Почему благое начинание – покупать в супермаркете еду не только себе, но и ближнему, который оказался в беде, – обернулось скандалом? Как правильно организовать «полки добра» — опыт НКО и ритейла

Один из успешных примеров сбора бесплатных продуктов — короб благотворительного «Фонда продовольствия «Русь» в магазинах сети «Дикси»


Если вас интересует благотворительность, вы хотите разбираться в новых технологиях, читать экспертные интервью с яркими фигурами в мире НКО и помогать с умом — подписывайтесь на секторную рассылку Милосердие.РУ. Чем больше мы знаем, тем лучше помогаем!

Уже год, как в России тут и там говорят о «полках добра» – специальных местах в супермаркетах, где каждый желающий может оставить продукты для неимущих. Но говорят в основном, что инициатива провалилась. Мы решили разобраться, почему эти полки превратились в магическое место, где добро встречается со злом, и возможно ли сделать так, чтобы идея все-таки работала.

Зайти в магазин, где можно еще и сдать на утилизацию батарейки или купить немного еды тому, кому на еду не хватает, приятнее, чем просто отовариться в бесчеловечном жерле консюмеризма. В некоторых регионах к созданию «полок добра» агитировали даже  губернаторы, что вызвало противоречивую реакцию — казалось бы, у власти должны быть лучшие ресурсы помощи малоимущим, чем кошельки их чуть более благополучных соседей по району. Но многих идея вдохновила, популярный сайт AdMe даже включил ее в список лайфхаков о том, «как вернуть добро в город».

Опасно, как на минном поле

Между тем, экономист, предприниматель и эксперт по ритейлу Дмитрий Потапенко считает, что призывать к подобным инициативам приблизительно то же самое, что призывать к участию в митинге: «Я тут ни советовать, ни отговаривать никого не буду, но законодательство таково, что, если вы, как владелец магазина, это сделали, вероятность того, что вы находитесь в нелегальном поле, крайне высока. Не забывайте, есть еще Налоговый кодекс – по-хорошему, если вы отдадите товар дешевле себестоимости, у вас, как минимум, камеральная, а реально – выездная проверка».

На сегодняшний день «полки добра» опережают время и уровень развития гражданского общества, считает Потапенко, поэтому и попадают в зону конфликта. «Я знаю трех-четырех предпринимателей, которые уже пострадали, эффект был диаметрально противоположный – на добро ответили злом. В эфире на «Эхо Москвы» мы рассказывали, как житель Владимирской области раздавал бесплатный хлеб, и на него тут же пожаловались в прокуратуру».

Слишком рано

Анна Алиева-Хрусталева

Мнение директора по коммуникациям благотворительного «Фонда продовольствия «Русь» Алины Алиевой-Хрусталевой звучит не так резко: «Если рассуждать стратегически, то инициатива – возможность легко и быстро сделать что-то доброе – в любом случае полезная. Здорово, что предприниматели — малый, средний бизнес и, что важно, крупные розничные сети — все чаще добавляют социальную составляющую в свою работу».

В фонде тщательно изучили идею «полок добра», поскольку она начала развиваться параллельно с его программой продовольственных марафонов — «Русь» устраивал в магазинах разовые сборы продуктов питания. «Мы пришли к выводу, что на данном этапе общество не готово к тому, чтобы «полки добра» получили широкое распространение, — говорит Алина Алиева-Хрусталева. — Культура помощи только-только формируется и пока у нас нет повсеместной чистоплотности. В первую очередь хаос связан со злоупотреблениями – если выразиться мягко, пользователями инициативы выступают люди, которые, по крайне мере, по внешним признакам не похожи на нуждающихся в еде».

Пятно на репутации

Еще одна причина разочарования в полках с бесплатной едой – тень, которую связанные с ними случаи бросают на благотворительность в целом. Общество и так склонно подозревать НКО в злоупотреблении чужими средствами или их несправедливом распределении. Бесконтрольные полки для всех желающих оказались как бы наглядной иллюстрацией опасений любого потенциального жертвователя: вот я кладу туда пачку макарон, купленную по скидке, а ее забирает женщина в шубе, чтобы съесть эти макароны с дорогущим песто, о котором я могу только мечтать, – абсурд!

Имиджевые риски есть и у самих продуктовых магазинов. «Покупатели могут быть против того, что асоциальные личности начнут ходить в супермаркеты, чтобы взять что-то даром, а они начнут, — предупреждает Анна Федотова, волонтер движения «Курский вокзал. Бездомные, дети». — Многие сейчас зачастую сами находятся очень близко к черте бедности и у них включается агрессивная самозащита – неприятие тех, кто уже за чертой».

Неблагодарные в беде

Анна Федотова, координатор Православного Движения «Курский вокзал. Бездомные дети». Фото: Олег Прасолов / РГ

Мы эмоциональны и подчас готовы отдать последнюю рубашку, но помогать регулярно, скажем, постоянно заполнять «полки добра» не каждому под силу, и ситуация легко может воспламениться. «Мне хорошо известно, что будет, если тот, который привык брать бесплатно, не сможет этого сделать, — рассказывает Анна Федотова. – При малейшем сбое, например, поломалась машина или не привезли вовремя еду, сразу начинаются разговоры – вот, они получают миллиарды, а нам дают объедки, мы на вас пожалуемся, нам сегодня не хватило хлеба, суп недосолен! Недавно был случай – я засмеялась в ответ на такое, и в меня пульнули за это тарелкой».

