Как работает система помощи старикам в Германии: социальные помощники, дома престарелых «на пробу», дневные стационары. Наш корреспондент в Германии выяснил, как живут и чего боятся немецкие старики

– Герр Шульц, а немецкие старики боятся попасть в дом престарелых?

– Немецкие старики боятся, что не найдут свободного места в доме престарелых! – грустно улыбается мой 80-летний сосед. Много лет он работал учителем истории, с женой разошелся, дети выросли и разъехались. Остался один. В последнее время здоровье стало стремительно сдавать, стал плохо слышать, проблемы с позвоночником. После долгих раздумий решил переселяться в дом престарелых.

Учителя в Германии зарабатывают прилично, пенсия получается хорошая. Поэтому герр Шульц надеется устроиться без проблем. Но так повезло не всем. С каждым годом все больше становится малообеспеченных стариков.

Почему? На пенсию в Германии уходят в 67 лет. И если по каким-то причинам в пожилом возрасте человек потерял работу, то устроиться заново практически невозможно. А размер пенсии напрямую зависит от суммы пенсионных отчислений с заработной платы.

Государство обязано заботится о таких людях. Но с каждым годом пожилых бедняков становится все больше.

Если пожилой человек захочет переехать в дом престарелых, то проживание там придется оплачивать из пенсии или собственных сбережений. Это – от трех до пяти тысяч евро в месяц. Мало кто может это себе позволить.

Первая ступень для пенсионера на пути к дому престарелых – это посещение социального работника. Но сначала медицинская страховая компания определяет уровень беспомощности претендента на социальное обслуживание. Специальный эксперт проводит беседу и выясняет, насколько человек может самостоятельно себя обслужить и как быстро.

Для всего есть свои временные нормативы – одевание, умывание, приготовление еды, уборка. Затем принимается решение – какую группу присвоить кандидату или отклонить заявление. Потом обе стороны заключают договор. Точнее, родственники стариков или их опекуны. Государство доплачивает опекунам небольшие, по немецким меркам, деньги – около 300 евро в год.

Население страны стремительно стареет и проблема становится все актуальней. На нашей улице в небольшом университетском городке живет много пожилых людей. Большинство очень следит за своим здоровьем. Подтянутые, приветливые – всегда поддержат светский разговор, побеседуют с малышом. Всячески демонстрируют позитивное отношение к жизни, но все же то один, то другой сдают свои позиции.

Вот в доме напротив живет милейшая фрау Унтербергер, раньше она работала библиотекарем. Часто встречалась мне на автобусной остановке с маленьким рюкзачком «так посоветовал доктор, чтобы спина меньше болела».

Сейчас она выходит на улицу только в сопровождении социального работника, который приезжает к ней несколько раз в неделю.

У специалиста есть определенное количество подопечных, которым он привозит лекарства, продукты, помогает ухаживать за собой и оказывает несложные медицинские услуги – давление померить, показать упражнения медицинской гимнастики. Служба ухода для мобильности предоставляет социальным работникам служебные машины и отслеживает их передвижение по клиентам.

На территории Германии действует множество частных служб по уходу за немощными и престарелыми. Опытный персонал здесь – на вес золота. Чтобы стать дипломированным социальным работником, нужно учиться на курсах три года. На помощника можно выучиться скорее – за полгода, но и получать будешь меньше.

Отцы и дети по-немецки

– Я воспитываю их до 21 года, а потом пусть сами прокладывают себе дорогу! Так рассуждают о детях большинство немецких граждан. Выросшие дети привыкают жить отдельно и когда заводят семьи, не очень рассчитывают на помощь дедушек и бабушек. У старшего поколения – своя насыщенная жизнь: общение по интересам, благотворительная деятельность, занятия спортом, путешествия. Пока не наступит время испытания болезнями.

Но есть такие сознательные дочери и сыновья, которые стараются заботиться о своих пожилых родителях.

