Почему пищевым расстройством считается не только булимия с анорексией, но и скрупулезный выбор «здоровой еды», — объясняет психолог

С каждым годом пищевых расстройств становится больше, и официальные реестры медицинских диагнозов пополняются новыми заболеваниями, — говорит психолог Центра Интуитивного Питания IntuEat Зоя Звягинцева.

Генетика или психология?

Термин «анорексия» в переводе с греческого означает «без аппетита». Считается, что первое описание болезни с такими симптомами было сделано в XVII веке британским врачом Ричардом Мортоном, наблюдавшим пациентку, страдавшую полной потерей аппетита и имевшую критически низкий вес. Однако сейчас ученые полагают, что расстройства пищевого поведения были и в незапамятные времена. Случаи, похожие на анорексию и булимию, описаны античными и средневековыми  авторами.

В современных генетических исследованиях расстройств пищевого поведения обсуждается гипотеза о том, что внутри популяции всегда был процент людей, которые могли дольше обходится без еды, не теряя при этом силы.

Возможно, древним людям было необходимо иметь тех, кто и в голодные времена был способен сохранять активность, продолжать искать для других пищу, следить за безопасностью.

Сейчас  генетическая предрасположенность к расстройствам пищевого поведения доказана, есть предположения об отдельных участках ДНК, которые могут отвечать за анорексию. Есть и аналогичные исследования по булимии, которая, кстати, гораздо чаще передается по наследству.

— Значит ли это, что генетическая природа этих расстройств — главная причина? Стоит ли волноваться, если у кого-то плохая наследственность?

— Генетическая предрасположенность – важный фактор, но не единственный. Не менее важно социальное давление общества, связанное с критериями красоты, культом «вечной молодости» — худого, спортивного тела, которое в глянцевых журналах зачастую подправлено фотошопом до неестественных пропорций. Это давление подталкивает садиться на диету, проводить дни в спортзале.

Диета, в свою очередь, срабатывает как еще один фактор, провоцирующий развитие болезни.

Зоя Звягинцева, психолог, групп-аналитик, сертифицированный специалист по Интуитивному питанию. Фото с сайта intueat.ru

У человека на диете возникает ощущение полного контроля за своим питанием, телом, весом – это очень приятно и снижает тревожность.

В отдельных случаях ограничения в еде вызывают почти эйфорические переживания, прилив энергии, и тогда риск развития анорексии очень велик.

В большинстве же случаев диетические ограничения провоцируют переедание, и тогда человек обнаруживает, что еда позволяет справляться с эмоциональным напряжением, чувством стыда, злостью, страхом.

Цикл «ограничение – срыв – компенсация» становится суперсилой, спасательным кругом в море переживаний. Тогда развивается булимия или приступообразное переедание.

Кто подвержен риску

— Есть ли у человека психологическая предрасположенность к РПП?

— Вряд ли можно сформулировать общий «психологический портрет» человека с расстройством пищевого поведения, но есть отдельные объединяющие черты.

Как правило, это люди с обостренной эмоциональностью, «с тонкой кожей», а поэтому негативные чувства для них особенно болезненны.

Также часто это амбициозные, успешные женщины и мужчины,  перфекционисты с высокими достижениями в самых разных областях.

Отдельные риски для возникновения РПП есть в творческих специальностях, где важна яркость и острота чувств, и где велика публичность.

И, к сожалению, анорексия и булимия стремительно молодеют – есть случаи, когда заболевание дебютирует в 7-8 лет.

Но, как правило, зона риска – подростковый возраст. Подростки необычайно уязвимы в отношении образа себя и своего тела, а давление на них оказывается со всех сторон.

Возрастают случаи РПП и среди женщин в возрасте после 40 лет. Пропаганда «вечной молодости» усложняет принятие зрелости, и в попытках вернуть молодость, которая ассоциируется со стройностью, женщины оказываются в плену у диет и других экстремальных способов контроля веса.

— Считается, что анорексия и булимия – чисто женские проблемы. Значит, мужчины могут не волноваться?

