Как надо воспринимать особенных людей? Вот мой сразу вам ответ: не врать! Себе, им, окружающим

Поводом для этого текста стал социальный ролик, заботливо переведенный и распространенный по соцсетям самым важным в мире порталом, на страницах которого вы это читаете. В трогательном и хорошо сделанном видео Оливия Уайлд играет 19-летнюю студентку с синдромом Дауна, которая видит себя не так, как ее воспринимают окружающие. 

Главная мораль истории в том, что разница между тем, как себя видит героиня (напомню, это известная актриса), и как студентку с синдромом Дауна Анну видим мы – зрители (читай – «обыватели»). И нам показывают ту самую Анну – типично солнечную девушку со всеми характерными признаками синдрома. Анна представляет себя Оливией, а мы слепые, стереотипные люди видим ее только (внимание!) такой, какая она есть, на самом деле. Человеком с синдромом Дауна.

Неловкая авторская пауза.

И вот тут мое всегда готовое к сентиментальности и переменам дыхание вместо того, чтобы начать учащаться от великолепия метафоричной развязки, наоборот разочарованно вздохнуло. Потому что это неспециальная, но поверхностная спекуляция и подмена, завернутая в очень благую по намерениям и качественную по исполнению социальную упаковку.

В действительности, я невероятно благодарен «Милосердию» за возможность увидеть этот ролик, потому что именно эта история, а точнее, эта ошибочная мораль рождает дефицитную, но очень важную дискуссию о том, как надо воспринимать особенных людей.

И вот мой сразу вам ответ: не врать! Себе, им, окружающим. В самообмане – мы помогаем себе любить. В правде – любим, и всё.

Да. Господь распорядился так, что небо над тобой отличается от неба, к которому все привыкли. И единственный способ это небо полюбить и радоваться жизни под ним – это принять его именно в таком цвете. Именно с такими облаками. Потому что любое достраивание картинки – это ваше условие для любви. Да — помогающее, да — смягчающее, да – оправдывающее. Но задумайтесь: у самого неба ведь никаких условий нет. Его особенный цвет – это неизменная данность. И оно ждет от нас такой же неизменной данности.

Эта неизменная данность и есть любовь. Любовь как она есть к небу, каким оно есть.

И, поверьте, как только это «как оно есть» случится, наступает самое настоящее счастье. Счастье, которое не замечает ничего. Счастье, которое стирает границы. Счастье, которое становится вашей общей неизменной данностью.

В СССР, как известно, инвалидов не было. Потому что небо должно было быть одинаковым везде. Одинаково идеальным. Потому что нельзя, чтобы небо где-то чем-то отличалось. И стандарт неба – это условная актриса Оливия Уайлд. Никаких студенток по имени Анна! И мы знаем, чем все это закончилось. Закончилось обществом, в которой все верили, что вокруг живут одни актрисы Оливии.

Воспринимать людей с синдром Дауна надо как людей с синдромом Дауна. Также, как человека с рыжими волосами надо воспринимать как человека с рыжими волосами. Как полного полным, а худого худым.

Потому что только реальное восприятие человека, а не самообман, иллюзии, утешения и маски, помогут вашей любви любить человека таким, какой он есть. Помогут вашему счастью таковым стать в абсолютном и безусловном принятии человека.

Самое главное: только реальная оценка человека и его особенностей способна сделать эти особенности естественными и, как следствие, незаметными для вас и окружающих. Но это результат, а не способ! А в ролике нам говорят про способ. И совершенно понятно, почему. Так гораздо проще, легче, художественней что ли.

Но, повторюсь, я не осуждаю создателей. Здесь очевидна благая цель. И давайте мы ей поможем, взяв на вооружение опыт человека, который четвертый год воспитывает ребенка с синдромом Дауна. Опыт, который робко призывает принимать наших близких (особенных, обычных, любых) такими, какими они есть, без всяких иллюзий. И как только наши близкие наше безусловное принятие почувствуют, в тот же миг всем вокруг (но, главное, вам лично) будет наплевать на цвет неба.

Потому что оно уже является самой любимой неизменной данностью – небом как таковым.