Другими словами, получая помощь, просящие довольно быстро переходят в разряд требующих. Федотова подчеркивает, что, по ее опыту, человек, ведущий себя агрессивно, при этом, действительно, может быть в большой беде, но может и не быть.

Короб гречки

Чаще всего в помощь малоимущим покупают крупы, например, гречку

Осознав проблемы с коммуникацией, фонды и ритейл стали искать более безопасные способы взаимодействия, а именно те, при которых пункты сбора и раздачи разведены.

В конце прошлого года сеть супермаркетов «Дикси» совместно с фондом «Русь» начали устанавливать специальные короба для сбора продуктов. «Это прозрачные пластиковые контейнеры с отверстием, куда можно опустить продукт, но забрать уже так просто нельзя, — объясняет Анастасия Потапова, руководитель проектов корпоративной социальной ответственности сети «Дикси». – По мере наполнения короба его разгружают волонтеры, чтобы затем распределить содержимое среди тех, кто действительно нуждается. Проект пилотный, но, судя по активности покупателей, успешный, и мы хотим его расширять».

По словам Анастасии, никаких проблем не возникло – в будущем планируется лишь добавить информации, а также сделать более удобную модификацию коробов.  По данным «Дикси», за полтора месяца в 15 магазинах было собрано около 2 тонн продуктов, чаще всего покупатели кладут в короба известную своей полезностью гречку.

Форматы добра

Волонтеры благотворительного «Фонда продовольствия «Русь» сортируют собранные покупателями в магазинах «Дикси» продукты

Другой представитель розничной торговли – сеть магазинов «ВкусВилл» – начал эксперимент, представляющий собой гибрид между двумя форматами. В 14 московских магазинах сети установлены боксы для сбора продуктов от всех желающих – они также разгружаются и сортируются волонтерами (проект «Дари еду»), как и короба в «Дикси», но при этом боксы открытые.

«Забирать оттуда неудобно, они глубокие, хотя были случаи, когда покупателям удавалось оттуда что-то брать, — говорит Марина Пурим, управляющая по коммуникациям «ВкусВилл». — Мы этому не препятствуем, но задача все-таки — централизованный сбор, волонтеры проверяют сроки годности перед тем, как раздавать, ведь бросить туда могут и скоропортящийся товар, несмотря на надписи на ящиках».

По словам Пурим, покупателям нравится инициатива, особенно родителям с детьми — они могут показать ребенку, что помочь ближнему очень просто, и положить с ним вместе немного еды в бокс. «Для нас единственное неудобство – приходится искать место для ящика, — поясняет Марина Пурим. — Он довольно объемный, а магазины у нас часто небольшого формата. Ящик надо ставить ближе к выходу, чтобы быть уверенным, что сначала товар оплатили, а потом положили в ящик».

Есть и другие варианты помощи – например, магазины «Перекресток», «Карусель» и «Пятерочка» предлагают «корзину доброты», которую можно заполнить онлайн, что также избавляет от проблем коммуникации и недопонимания.

Помочь продуктами малоимущим можно также вместе с группой работы с просителями службы «Милосердие». Продукты нужно привозить в Марфо-Мариинскую обитель милосердия на Большой Ордынке, сотрудники составляют из них наборы, за которыми приходят нуждающиеся. Сейчас, например, очень не хватает консервов.

Легко ли стоять с протянутой рукой

Фиаско, которое потерпели «полки добра», похоже на фиаско социалистической модели в миниатюре. Мысль распределить излишек между неимущими мила сердцу постсоветского человека, но реализовать ее без тотального контроля оказалось сложно.

Почему, потратив лишние, допустим, 40 рублей на шпротный паштет, мы так печемся, достанется ли этот паштет дышащей на ладан старушке или грузчику средних лет, весь день таскавшему на себе мебель, но не заработавшему достаточно денег на еду? «Даже во время кормежек на Курском вокзале вспыхивают конфликты из-за того, кому помощь нужна больше, – делится наблюдениями Анна Федотова. – Бывает, кто-то выкрикнет: а что эта бабка сюда ходит, мы знаем, что она квартиру сдает! Но ведь если человек пришел и стал с протянутой рукой, в нем уже произошел слом, это не так просто. И еще – по своему опыту общения с бездомными могу сказать, что чем человек беднее, тем важнее для него, как он выглядит, потому что это вопрос принятия в обществе. Может, та женщина в шубе, которая всех возмутила, взяв что-то с полки, — мать троих детей, муж пьющий, а она хорошо одевается и следит за собой из последних сил, чтобы с работы не уволили».

Беречь еду и природу

Ящики, куда можно положить бесплатную еду, в магазинах «ВкусВилл» обычно располагаются у входа

На каждого проходимца, злоупотребляющего чьей-то добротой, найдется нуждающийся, на которого сегрегированной доброты не хватит.

«На мой взгляд, отличный инструмент продовольственной помощи – фудшеринг, – отвечает Анна Алиева-Хрусталева на вопрос, есть ли возможность заполнить этот пробел. – В соцсетях открыты разные группы, в том числе у нас — там можно написать, что из еды в данный момент в избытке. К участию приглашаются не только частные лица, НКО могут подключать кафе, пекарни, рестораны, если у них что-то остается вечером. В отличие от нашего благотворительного фонда, участники фудшеринга руководствуются в первую очередь соображениями экологии – их задача в том, чтобы еда не пропадала даром. Как «банк еды» мы тоже заинтересованы в развитии культуры бережного отношения к продуктам, и я вижу большие перспективы фудшеринга как внутри фонда, так и в целом в обществе».