Мать-одиночка Екатерина Коннова едва не оказалась в тюрьме за попытку продать пять микроклизм. Какие лекарства считаются наркотическими и психотропными? Какие действия с ними законны, а какие – нет?

Екатерина Коннова с детьми. Фото : Детский хоспис «Дом с маяком»

«Я не слышала, что это наркотик»

«Я никогда не слышала, что это преследуется законом, что это именно наркотик, из-за которого мне грозит тюрьма. Для меня и многих мам это совершенно обычное лекарство», – призналась Екатерина Коннова. Мать-одиночка, воспитывающая двух детей, едва не оказалась в тюрьме за попытку продать пять микроклизм, не пригодившихся ее сыну. Лишь благодаря поддержке общественности уголовное дело против нее было прекращено.

Ребенок Екатерины, пятилетний Арсений, страдает тяжелым органическим поражением головного мозга, которое приводит к частым эпилептическим приступам. (Кроме того, у него ДЦП и отсутствует пищевод). Для купирования приступов ребенку назначили диазепам – противосудорожное и седативное лекарство, внесенное в Список III психотропных веществ.

Диазепам выпускается в форме таблеток, растворов для инъекций, ректальных свечей и микроклизм. В России зарегистрированы лишь растворы для инъекций. Но когда ребенок бьется в судорогах, использовать микроклизму проще, чем сделать укол.

На форуме в интернете Екатерина купила 20 микроклизм по 1000 рублей за каждую. Однако судороги у Арсения происходят слишком часто, поэтому мать-одиночка не смогла использовать эту форму препарата постоянно.

«Мы в хосписе рекомендовали маме получить через поликлинику бесплатно диазепам в ампулах и пользоваться им, – рассказала заместитель директора детского хосписа «Дом с маяком» Лидия Мониава. – Екатерина так и сделала. 5 клизм, которые у нее остались, решила на том же форуме перепродать другим родителям детей с эпилепсией, чтобы вернуть хотя бы часть денег».

Правоохранительные органы трактовали события иначе: Екатерина Коннова с целью незаконного сбыта хранила психотропное вещество, незарегистрированное в России.

Наркотики и психотропные вещества. О каких «списках» идет речь?

Наркотические средства и психотропные вещества, за незаконное хранение и сбыт которых предусмотрена уголовная ответственность, перечислены в специальном Перечне. Он состоит из четырех списков.

В Список I включены вещества, оборот которых запрещен в России.

«Оборотом» юристы называют практически все возможные действия с препаратами: изготовление, хранение, перевозку, продажу, приобретение, использование, ввоз или вывоз из страны, даже уничтожение.

Вещества из Списка I могут использоваться некоторыми учреждениями с научной или учебной целью. Кроме того, они могут уничтожаться. Примеры таких веществ: героин, каннабис (марихуана), опий, экстракт маковой соломы и т.п.

Список II включает наркотические средства и психотропные вещества, оборот которых ограничен и контролируется. Например, кетамин, кодеин, кокаин, морфин. Препараты из этого списка могут использоваться в медицине и ветеринарии. Как правило, это средства для наркоза, обезболивающие лекарства, снотворные и т.п.

Список III, в котором значится диазепам, состоит из психотропных веществ, по отношению к которым контроль чуть менее строг, чем по отношению к препаратам из второго списка. Тем не менее, применение перечисленных в нем лекарств без назначения врача незаконно.

Это различные транквилизаторы, снотворные, противосудорожные, спазмолитические, сосудорасширяющие средства и др. Например, апрофен, барбитал, клоназепам. В качестве лекарств вещества из Списка III применяются при лечении депрессии, эпилепсии, неврозов, панического расстройства, ожирения и т.п.

В Список IV входят прекурсоры – они используются при изготовлении наркотических и психотропных препаратов.

Помимо Перечня наркотических средств и психотропных веществ, в России есть Реестр новых потенциально опасных психоактивных веществ (их оборот в России запрещен), а также Список сильнодействующих и ядовитых веществ (многие из них используются в медицине).

Кто и как может законно выписать лекарства из «списков»?

Фото: РИА Новости / Валерий Титиевский

Минздрав разрешает назначать лекарственные препараты из списков II и III пациентам с выраженным болевым синдромом, с нарушением сна, судорожными состояниями, тревожными расстройствами, фобиями и т.п.

