Милосердие как ноу-хау

Что значит посвятить жизнь уходу за больным человеком — не потому, что так сложились обстоятельства, а потому что этого желаешь? Мы беседуем с выпускницей Свято-Димитриевского училища сестер милосердия Людмилой Букреевой

Сестра милосердия, сестра по уходу, патронажная сестра, сиделка… Все это названия одной и той же профессии, призвания, служения. «Нужно служить профессионально, тогда будет толк. А получится все, когда сердце позовет», — поделилась с нами одна сестра милосердия. А как оно может звать? Как захотеть посвятить свою жизнь уходу за тяжело больным человеком, и делать это не потому, что так сложились жизненные обстоятельства, а потому что этого желаешь? Возможно ли это?

На наши вопросы отвечает патронажная сестра по уходу Людмила Букреева. Людмила уже 5 лет трудится в Свято-Спиридоньевской богадельне (проект Православной службы помощи «Милосердие»), до этого были годы ухода в городских больницах и учеба в Свято-Димитриевском училище сестер милосердия.

— Людмила, почему вы выбрали именно такую, для многих неоднозначную профессию?

— С 5-го класса я мечтала пойти в медицинский вуз, хотела связать свою жизнь с медициной. Дедушка меня на этот путь вдохновил. К сожалению, я его почти не застала в живых, но о нем часто вспоминала мама. Он был участником Великой Отечественной войны, рассказывал маме о том, как на его глазах друзья падали от пуль, а он оглядывался по сторонам и даже удивлялся, почему пули его не задевают, хотя всех, кто был рядом, как будто подкосило. И видел сестер милосердия с крестом, в форме, которые тащили раненых. После этого дедушка захотел, чтобы его дети и внуки пошли в медицинский. Говорил, что это самая благородная работа, поскольку именно в этой профессии можно оказать действенную помощь. Мама не смогла стать врачом. Но однажды рассказала мне эту историю, и тогда я уже захотела воплотить дедушкину мечту в жизнь, но не знала как. Я была ужасная трусиха, от одного вида крови едва не теряла сознание, да и вообще болезней жутко боялась. Часто говорила себе, что не смогу преодолеть этот страх, но желание стать такой, какой хотел бы меня видеть дедушка, все время росло. В общем, я решила попробовать. Сейчас точно могу сказать, что эта мечта появилась где-то в пятом классе. После окончания школы жизнь закрутила меня по-своему. В медицинский поступить не получилось, я пошла учиться другой профессии — на повара-кондитера. Ох, никому не посоветую идти учиться тому, к чему не лежит душа. Тем не менее, несколько лет я проработала поваром. Как-то раз в разговоре с подругой, дочерью священника, разоткровенничалась и рассказала, что, вот, хочу поступить в медицинский, но время упущено и поздно уже что-то менять. А она в ответ: «Ничего не поздно!». И рассказала о Свято-Димитриевском училище. Ох, как мне понравилась эта идея! Попасть туда захотелось даже больше, чем в медицинский институт. Для меня было очень важно, что училище – православное. Я старалась узнать об училище побольше, каждая мелочь для меня имела значение. И вот собрала документы, сдала экзамены – и поступила! Мне тогда было 23 года. На всю жизнь запомню собеседование с владыкой Пантелеимоном, тогда отцом Аркадием. «Мы ждем тебя», — сказал он мне в тот день. Помню как выхожу из кабинета, смотрю на фотографии с изображением дореволюционных сестер милосердия и думаю: «Вот здесь люди учатся милосердию. А смогу ли я такой быть?». И страшно стало: кто я, а кто эти сестры на фото, которым поклониться хочется, да что это я возомнила о себе! Но все таки поступила, отучилась, пошла работать патронажной сестрой.

— И вы хотели быть именно сестрой по уходу?

