В Подмосковье задержали очередных живодеров, один из них отправлен под арест. Убийцы животных пытаются вербовать молодежь, расширяя свою аудиторию

Фото с сайта tainy.net

Жестокость по отношению к животным – проблема, которая, к сожалению, не исчезает. Под арестом сейчас находится гражданин Белоруссии 28-летний Александр Кацемба. Он и жительница Реутова, 22-летняя Дарья Смирнова, стали последователями хабаровских живодерок. Но Смирнова и Кацемба пошли дальше – свои видео жестоких издевательств и убийств животных они рассылали зоозащитникам с угрозами.

А еще свои видеосюжеты живодеры распространяли в соцсетях, рассылая их в основном детям и молодежи. 10-летняя жительница Реутова получила во «ВКонтакте» фотографии замученных животных и забила тревогу, живодеров начали искать.

Кстати, садисты пытались вербовать детей и подростков в свою группу, либо, наоборот, пугали их угрозами – обещали, например, прекратить мучить животных «в обмен» на самоубийство ребенка.

«Ты же любишь котят? Твоя жизнь ничего не значит, а твоя смерть войдет в историю», – писала детям  Смирнова.

Откуда живодеры брали животных? Чаще всего – забирали по объявлениям, «в добрые руки». А потом 28-летний Александр Кацемба творил своими «добрыми руками» жестокие вещи.

Котят варили живьем, резали, распинали. Его вычислили, когда хозяйка узнала на одном из видео своего кота и подала заявление в полицию. Кстати, в СМИ сообщается, что родители Кацембы признают: мальчик был живодером с детства, вспарывал кошкам животы.

Когда-то он поджег церковь и попал под суд, 5 лет находился на лечении в психиатрическом стационаре. А еще – состоял в секте сатанистов в Беларуси.

В сентябре 2018 года следственный комитет Белоруссии предъявил Кацембе обвинение в жестоком обращении с животными. В том же сентябре московская полиция также возбудила против Кацембы уголовное дело по факту жестокого обращения с животными. Смирнова и Кацемба были задержаны в Реутове.

Возмущенные граждане создали петицию на сайте  www.change.org с требованием серьезно наказать живодеров, нельзя, чтобы очередное преступление по отношению к животным сошло с рук. Документ подписали уже более 54 тысяч человек.

Авторы петиции напоминают, что уже давно идет борьба за принятие федерального закона «О защите животных от жестокого обращения».

«Жестокость по отношению к животным и, как следствие, к людям, приобретает угрожающие для существования общества масштабы, потому что остается абсолютно безнаказанной. Законы о защите животных существуют во всех цивилизованных странах. Это имеет прямое отношение к вопросу о нравственном и культурном уровне общества, – говорится в документе. – По данным специалистов Института психиатрии имени Сербского, свыше 85% преступников, совершивших тяжкие преступления в отношении людей, ранее жестоко относились к животным. Те же цифры – 86% – получены специалистами из “Скотланд-Ярда” и ФБР».

И хлеб, и зрелище

Фото: j7.tabor.website

Самое страшное, что, как утверждают зоозащитники, и хабаровские живодерки, и Смирнова с Кацембой, и другие подобные им мучители животных действуют не сами по себе. В стране существует некая секта живодеров, и опасность ее в том, что зоофашисты привлекают молодежь, заставляя их убивать животных. А краш-видео и краш-фото – так называется контент с мучением и убийствами животных, распространяемый в сети этими людьми, оказывается, еще и продается!

То есть находятся те, кто покупает подобные фото- видеосюжеты. Зоофашисты зарабатывают на жестокости, в соцсетях действуют их группы, но почему-то не удается противостоять этому на законных основаниях, хотя статья, защищающая права животных, в Уголовном кодексе России есть.

Кстати, Дарья Смирнова утверждает, что убивала животных и снимала это на видео тоже «из любви к искусству».

Жестокость привлекает? И это может быть зрелищем? Несколько лет назад в Эрмитаже прошла шокирующая выставка художника-бельгийца Яна Фабра, наделавшая много шуму. Собаки и кошки, которые Фабр использует в своих инсталляциях, по его словам, бездомные животные, погибшие на дорогах, в музее их чучела были подвешены на крючья.

Художник заявлял, что так он побеждает смерть. Выставка спровоцировала скандал в обществе. В соцсетях люди делились негодованием.

«Нам доказывают, что это, мол, нормально, что мы видим и на улице мертвых животных и для нас это шок, а такие выставки помогают нам справляться с этим шоком. Но это и должно оставаться шоком! Это смерть, а не веселая штука, тем более в таком садистском изображении, подвешенные на крюках – инсталяция насилия! А после этого у нас появляются больные дети типа хабаровских садисток, подобное искусство их воспитывает. Это аморально!», – писали пользователи соцсетей.