Выдача рецептов на такие лекарства без медицинских показаний или «с нарушением установленных правил оформления» влечет за собой  уголовную ответственность.

Для препаратов из списка II существуют специальные рецептурные бланки по форме N 107/у-НП, утвержденной приказом Минздрава. Каждый бланк имеет серию и номер. Чтобы запастись ими на год, клиника должна заранее подать заявку. Руководитель организации несет персональную ответственность за ее обоснованность.

Психотропные вещества из Списка III выписываются на рецептурных бланках формы N 148-1/у-88.

«Рецептурный бланк является документом строгой отчетности и должен храниться в специальных помещениях, сейфах или в специально изготовленных шкафах, обитых оцинкованным железом, с надежным внутренним или навесным замком», – говорится в приказе Минздрава.

Выписывать рецепты на лекарственные препараты, не зарегистрированные на территории РФ, запрещается.

Где выдают лекарства, содержащие психотропные вещества и наркотики?

Фото: Виталий Аньков / РИА Новости

Получить препарат из списков II и III можно далеко не в каждой аптеке или клинике. Для работы с этими лекарствами необходима лицензия. Перечни аптек и медицинских организаций, имеющих такую лицензию, составляют департаменты здравоохранения субъектов РФ.

Поликлиники передают списки больных, получивших рецепты на наркотические и психотропные препараты, в те аптеки, к которым они прикреплены. При получении лекарства пациент должен предъявить паспорт. Если же в аптеку пришел его родственник, то понадобится паспорт родственника и копия паспорта пациента.

Сотрудник аптеки, выдавший «особый» препарат, расписывается на рецептурном бланке и указывает свою фамилию, имя и отчество. После этого рецепты хранятся в аптеке 3 года, а затем уничтожаются.

Как ввозят в страну препараты из «списков» и незарегистрированные лекарства?

Юридические лица для ввоза в страну наркотических и психотропных веществ должны получать разовые лицензии. Выдача лицензий происходит «с учетом потребности государства» в таких препаратах. При этом вещества из списков I и II могут ввозить только государственные унитарные предприятия, а также МГУ им. Ломоносова. А индивидуальным предпринимателям вообще запрещен ввоз препаратов из Перечня.

Физическое лицо может привезти из заграничной поездки небольшое количество лекарства, содержащего наркотические и психотропные вещества, если оно необходимо ему по медицинским показаниям. Но для этого нужно иметь документы, подтверждающие назначение врача.

Незарегистрированное в России лекарство отдельный человек тоже имеет право провезти через границу – но лишь для личного использования.

Если вдруг окажется, что он «преследует цель сбыта», то это будет уголовное преступление.

Юридическое лицо может ввезти в Россию незарегистрированный препарат только для конкретного пациента. Как правило, этим занимаются российские фармацевтические компании с соответствующим опытом и ресурсами. Чтобы получить разрешение Минздрава на ввоз, необходимо предоставить ведомству заключение консилиума, подписанное группой профильных врачей-специалистов.

Врачи должны указать, что незарегистрированный препарат нужен больному по жизненным показаниям.

Чем грозит использование лекарств из «списка» без назначения врача?

Фото: Максим Богодвид / РИА Новости

Если человек не собирался продавать лекарства из списков II или III, то за их незаконное приобретение, хранение и перевозку ему грозит лишение свободы на срок до 3 лет.

За незаконный сбыт наркотических и психотропных препаратов предусмотрено лишение свободы на срок от 4 до 8 лет. А если продажа происходит в административном здании, общественном транспорте, или с использованием интернета, то в тюрьме за это можно провести от 5 до 12 лет.

За нарушение правил хранения и учета лекарственных препаратов из списков II и III тоже предусмотрена уголовная ответственность. Медицинского работника, уличенного в таком преступлении, могут приговорить к крупному штрафу и лишить права занимать определенные должности.

А если нарушение совершалось «из корыстных побуждений», то виновному грозит лишение свободы на срок до трех лет.

Медика можно привлечь к уголовной ответственности за любую ошибку, даже если остатки препарата после инъекции слили в раковину, отмечает Нюта Федермессер, руководитель Центра паллиативной медицины департамента здравоохранения г. Москвы. Поэтому найти в хоспис провизора, который будет работать с наркотиками, очень сложно, говорит она.

Почему родители детей-инвалидов нарушают закон?