Продавщице из соседней булочной Кристине – 50 лет, а ее маме – 90 лет. В прошлом году у нее умер отец, перед этим долго болел. Она делится переживаниями: «Я сказала, сколько могу, буду помогать. Мама не хочет в дом престарелых, и мне ее жалко».

Другое дело, что дети 90-летних родителей сами уже не молоды. Да еще и должны работать. 60-летняя учительница начальной школы, где учится моя дочка-второклассница, недавно похоронила свою 95-летнюю мать.

– В последние годы мне стало очень трудно ухаживать за мамой и работать. Пришлось согласиться на дом престарелых. Но мы посещали ее каждые выходные, – говорит она, как бы оправдываясь.

Это действительно так, родственники приезжают к старикам с внуками и правнуками, проведать, поздравить с днем рождения. Даже если человек находится в инвалидном кресле или «лежачий». Администрация старается помочь в организации маленького праздника, дарит небольшие подарочки, дает возможность всем собраться за общим столом. Доступные развлечения, игры, выезды на экскурсии, угощения и совместные занятия, богослужение – как правило, есть домовая церковь, – все это помогает наполнить жизнь пожилого человека смыслом и получить положительные эмоции.

Для организации досуга есть специальные сотрудники – аналог наших массовиков-затейников. С каждым годом таких специалистов, равно как и других работников, обслуживающих стариков, требуется все больше.

Персонал домов престарелых – один из самых востребованных на трудовом рынке Германии.

Одиноким старикам проще устраиваться в казенные заведения. Сразу вспоминается наша соседка по дому – фрау Кольвиц. Ее муж неожиданно умер, детей не было. Буквально за несколько лет она перенесла несколько серьезных операций, начала развиваться болезнь Альцгеймера. Но она не хотела сдаваться, пока на скорой помощи ее не отправили в больницу, а затем в дом престарелых.

Есть еще более гуманная система, по которой потенциальному жильцу сначала предлагают пожить в доме престарелых несколько дней «на пробу», и если понравилось – переезжать. Или такой промежуточный вариант: днем в стационаре, на ночь – домой.

Относительно здоровые могут поселиться в «коммуналке», доме, где одинокие старики живут вместе, организуя совместный досуг и оказывая друг другу посильную помощь. Иногда для подобных «коммуналок» создаются специальные архитектурные проекты, приспособленные к потребностям пожилых людей.

Такое множество предложений призвано «разгрузить» дома престарелых. Одиноких людей не бросают на произвол судьбы, даже если они и не трудились столько, сколько коренные жители, внося приличный пенсионный взнос и отдельно взносы по уходу. Еще часть вкладывается из бюджета страны.

Немецким гражданам не нравится такая уравниловка. Работать-то приходится до 67 лет!

Выход на пенсию одинаков для мужчин и женщин. Средний возраст обитателей домов престарелых – около 90 лет. Те, кто моложе, чаще всего имеют серьезную инвалидность и не могут себя обслуживать.

Добровольные помощники скрашивают старикам жизнь в четырех стенах. Для Германии очень значим факт участия в добровольных обществах, участие в разнообразных объединениях, в том числе и в благотворительных, это знак, что человек социализирован.

Немецкий Красный Крест гордо сообщает, что в его рядах 45 тысяч безвозмездных помощников. Даже если у вас есть собака, она тоже может принести пользу. После специального обучения она может участвовать в курсах канистерапии.

Интересная деталь – очень мало в этих заведениях находится турок, афганцев – для них это позор, если за ближайшими родственниками ухаживают чужие люди.

Как рассказывала моя знакомая, которая сейчас работает в отделении католической благотворительной организации, старики очень ждут своих социальных работников.

– Одна старушка, когда я прихожу, начинает от радости танцевать вокруг меня. Не дай Бог остаться на старости лет в одиночестве, – заключает она.

Фото: Татьяна Косик