А в Париже в 2013 году защитники животных обращались к властям Франции не допустить варварства в музее: художник-концептуалист Адель Абдессемед собирался провести «художественную акцию» в Центре Помпиду – забить под звуки тяжелой музыки молотком лошадь, корову теленка, козу, овцу и свинью. Другие «концептуальные» художества этого творца тоже осуждались обществом как жестокие.

Андрей Тимесков, президент Фонда развития зоогуманизма «Добрый Мир», замечает, что эти выставки – нарушение Всемирной декларации прав животных, где говорится, что «к мертвому животному необходимо относиться с уважением и соблюдением правил приличия».

«На мой взгляд, это отражение уровня психического здоровья в обществе. Как говорили постмодернисты, искусство – это то, что помещено в музее. А кто думает, зачем это туда поместили? Мы наблюдаем сейчас очень активное размывание границ, – Анастасия Коченкова, психолог, благотворительный фонд «Шанс».

– Эстетика жестокости, которая раньше была доступна только закрытым группам, в наши дни популяризируется.

В общем, полное освобождение от норм. И в такой момент хорошо бы остановиться и задуматься о том, что, порой, то, что воспринимается как свобода, не всегда является оной». Безграничная толерантность ко всему стала сейчас глобальной тенденцией, замечает эксперт.

Асоциальное поведение никогда не проявляется внезапно

Изображение с сайта zebra-tv.ru

В интернете можно найти сайты догхантеров. Группы убийц животных есть и в соцсетях (например, «Культ Анубиса», «Гвардия Герцогини»), и их почему-то не запрещают. А молодежь зоосадисты привлекают к себе с помощью задания-теста: надо жестоко убить животное. Смог, справился – прошел проверку. Не смог – начинаются преследования с призывами к суицидальным действиям.

Подобные сообщества имеют свои площадки в соцсетях, свои опознавательные знаки, речь, сленг.

То, чем занимаются подобные люди, похоже на некие сатанинские общества. Ольга Корзинина, редактор интернет-портала «Собачья жизнь», рассказывает, что ей приходилось общаться со следователями, которые расследовали такие дела, выходили на зоосадистов: «Они говорят, что сразу становится понятно, что это секта, но довести дело до конца еще никому не удалось».

В такие сообщества обычно попадают подростки, ничем не занятые, обделенные вниманием родителей, у которых не складываются отношения со сверстниками, но которые хотят хоть чем-то выделиться и прославиться, считает Ольга Корзинина:

«Для них все подается под разными соусами: что это опасно, это риск, что это некая проверка, а дальше ты будешь допущен к чему-то. А еще им интересно быть в каком-то тайном сообществе, считать себя исключительными».

Почему примеры живодерства возникают снова и снова? Что побуждает людей жестоко обращаться с животными? Причиной может служить несколько факторов, и прежде всего, ощущение безнаказанности за содеянное, считает директор фонда помощи животным «РЭЙ» Екатерина Панова:

«Случаев издевательств над животными очень много, большинство из них сознательно замалчиваются – семьями, друзьями живодеров, а если дело доходит до полиции, то нашим органам просто неинтересно расследовать такое.

Между тем, психологи утверждают, что нужно быть особенно внимательными при воспитании детей, за которыми замечены факты жестокого обращения с животными – именно с таких деяний зачастую начинают маньяки и убийцы».

Но и вина всего общества в происходящем тоже есть. «У нас все еще считается зазорным помогать слабым, будь то люди или животные, – говорит Екатерина, – но зато среди подрастающего поколения очень круто показывать свою власть над беззащитными существами, издеваться не только над животными, но и над сверстниками.

Конечно, тут многое зависит от семьи и ценностей, с которыми воспитывается ребенок, но и общий уровень гуманизации общества, на мой взгляд, играет не последнюю роль».

«Я думаю, намеренное жестокое отношение к животным невозможно назвать эпатажем или тягой к рискованным действиям, свойственным иногда подросткам. И в такие группы тянет далеко не всю молодежь, а с определенными психическими проблемами, – поясняет, в свою очередь, Анастасия Коченкова. – В современном обществе можно наблюдать тенденцию к “сектантскому” сознанию, где, пренебрегая здравым смыслом, происходит разрушение реальности, это свойственно любым закрытым группам.

Нужно различать агрессию, свойственную в разных ситуациях любому человеку, и асоциальное поведение, которое является показателем, что человек находится на психопатическом уровне. Безусловно, это область работы психиатров и психотерапевтов».