— Нет, к сожалению, у мужчин тоже возникают сложные отношения с едой. Текущая статистка говорит о том, что анорексия есть у 0,9% женщин и 0,3% мужчин. Булимия у 1,5% женщин и 0,5% мужчин. Каковы реальные данные, сказать сложно – представители сильного пола реже обращаются к врачам с такой проблемой, они изначально больше стигматизированы, потому что в обществе это считается женской болезнью.

Как вычислить анорексию?

— Где же грань между нормой и расстройством? Проще говоря, сколько раз моя подруга должна воскликнуть «Ах, какая я толстая!», чтобы я начала всерьез за нее волноваться?

— Когда нормальное социальное функционирование человека повреждается, — работа, личная жизнь отходят на второй план, а на первый выходят отношения с едой, – это уже заболевание.

— А если речь о детях, подростках, в какой момент мать должна насторожиться и осознать, что с ребенком проблема?

— Тревогу стоит бить уже тогда, когда ребенок сел на диету. В подростковом возрасте особенно легко нарушить хрупкий баланс здоровья и запустить цикл сброса и повторного набора веса. Вредна любая диета, как та, которой дети делятся в пабликах  Вконтакте и на разных сомнительных сайтах, так и та, что из лучших побуждений может быть рекомендована в кабинете врача.

Среди симптомов ограничительных расстройств пищевого поведения, в том числе анорексии – избегание определенного вида еды, например, полный отказ от сахара, масла и так далее.

Ухудшение состояния волос, зубов. Очень тревожный сигнал у девочек – исчезновение месячных.

Главное, родителям нужно насторожиться, когда резко снижается вес. Такое резкое снижение опасно для здоровья, даже если у девочки было полное телосложение, а в случае стройных девушек это просто смертельно опасно. В качестве количественного критерия используется не вес, а индекс массы тела (ИМТ), который вычисляется по формуле: вес разделить на квадрат роста в метрах.

Беспокоиться стоит, если показатель колеблется в районе 19-18, а ИМТ 17 является симптомом анорексии, включенным в диагностические таблицы.

Самая известная россиянка с анорексией, Валерия Левитина, которая умерла, не дожив до 40 лет, с весом 27 кг при росте около 170 см, рассказывала, что изначально на диету ее посадила мама. В подростковом возрасте у девушки была небольшая склонность к полноте, а она мечтала стать моделью. В качестве триггера заболевания сработали постоянная материнская критика и неосторожное замечание одноклассника о формах Леры – мол, у нее такая широкая пятая точка, что стоит ставить Левитину на воротах, чтобы при игре в футбол защищала их от попадания мяча. Болезнь развивалась стремительно, и остановить похудение ни сама Валерия, ни ее внезапно опомнившиеся родные уже не смогли.

Почему дети отказываются от еды?

— Вы говорили, что анорексией теперь страдают 7-9 летние дети. А в чем могут быть причины? Ведь им еще неважно, как они выглядят, сколько весят.

— Для детей значимость «популярности» в среде сверстников наступает гораздо раньше, чем мы думаем, практически сразу, как только они попадают в социальную среду, то есть, начиная с детского сада, а уж в школе точно. И учатся они способам хорошо выглядеть, наблюдая за взрослыми.

Если ребенок видит, что мама постоянно сидит на диете, что папа становится на весы с жалобным стоном «надо прекращать есть сладкое», если с экрана телевизора доносится пропаганда худобы и диет, то и у ребенка возрастает тревога: Не слишком ли много я вешу?

Многие женщины с высоким ИМТ, которые обращаются в наш центр, рассказывают похожую историю: до пяти-семи лет ребенок был малоежкой, и его кормили насильно, потому что младенческая пухлость считалась залогом здоровья. А потом в школьном возрасте вес начинал расти, и ребенка стали ограничивать в любимой еде, приходилось самим есть украдкой.

Это очень частая проблема – бабушки и мамы сначала кормят насильно, а потом они же начинают диеты. И с этих первых диет запускается система ограничения-переедания, из которой может развиться РПП.