Лидия Мониава, заместитель директора детского хосписа «Дом с маяком». Фото с сайта childrenshospice.ru

«Мамы детей с эпилепсией покупают и перепродают противосудорожные препараты, которые не зарегистрированы в России, но очень эффективны в лечении, – рассказала мать девушки с этим заболеванием. – Покупают, потому что купировать приступы нужно любой ценой. А продают, потому что купленный препарат, на который возложены надежды, может не подойти, ведь реакция на терапию очень индивидуальна».

«Родители делают это, чтобы помочь своим детям, потому что сидеть, сложа руки, когда твой ребенок корчится в судорогах, просто невозможно, а на сложную форму эпилепсии те лекарства, что есть в России, просто не действуют», – пишет Лидия Мониава.

«Есть огромный объем незарегистрированных лекарств, по различным, в основном тяжелым, врожденным и генетическим заболеваниям, и огромное число лекарств люди вынуждены покупать у перекупщиков.

Люди вынуждены ненужные или оставшиеся лекарства продавать, потому что сдавать их нельзя, как это делается с теми лекарствами, которые выдают официально», – говорит заместитель председателя комиссии Общественной палаты РФ по поддержке семьи, материнства и детства Елена Альшанская.

«Если вы наберете в поисковике название какого-нибудь лекарства из третьего списка, вы увидите тысячи предложений его купить», – отметил заместитель генерального директора фармацевтической компании Stada CIS Иван Глушков. Реальный объем этого рынка не подлежит корректной оценке, считает он.

Почему не зарегистрированы микроклизмы?

Регистрация новых лекарств в России имеет заявительный характер, объяснили в Минздраве. С предложением в ведомство должен обратиться фармпроизводитель. После этого запускается процедура регистрации, которая длится в среднем 110 рабочих дней.

Огромное количество лекарств, рекомендованных ВОЗ, до сих пор не зарегистрированы в России, потому что фармацевтическим компаниям невыгодно браться за эту процедуру, отметила руководитель пресс-службы детского хосписа «Дом с маяком» Соня Харькова.

По словам Ивана Глушкова, три ограничительных списка – одна из причин того, что бизнесу невыгодно регистрировать новые препараты в России.

Во-первых, в стране существует государственная монополия на оборот лекарств из списков I-III. Во-вторых, врачи боятся выписывать эти препараты, опасаясь уголовной ответственности за ошибку.

Есть и другие причины. «Фармацевтический бизнес – это, прежде всего, бизнес, а потом все остальное. Если маркетинг говорит, что более дорогая лекарственная форма в стране, где не такие высокие доходы, не будет хорошо продаваться, эту лекарственную форму вы в ней не увидите никогда», – отметил заведующий лабораторией экспериментальной и клинической фармакологии НМИЦ детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Дмитрия Рогачева Иван Козлов.

Что можно изменить?

«Медицинский легальный оборот наркотических средств составляет не более 0,04 процента от всего оборота, а регулируют его так, как будто цифры совсем другие», – отметила Нюта Федермессер в одном из интервью.

По ее мнению, необходимо пересмотреть некоторые нормы федеральных законов «Об обращении лекарственных средств» и «О полиции», а также статьи 228.1 (Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов) и 228.2 (Нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ) Уголовного кодекса.

О необходимости внесения поправок в Уголовный кодекс заявила также председатель комиссии Общественной палаты РФ по поддержке семьи, материнства и детства Диана Гурцкая.

«Необходимо просто отменить все указы и акты, регламентирующие применение в врачебной практике сильнодействующих и наркотических препаратов», – сказал Алексей Масчан, заместитель директора Центра детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Дмитрия Рогачева.

Со своей стороны, глава комитета Госдумы по охране здоровья Дмитрий Морозов считает, что повода смягчать правила оборота психотропных и наркотических препаратов нет. Проблема – в неинформированности общества об этих правилах.

«Было бы разумно при выписывании лекарств медицинским работникам давать краткую консультацию по применению препарата и предупреждать о возможных последствиях нарушения закона», – отметил зампред комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Михаил Терентьев.

По мнению председателя Всероссийской организации детей-инвалидов Елены Клочко, необходимо провести работу по регистрации в России современных лекарств. «Недопустима ситуация, когда в России не регистрируются новые, современные препараты, и родители вынуждены доставать их нелегально… Наши дети должны получать доступ к современным лекарствам», – подчеркнула она.