять определенное, немалое время.

Пытаюсь вспомнить, приходилось ли мне не благословлять кого-то на операцию. Напрямую такого, пожалуй, не случалось. Но есть одна деликатная ситуация, которая касается очень пожилых людей — когда человек находится уже в «призывном» возрасте и когда лечение, процедуры, операция могут оказаться тяжелее, чем сама болезнь.

Вмешательство не продлит жизни, не улучшит ее качества – стоит ли мучить человека? А вдруг он не выдержит, умрет в реанимации или прямо на операционном столе, не успев причаститься и попрощаться с близкими?

Бывало, что я советовал: не надо, пусть лучше человек будет молиться, причащаться почаще, с родными своими побудет. В конце концов, где лучше умирать – дома или в больнице?

Хотя и тут есть тонкий момент. Болезнь болезни рознь – будут ли боли, будет ли умирающий в сознании? Это все как раз и нужно проговорить, учесть – хороший священник и должен помочь принять решение.

Но если шанс на выздоровление есть, отказываться от помощи точно не нужно ни в каком возрасте.

Врач + священник = всесторонняя помощь больному

Сама эта поднятая тема говорит о том, как важно священникам и врачам взаимодействовать друг с другом в вопросах помощи больному. Ведь человек состоит из тела и души, и невнимание к чему-то одному может уменьшить шансы на выздоровление.

А еще лучше, когда есть соработничество, взаимопонимание больного, духовника и врача. 

Со времен моей службы в 70-й больнице у меня осталось много контактов врачей  – в спорных случаях я всегда стараюсь посоветоваться с медиками о том, что сказать тому или иному прихожанину, обратившемуся за благословлением на лечение.

А в те годы, когда я окормлял больницу, и врачи обращались ко мне: «Батюшка, поговорите с таким-то больным, чтобы он не так активно постился – ему это неполезно».

Хорошо бы, если бы такое общение происходило, но как это устроить на практике, пока не очень понятно. Ведь если врач сам православный, он еще может рассмотреть такую возможность – связаться с духовником своего пациента. Во всех остальных случаях доктора чаще всего на такой контакт не идут.

Фото: Павел Смертин