Моряк и помещик Владимир Давыдов превратил свое сельцо в бесплатное элитное образовательное учреждение

Сотруднику журнала «Странник» в 1866 году попался этот удивительный сюжет, и, если бы не это обстоятельство, мы так и не узнали бы о ржевском сельце, больше напоминавшем элитный лицей. Сколько же было всего интересного, но прошедшего мимо журналистов и мемуаристов! Того, о чем мы не узнаем, увы, никогда

Корабль «Двенадцать апостолов». И.К. Айвазовский, 1897

Отважный моряк

Владимир Михайлович Давыдов родился в 1788 году. Три года находился в статусе гардемарина – обучался в Петербурге, в Морском кадетском корпусе. Первый год – арифметика, геометрия, тригонометрия, иностранный язык и морские науки. И еще два года – специальные дисциплины плюс корабельная практика.

Это было престижное учебное учреждение. Гардемаринам была посвящена знаменитая кинотрилогия режиссера Светланы Дружининой. Правда, герои фильмов обучались в Москве, в Навигацкой школе, расположенной в известной Сухаревой башне. Но в 1763 году школу упразднили, и гардемарины перебазировались в Петербург.

После Морского кадетского корпуса юноша получил распределение на Балтийский флот. В шестнадцать лет он уже мичман. Адриатическое море, остров Корфу, памятники глубокой древности. Затем – русско-турецкая война. На корабле «Твердый» он захватывает крепость Тенедос, бьется при Дарданеллах, у горы Афон.

Это был доблестный и отважный моряк. За отвагу и мужество он был награжден орденом Святого Георгия (высшая военная награда Российской империи. – Ред.) 4-го класса. И это был настоящий, боевой орден.

Затем – Лиссабон, Портсмут. В 1810 году Давыдов становится офицером. Ходит по Финскому заливу на люгере – скоростном паруснике – «Ящерица».

В наполеоновскую войну Владимир Михайлович на фрегате «Архипелаг» ходит вдоль английских, голландских и французских берегов.

У Владимира Давыдова богатая морская биография.

А в 1816 году он, в звании капитан-лейтенанта, завершает службу и обосновывается в своем сельце Колебакино Ржевского уезда Тверской губернии.

Ржевское сельцо

Морской кадетский корпус в Санкт-Петербурге, 1900-е годы
Морской кадетский корпус в Санкт-Петербурге, 1900-е годы. Фото: https://runivers.ru/

Сельцо, как можно догадаться из названия, – маленькое село. В нем может, например, не быть собственной церкви. Вместо нее может стоять часовня. Или вообще ничего. Может быть всего несколько домов, или вообще один, но это редко.

Нечто среднее между селом и хутором.

Впрочем, хозяйство Давыдова было довольно объемистым и сельцом называлось, скорее, по недоразумению.

Бывший морской офицер с увлечением занялся сельским хозяйством. Однако главным его увлечением становится образование. Нет, он его не получает, он его дает. Владимир Михайлович учреждает в своем Колебакине две школы – одну для детей, а другую для взрослых.

Где взять преподавателей? Все очень просто. Времени у бывшего морского офицера предостаточно, знаний тоже. Житейского опыта – более чем. Как и руководящего опыта.

Словом, первое время на две школы был один учитель – сам Давыдов. Со временем «педколлектив» стал пополняться за счет наиболее талантливых «выпускников». А еще спустя несколько лет в Колебакине не осталось ни одного неграмотного человека.

Напомним: речь идет не об университетском городке, а о простой русской деревне, заселенной простыми крепостными крестьянами. Случай для того времени абсолютно уникальный.

Но Давыдову этого мало. Достигнув цели, он без промедления ставит перед собой другую. И вот в Колебакине открываются своего рода подготовительные курсы для поступления в высшие учебные заведения. В первую очередь, конечно, в Морской корпус. Разумеется, это уже не для крестьян, а для дворянских отпрысков, проживающих в ближайших поместьях.

В помощь учащимся – и школ, и подготовительных курсов – роскошная библиотека, собранная за время долгих морских путешествий. Она доступна каждому, притом бесплатно. За обучение, кстати, тоже не надо платить.

Сельцо постепенно становится этакой Сорбонной. Пусть и уездного значения.

Учебный центр Колебакино

Ржевский уезд
Ржевский уезд. Фото: smartik.ru

А дальше еще интереснее. В какой-то момент преподаватели Морского корпуса обратили внимание на один удивительный факт. Среди всех новобранцев лучше всего почему-то были подготовлены юноши из Ржевского уезда. Долго ломать голову, конечно, не пришлось – студенты не скрывали, кому именно они обязаны своими яркими успехами.

Дело дошло до Министерства народного просвещения. Сам господин министр, сам Платон Александрович Ширинский-Шихматов вступил в переписку с Давыдовым. Чуть ли не на коленях умолял, любые деньги предлагал, чтобы тот оставил Колебакино и поступил на службу в министерство. Опять же на любую должность, на свой вкус.

Платон Александрович был человек необычный, болеющий за свое дело. К тому же, поэт – сочинитель религиозных стихов. Правда, как и у каждого мыслящего человека, у него были свои странности. В частности, Ширинскому-Шихматову принадлежит знаменитая фраза: «Польза философии не доказана, а вред от нее возможен».

Эти слова он подтвердил делами: по его распоряжению во всех российских университетах были закрыты философские факультеты и кафедры. Исключение сделали только для Дерптского.

Так или иначе, работать вместе с Платоном Александровичем было бы интересно. Но Владимир Михайлович не согласился. Зато, пользуясь случаем, получил официальное разрешение завести в Колебакине дворянскую школу. До этого занятия велись пусть и бесплатно, но и не сказать, чтобы совсем законно.

И в результате в сельце появилось учебное учреждение на 20 дворян. А Давыдов, в свою очередь, «заботился о своих воспитанниках, как отец, и не жалел для них ничего».

В Колебакине перемешалось все. То и дело кого-то отпускали на волю – подарив ему при этом приличный земельный надел. По вечерам звучала роговая музыка. Здешний хор певчих славился на всю губернию. А один из крепостных крестьян преподавал в дворянской школе, но почему-то это никого не возмущало.

Впрочем, в скором времени на волю – за несколько десятилетий до крестьянской реформы – отпустили всех. Конечно, обеспечив их работой и землей.

* * *

Владимир Давыдов скончался в Ржеве, в 1849 году. Он прожил недолго, всего 61 год. А царство просвещения и добра, в которое он превратил Колебакино, к сожалению, прекратило свое существование. Дальнейшая судьба сельца нам неизвестна.

Увы, у нас почти нет информации об этом выдающемся подвижнике. Да по большому счету ей и взяться неоткуда. Речь все же идет о событиях двухсотлетней давности, происходящих в провинциальном сельце, ныне не существующем. Имеется статья в «Страннике» – журнале для православного духовенства. Она была опубликована в четвертом номере за 1866 год, когда многие участники описанных событий были еще живы.

Есть статья в шестом томе «Русского биографического словаря». Его издавал секретарь Русского исторического общества, сенатор Александр Александрович Половцов. Там же имеются ссылки на упоминание Владимира Михайловича Давыдова в формулярном списке Главного морского штаба и в Общем морском списке.

То есть, несмотря на скудность информации, этот удивительный человек действительно существовал.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Поможем тяжелобольным старикам приобрести средства ухода

Участвовать в акции

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?