Жестокое обращение с животными создает ощущение всемогущества, предостерегает психолог: «Животное не воспринимается как живое существо, которое чувствует боль, так как такой человек не испытывает эмпатии. Мораль здесь не работает.

Любовь идет из семьи, поэтому, как ни крути, возникает вопрос: как росли эти подростки, какой эмоциональный климат был в семье, как родители относились друг к другу, как вели себя по отношению к ребенку в первые годы жизни, когда закладывалась база психического здоровья или патологий.

Асоциальное поведение никогда не появляется вдруг как снег на голову, всегда есть сначала маленькие звоночки, которые просто никто не замечает.

Конечно, не каждый подросток, выросший в ужасных условиях, станет жестоким, здесь надо учитывать еще его конституциональные особенности, но депривация в детском возрасте всегда имеет свои последствия».

Не верьте словам про «добрые руки»

Фото с сайта pinterest.com

Опасным сигналом стал тот момент, что котят и щенков задержанные живодеры, в частности, получали «в добрые руки». Как же убедиться, что будущий хозяин действительно надежен, что он не будет жестоко обращаться с животным?

«Прежде всего, с потенциальными хозяевами нужно разговаривать. Не формально, не поверхностно, а постараться расположить к себе человека, побеседовать по-дружески. Задать максимально возможное количество вопросов, в идеале познакомиться со всеми членами семьи и пообщаться с ними, – советует Екатерина Панова. – Удобно, когда отклик на животное поступает в соцсетях и есть возможность изучить профиль пользователя.

В таком случае надо обратить внимание на то, чем делится человек на своей странице, на какие сообщества подписан, какие фотографии и видео публикует, постараться изучить список друзей.

Я всегда рекомендую самим отвозить животное в семью – очень важно увидеть и правильно оценить, в каких условиях будет содержаться животное, посмотреть, как общаются с питомцем члены семьи. У опытного волонтера уже на данном этапе может сложиться более или менее полное представление о семье, и, к сожалению, нередки случаи, когда животное после такого приезда в доме не остается».

Но если волонтеры знают хотя бы минимальные правила безопасного поиска хозяев для животных, то «добрые люди», которые, например, пристраивают котят от своей домашней кошки, зачастую вообще не осознают последствий своих действий и не понимают, что и как спрашивать у новых хозяев животного, сетует директор фонда «РЭЙ».

А ведь при этом тем же котятам грозит не только пострадать от рук живодеров, но и быть, например, «пристроенными» в качестве корма змеям – да-да, и такое бывает.

Почему живодеры гуляют на свободе?

Фото с сайта pinterest.com

По статье 245 УК «Жестокое обращение с животным» наказать можно, если действие совершено из хулиганских побуждений, из корыстных побуждений или с целью причинения животному боли и страданий. А Дарья Смирнова, к примеру, получается, не подпадает под статью, потому что она объясняет свои убийства животных тем, что «творит искусство».

«Можно придумать тысячу и одну причину убийства животного, и ты уходишь из-под статьи. Допустим, инстинкт самосохранения, санитарные цели (очистить город, как у догхантеров) и так далее, или в научных целях и так далее, – поясняет Андрей Тимесков. – Животное по закону в России  – вещь. Это то же самое, что сказать, что я причиняю страдания кирпичу, если раскалываю его.

Получается, что пока животное не будет признано живым существом, испытывающим боль и страдания, и юридически это не будет закреплено, ничего не изменится».

«О фактах откровенного живодерства мы слышим постоянно, но никто не получает реальных сроков. Хабаровские живодерки ведь по факту не получили ничего за живодерство – они были наказаны за оскорбление чувств верующих, за избиение бездомного. Но не за садизм над животными.

Живодерки, которые разрубили котенка, тоже отделались временным задержанием. Я боюсь, что и эта история закончится тем же. И их могут отпустить», – замечает Ольга Корзинина.

Может быть, зоофашизм кому-то выгоден? «Мы наблюдаем безнаказанность. Когда в 2009 году шел суд над Дмитрием Худояровым, который стрелял собак на улицах, на время процесса все затихло, не происходило убийств животных. Но дело кончилось пшиком. И снова по всей стране понеслись убийства собак и кошек, – говорит Ольга Корзинина. – Чтобы переломить ситуацию, нужно твердое решение государства.

Власть должна однозначно заявить, что подобные преступления будут жестко пресекаться. И для начала хотя бы десяток таких живодеров должны получить реальные сроки. Тут не место толерантности. Это все равно, что оправдывать педофилов».