Бывает, что ребенок просто отказывается от еды, потому что не хочется. И если критической потери веса нет, если ребенок не отстает в развитии, если нет других тревожных симптомов (сниженное настроение, физическое недомогание), то, прежде всего, нужно успокоиться и не создавать дополнительное напряжение вокруг темы еды.

Главная задача взрослых – постараться не сбивать метаболизм своих детей. У ребенка должен быть доступ к разнообразной, любимой еде, и мы предлагаем ее  мягко и деликатно, давая возможность ему интуитивно выбрать то, что сейчас нужно организму.

В конце 30-х годов прошлого века провели эксперимент, в ходе которого в детском доме детям дали возможность самим выбирать еду.

Разнообразные блюда и продукты  выкладывали на видном месте, и дети подходили к столу и ели, когда чувствовали голод, выбирая то, что в этот момент хотелось. Так вот те, кто принимал решение самостоятельно, развивались хорошо и болели намного меньше, чем контрольная группа, которая питалась, тем, что давали взрослые, без возможности выбора.

— Только ведь так они, наверное, будут питаться только сладостями, печеньем, колой?

— А вот это миф. Если у вас в семье нет страха перед сладостями и они стоят в открытом доступе – то дети редко их выбирают, предпочитая, например, фрукты.

Дети еще не успели впитать наши стереотипы о том, какая еда полезная, а какая не очень. У них больше возможностей выбирать здоровую, полезную для себя еду именно на основе интуиции. Да, порой ребенок ест только рис, например. Но надо наблюдать, может он закусывает, что-то берет из тарелок родителей. Такое спокойное наблюдение дает намного больше, чем мамины тревоги по этому поводу.

Если ребенок «толстый»

— Но бывает, что ребенок действительно толстый и ему просто необходимо похудеть. Его дразнят сверстники, врачи пугают последствиями.

— Здесь важно разобраться, что значит «действительно толстый» и почему в нашем представлении ребенку совершенно «необходимо похудеть».

Очень часто детская полнота проходит сама собой, как только завершается пубертат: гормональные скачки стабилизируются, ребенок вытягивается и лишний вес уходит.

Очень важно не помешать этому процессу неосторожным вмешательством. Диеты, ограничения в питании лишь усугубляют проблему. Дети едят тайком, прячут еду.

Если набор веса резкий, то необходимо найти причину. В первую очередь, исключить медицинские обстоятельства.

Есть заболевания, которые сопровождаются набором веса, и здесь опять, диета не поможет, а наоборот, собьет метаболическое равновесие.

Предположим, что родители заметили, что ребенок необычно переедает, что выбор еды поменялся, например, он ест больше сладкого, и эти изменения можно связать с набором веса. Прежде, чем что-то менять, разберемся, какие могут быть причины переедания (и эти причины справедливы не только для детей, но и для взрослых).

Причины переедания

Задайте себе три вопроса:

  1. Есть ли в жизни ребенка ограничения в еде? Говорит ли кто-нибудь ему: «нужно есть меньше»? Используется ли какая-то диета (например, есть ли ограничения по пищевой аллергии)? Сидит ли кто-то из родных на диете? – все ограничивающие факторы могут стать источником напряжения и причиной переедания. Запретный плод сладок, любые ограничения в еде вызывают желание их нарушить.
  2. Менялось ли что-нибудь в жизни ребенка в последнее время? – любые эмоционально непростые перемены могут вызывать переедание. Переезд в новое место, переход в другую школу, отъезд любимого друга, смерть бабушки – все эти события могут глубоко переживаться ребенком, а еда становится убежищем. Если вы ответили утвердительно на этот вопрос, то, возможно, нужно обратиться за помощью к психологу.
  3. Есть ли какие-то изменения в физическом состоянии ребенка? Не болел ли он недавно? Не менялся ли режим тренировок? Нет ли перемен или особой болезненности при менструальном цикле? – наше физическое состояние тоже влияет на переедание, когда болит голова или есть другие болезненные ощущения, нам хочется больше сладкого и мучного, эти продукты стимулируют дополнительный синтез серотонина, естественного обезболивающего нашего организма. Если вы ответили «да» на этот вопрос, то в зависимости от ситуации нужно либо набраться терпения и подождать, когда плохое самочувствие пройдет, либо обратиться к врачу.
Правила создания здорового отношения к еде и телу просты:
— не комментировать состояние тела членов семьи (не нужно никаких упоминаний вроде похудела-потолстела, стройная-полная и так далее)
— стремиться к тому, чтобы дома всегда должна быть вкусная и разнообразная еда
— показывать детям пример физической активности в удовольствие и предлагать им разные варианты подвижных занятий

