О том, как люди с синдромом Дауна играют на скрипке и алтарничают, ездят верхом, рисуют и остаются любящими преданными детьми уже немолодых родителей, — читайте в нашем специальном дайджесте

Арсений

Акушерка держала моего сына на руках и плакала

«Уже с самого первого дня я стала думать о том, кем Арсений будет, что для него сделать, как его растить, — рассказывает мама Арсения, Ирина. — Эти конкретные мысли придавали мне силы, уводили от отчаяния, давали возможность радоваться нашим будням. Я думала о том, чем можно заняться с ребенком, имеющим такой диагноз, чтобы он состоялся как личность.

Сегодня наш Арсений алтарничает в храме, играет на скрипке, стал лауреатом в номинации «Танец» на Всероссийском фестивале «Я -АВТОР»».

О том, как организовать жизнь, чтобы многому научить ребенку с синдромом Дауна – читайте рассказ Ирины.

Апполинария — обычная необычная девочка

Апполинария

Татьяна уже была мамой сына-подростка и мечтала о дочке: хотелось маленькую принцессу в пышных платьях с льняными кудрями и большими голубыми глазами. И в будущем хотелось видеть дочь моделью на подиуме или актрисой на сцене.

Но диагноз и прогнозы врачей не оставляли надежд. Девочка, как и многие дети с синдромом Дауна, родилась с сильным гипотонусом, да еще и недоношенной.

А сегодня Татьяна публикует фотографии своей красавицы-дочки Аполлинарии  в Фуйсбуке. Полина обучается в театральной школе Сергея Казарновского «Класс-Центр», —  уникальной школе для творческих и одаренных детей, и отбирают туда самых талантливых по конкурсу! А еще учится вокалу, играет на флейте, танцует и занимается верховой ездой. В модельном агентстве детского дизайнера Марины Маро «Beby Teen» она с пяти лет принимала участие в показах и съемках.

Александр Семин: мой сбывшийся страх обернулся счастьем

Александр Сёмин с сыном Семёном

— Мы все хотим идеальной жизни, идеальных детей, идеальную семью. И я тоже планировал, что мой сын будет юристом или шахматистом, — ну и что?, — вспоминает продюсер и отец сына с синдромом Дауна Александр Семин. — Нужно просто это принять.  Да, когда нас это касается, очень сложно принять, если что-то идет не по плану. Но лично мы делали ставку на то, что любить надо безусловно. Мы сделали ставку на то, что Господь нам поможет. И действительно – помогает!

Удивительная Анна, 65 лет с синдромом Дауна 

Анна

Отец Анны, Владимир Дмитриевич Смирнов, был генерал-майор. Он очень любил дочку, все вечера проводил с ней: читали вслух, танцевали, пели – разучивали военные песни и романсы.

Анна была и остается самостоятельным человеком: она убирается в доме, ходит в магазин, много читает, вышивает крестиком панно и подушки, общается с одноклассницами.

«Самое главное – уважать наших стариков, они столько для нас сделали!», — сказала Анна нашему корреспонденту.

Что ждет детей с синдромом Дауна, когда они вырастут? 

Валерия

В семье Николая Егорова четверо детей. Все девочки. Младшая, Валерия, родилась с синдромом Дауна. Сейчас ей девятнадцать.

Уже десять лет Николай растит детей один: его жена скоропостижно умерла.

Лера учится в школе, прекрасно рисует и занимается музыкой. «Как и любой подросток, она переживает за свою внешность, обеспокоена тем, кто самая красивая девочка в классе, на кого мальчики в классе глядят, — рассказывает Николай. — То есть проблемы у нее, как у любой другой школьницы ее возраста».

Но что будет, когда Лера вырастет и останется одна? Сможет ли она заботиться о себе – еще одна важная проблема родителей детей с синдромом Дауна. Читайте о ней в нашей истории.