Жительница Москвы, мать ребенка с тяжелой инвалидностью Екатерина Коннова стала обвиняемой по статье, предусматривающей уголовную ответственность за незаконный сбыт наркотиков и психотропных веществ. Причиной стала попытка женщины продать оказавшееся лишним лекарство от эпилепсии, ранее купленное у посредников.

Екатерина Коннова одна воспитывает двоих детей. У одного из них, шестилетнего Арсения, много тяжелых патологий, в том числе атрезия (отсутствие) пищевода. После дважды пережитой клинической смерти у него начались эпилептические и дистонические приступы. Патронажная служба по уходу на дому «Милосердие» помогает Конновым с 2013 года. В 2016 г. читатели портала Милосердие.ru собрали средства на оплату сиделки для ребенка, нуждающегося в постоянном уходе, осенью 2017 г. шел сбор на специальное питание.

 

По словам женщины, по найденному в сети объявлению она приобрела диазепам в микроклизмах — не зарегистрированный в России немецкий препарат, снимающий эпилептические приступы. Поскольку лекарство не оказалось достаточно эффективным, мать ребенка-инвалида решила продать оставшиеся у нее пять тюбиков по более низкой цене — по 650 рублей вместо тысячи. После передачи денег она была задержана полицейскими.

«Я никогда не слышала, что это преследуется законом, что это именно наркотик, из-за которого мне грозит тюрьма. Для меня и многих мам это совершенно обычное лекарство, — рассказала Екатерина Коннова порталу Милосердие.ru.  — У наших, к сожалению, паллиативных детей, приступы случаются круглосуточно и постоянно. И мы ищем возможности, как обезболить и убрать эти приступы.

Неужели я должна сначала изучить законодательство, а потом только искать, чем помочь своему ребенку?».

Диазепам — лекарственное средство группы бензодиазепинов, обладающее седативным, снотворным, противотревожным, противосудорожным, миорелаксирующим и амнестическим действием. Его длительный прием может привести к зависимости. Диазепам включен Всемирной организацией здравоохранения в минимальный набор необходимых лекарств. В России с августа 2013 г. препарат входит в Список III психотропных веществ, оборот которых ограничен и в отношении которых допускается исключение некоторых мер контроля.

«Это препарат из числа тех, которые могут прекратить судорожный приступ до прибытия бригады скорой помощи. В зарубежных странах они есть в каждом доме, где живет больной эпилепсией, их умеют использовать родственники, именно в виде клизм, или в форме для введения на поверхность щеки», — рассказала Милосердию.ru к.м.н.,старший научный сотрудник Института педиатрии, невролог и эпилептолог, сотрудник БФ «Содружество» Александра Пивоварова. Ранее ей уже приходилось слышать о случаях уголовного преследования в связи с приобретением с рук лекарств для больных своего профиля.

 

Арсений Коннов в 2013 г. Фото из просьбы на Милосердии.ru.

По словам врача, до недавнего времени российским больным для этих целей выписывался относящийся к той же группе лекарств реланиум, который вводят внутримышечно. Теперь такой возможности у них нет, в случае приступа нужно ждать скорую помощь. Между тем, у некоторых больных приступы могут следовать друг за другом, их число может достигать 20-30 в день.

Статья 228.1 УК РФ устанавливает ответственность за незаконные производство, сбыт или пересылку наркотиков и психотропных веществ без отягчающих вину обстоятельств. Наказанием может стать лишение свободы на срок от четырех до восьми лет.

«Нас, как врачей, ведущих этих пациентов, волнует то, что к ним постоянно приходится вызывать скорую помощь. Во многих случаях детей, особенно не имеющих установленного диагноза, в результате отвозят не в неврологические, а в инфекционные отделения больниц, где они подвергаются риску заражения. Использование такого препарата, о котором идет речь, для кого-то может стать единственным выходом,- отмечает эксперт.

— В нашем институте есть возможность собирать консилиум и выписывать детям с эпилепсией необходимые препараты, не зарегистрированные в России. Но после этого мы не знаем дальнейшую судьбу пациентов, как им удается обеспечить приобретение препарата. Кто-то из родственников, отчаявшись, ищет нелегальные каналы покупки».

«Я считаю, что эта ситуация, конечно же, не имеет и не должна иметь никакого отношения к наркоторговле», — подчеркнула врач.

Если подходить к вопросу формально, то состав преступления здесь налицо — но в действительности отсутствует субъективный компонент, преступный умысел, считает защищающий Екатерину Коннову адвокат Юрий Манукян.

По его словам, вряд ли можно предположить, что мать ребенка-инвалида действительно собиралась торговать психотропными веществами, продавая лекарство от эпилепсии. Сомнительным выглядит и предположение, что взрослый человек смог бы достичь наркотического опьянения, используя пять проданных микроклизм с предназначенным для ребенка лекарством.

Однако, судебная практика в России такова, что подобные обстоятельства учитываются далеко не всегда.

Также вызывает сомнения и алгоритм действий представителей МВД — несомненно, они должны бороться с наркоторговлей, но в данном случае создается впечатление, что сотрудники ведомства идут легким путем, обеспечивая формальную раскрываемость преступлений вместо поимки представляющих реальную опасность преступников, подчеркнул юрист.

Арсений Коннов в 2016 г. Благодаря усилиям мамы и помощи благотворителей в развитии ребенка достигнут прогресс.

Дорогие друзья! К счастью, всем нам вместе удалось оградить Екатерину Коннову от несправедливого преследования — ведь только общественная реакция и сделала отмену уголовного дела возможной. Но, увы, никуда не делись тяжелые болезни ее сына. Нужно купировать постоянные приступы, кормить через гастростому, следить за мокротой с помощью фагостомы, переворачивать, смотреть, чтобы не закашлялся и не захлебнулся. Нужен постоянный уход, а значит — маме, которая одна воспитывает детей, нужна помощница. Пожалуйста, поучаствуйте в сборе средств!

Арсений и Екатерина Конновы: очень нужна сиделка

В защиту мамы ребенка-инвалида, обвиненной в наркоторговле, собирают подписи