Если ребенка дразнят сверстники, то это отдельная история, она не связана с весом, не было бы веса, дразнили бы за очки, рыжие волосы, манеру разговаривать и так далее. Буллинг в школе должен решаться как проблема школьного коллектива, с учителями, директором, школьным психологом.

Как помочь и куда бежать

— Если семья осознала, что у ребенка пищевые проблемы – куда бежать в первую очередь? Какие специалисты помогут?

— Увы, в большинстве случаев начала анорексии, когда родители замечают, что с их ребенком что-то не так, уже нужна консультация психиатра. В Москве есть анорексическое отделение при Детской психиатрической больнице №6, у нас в центре IntuEat мы тоже проводим диагностику, при необходимости направляем к врачу, и проводим психологическую работу с подростками и родителями, есть еще несколько центров в столице, куда можно обратиться.

Главное — понимать, что терапия должна быть комплексной – медикаментозной, психологической и обязательна работа с семьей.

Конечно, очень важна роль семьи, самих родителей, их поддержка. Она и здоровым-то не помешает, а уж тем, у кого есть проблемы – просто необходима.

Чем пищевая зависимость отличается от алкогольной

— Почему так важно вовлечь в терапию членов семьи человека с анорексией или булимией? Нет ли здесь речи о созависимости, как в случае с лечением алкоголизма и наркомании?

— Мне очень не нравится, когда проводится параллель между лечением алкоголизма и расстройств пищевого поведения. Действительно, лет двадцать назад расстройства пищевого поведения рассматривались некоторыми специалистами как разновидность зависимости, но от этой идеи современное международное сообщество давно отказалось.

Только у нас в России периодически встречается реклама «лечу зависимость от еды», и в каком-то смысле это маркер непрофессионализма в этой теме.

Так называемую «зависимость» от еды невозможно «вылечить», от еды зависит наша жизнь. Когда же мы говорим про алкоголизм – возможна полная абстиненция, отказ от употребления, с едой же этого быть не может.

Да, часто еда, как и алкоголь, становится способом справляться с эмоциональными проблемами. Поэтому, когда мы говорим о психотерапии расстройств пищевого поведения, то в первую очередь она должна быть направлена на то, чтобы у человека были другие способы, кроме переедания или ограничения, справляться со своими переживаниями.

Человеку нужно помочь найти то, ради чего стоит жить, а значит и есть, чтобы жить.

Но при анорексии (так же как и при алкоголизме, а также других психологических проблемах) должно быть желание самого больного вылечиться. Семья человека, страдающего РПП, не может инициировать его лечение, она может только поддерживать это желание, особенно во время ремиссии.

Несколько центнеров проблем

Самый толстый человек в мире, американец Джон Бауэр Миннок, весил более 600 кг и прожил всего 42 года. Ему удалось однократно сбросить более 400 кг с помощью диеты, но даже это не спасло мужчину, страдавшего ожирением с детства. Причина его недуга точно не ясна, но сегодня многие из тех, чей вес доходит до критической отметки, страдают такой формой расстройства пищевого поведения, как приступообразное переедание.

 — Диагноз «приступообразное переедание» официально включен в реестр DSM-V, описывающий психиатрические расстройства. Переедание во многом напоминает булимию, человек в течение пары часов съедает большой объем пищи, забывая в этом процессе о своей тревоге, разочаровании или гневе, получая с едой облегчение от душевной боли.

Разница в том, что у людей с приступообразным перееданием не происходит компенсации, как при булимии, – они не вызывают у себя рвоту, не тренируются по несколько часов в день в спортзале, чтобы «сжечь калории» и, конечно, набирают вес.

Помощь здесь — в тренировке своей эмоциональной регуляции, осознанности в еде.

Человеку нужно научиться понимать свой организм, увидеть разницу между эмоциональным голодом и физиологической потребностью в еде.

— Такие люди порой  умудряются стать в определенной степени звездами – их охотно снимают для телевидения, берут интервью. Хорошо ли это?

— Хорошо, что про это и другие заболевания начали говорить открыто. Плохо, когда это превращается в шоу, особенно шоу, связанные с быстрым похудением. Мне кажется это просто преступным.

Во-первых, быстро худеть опасно для здоровья, и у героев такого рода проектов потом возникает очень много проблем. А во-вторых, быстро похудев, ты набираешь обратно как минимум столько же, если не больше. Круг замыкается.

— Все мы, бывает, жуем просто от скуки. Как не скатиться в такое переедание?

— Хорошо бы себя спросить – а что ты сейчас на самом деле хочешь съесть? А может, вовсе и не съесть, а что-то совсем другое, а еда действует как заместитель? Еда не должна быть развлечением, она должна быть обыденностью. И умение понимать свой организм, отделять истинное чувство голода от мнимого нужно развивать с детства.

Скрупулезность в выборе еды — нехороший признак

— Можно ли спрогнозировать рост или спад расстройств пищевого поведения и как им противостоять?

— Предсказать точные эпидемиологические данные никто, конечно, не возьмется, но очевидно, что разнообразие расстройств поведения, связанного с едой, постоянно увеличивается.

Возникает много расстройств, связанных с концепцией правильного питания, здорового образа жизни и мечтой о здоровье и долголетии. Например, бигорексия – совсем скоро, я думаю, этот диагноз станет официальным и распространенным. Это заболевание, проявляющееся в  навязчивом стремлении к избыточному наращиванию мышц. Люди, страдающие бигорексией, постоянно совершенствуют свое тело, большую часть свободного времени проводят в спортзале, на тренажерах.

Похожие проявления есть и у синдрома избыточных тренировок, когда человек тренируется по 4-6 часов в день, не обращая внимания на самочувствие, травмы, нарушения сна и настроения.

В конечном итоге, существенно ухудшается качество жизни человека – рушатся социальные связи, начинаются проблемы со здоровьем, страдает семья и работа.

— Тогда получается, что добрая половина «Инстаграма» — готовые клиенты психиатра. Хэштеги, селфи из зала – все это симптомы заболевания?

— Это может быть симптомом заболевания, когда в жизни человека больше ничего нет, только селфи из зала. Вообще, если есть любое снижение качества жизни, если страдает работа, личные отношения, социальные связи, то можно говорить о расстройстве. Например, это можно сказать про орторексию, еще один диагноз, который скоро станет официальным.

Как разновидность ППР орторексия проявляется в чрезмерном внимании к качеству и составу продуктов, человек скрупулезно выбирает, какая еда полезная, а какая нет.

В такой внимательности нет ничего плохого, но страшно, когда это становится навязчивым состоянием, доходящим до болезненных ситуаций:

человек не может пойти в гости к друзьям, потому что там только «вредная еда». Начинаются ссоры с супругом, детьми, упреки и так далее.

Что касается второй части вопроса, как противостоять распространению случаев расстройств пищевого поведения, то главный ответ – отказаться от диет. Профилактика расстройств пищевого поведения начинается с освобождения от диетических убеждений, а также от нереалистичной идеи вечной молодости и красоты, которой можно достичь только худым людям.

Альтернативой диетам может стать интуитивное питание. Принцип этого подхода можно выразить в одной строчке: «ешь, когда голоден, выбирай то, что приносит максимальное удовлетворение, останавливайся, когда сыт». Кажется, что это же совершенно очевидные вещи, есть по голоду, не есть, когда наелся, и тем не менее этому приходится долго учиться.