— Да, именно сестрой по уходу, сиделкой при какой-нибудь больной немощной бабушке. Сестра по уходу связана с человеком, она больше сочувствует его боли, потому что все время находится рядом с ним. Постовая сестра – это совсем другое: постоянный поток дел, манипуляций, за которыми не всегда разглядишь самого человека, с ним и поговорить некогда. Труд постовой сестры очень важен, но это не мое. Когда впервые проснулось желание выделить направление, которое мне больше всего подходило? Это было на втором курсе. После лекций по пролежням нас повели на практику в 1-ю Градскую больницу, в травматологическое отделение. Я посмотрела, как старшекурсницы ухаживают за стариками, как заботятся о них. Лежала там одна бабушка, вся грязная. Видно, давно лежала, ей очень был нужен уход. Я посмотрела ей в глаза – и пропала, не смогла слез сдержать. Столько в них было и боли, и благодарности, и мольбы о помощи, она будто кричала: «Ну, родненькие, помогите мне!». «Да как же так! — думала я, — почему эта бабушка в таком состоянии?». Больше я не сомневалась ни в чем, мои поиски «узкой специализации» прекратились. Я стала чаще посещать даже внеурочные занятия по пролежням. Помню, сильно заболела, преподаватели мне говорят: «Лечись, на практику пока не ходи». А я в панике, я упрашиваю: «Вот пустите к бабушкам пролежни лечить – мне станет легче, я сразу вылечусь». И знаете, разрешили. В общем, учеба многое дала мне не только как будущему специалисту своего дела, но и моей душе, которая все время что-то искала, спрашивала, беспокоилась…

— А потом, после окончания училища, началась полноценная работа. Трудно было начинать?

— Зная мою любовь к бабушкам, меня направили работать в богадельню. Я была не в восторге. Хотелось вернуться в привычную атмосферу больницы. Но сомнения одолевали лишь первое время. Сейчас не могу и подумать о том, что могла бы работать в другом месте. Знаете, что больше всего мне нравится? Здесь нельзя отдавать себя наполовину — только полностью, без остатка, и сама эта возможность для меня радостна. Вот подхожу я к бабушке, а она лежит и не может ни сказать что-нибудь, ни расчесаться, ни помыться. И я думаю: «Что я о себе-то беспокоюсь? Я могу сама ходить, кушать, да все могу. А у нее ничего не движется». И сразу забываешь, что у тебя что-то болело, становится легче и физически, и душевно.

— Но не всегда купаешься в любви того, кому помогаешь. Что делать, если встречаешь, как говорят, «черную неблагодарность»? Как вы с этим справляетесь?

— У меня было много таких случаев. Нужно просто все понять. Человек, который все время лежит, может быть раздражительным. Я по жизни не смиренный человек, а тут, у постели старушки, приходится смиряться. Порой сами собой возникают мысли: «Вот, я за тобой ухаживаю, а ты…». Но потом думаешь : «Все же по силе души дается, а вдруг у нее и сил-то не осталось?» Тут не то что обижаться, расстраиваться не стоит. Но это я обычно позже понимаю. А в момент такого разногласия бывает тяжело. Но я смиряюсь. Со здоровым человеком можно ругаться, спорить, а с бабушкой так себя не поведешь — стараешься что-то доброе, ласковое ей сказать. Ведь если не выдержишь, скажешь что-нибудь грубое, бабушка даже заплакать может. Нужно следить за собой, быть внимательным в выборе слов — чтобы не обидеть.

— Помните первую бабушку, за которой вы ухаживали? Здесь все как у учителей, которые всегда будут помнить свой самый первый класс учеников…

— Моя первая бабушка – Раиса Ивановна. Она и сейчас с нами. Очень общительная, сама все начинает спрашивать и про себя с удовольствием рассказывает. Не знаю, как на счет учеников, но все мои бабушки, они действительно, как дети. Взяла ее за руку теплую, морщинистую, и поняла, как ей хорошо от такой простой мелочи. Вот это, наверное, самое важное, когда тянут к тебе руки.

— Что бы вы посоветовали девушкам, которые захотят последовать вашему примеру и стать сестрой по уходу?

— Конечно, ухаживать очень сложно, но внутренне это легко. Если девушка идет работать сиделкой, я бы ей посоветовала всегда думать о человеке, который рядом. Надо помнить о том, что ему хуже, чем тебе, и что он тебя спасает. А еще решение стать сестрой милосердия человек должен принять сам, никто не должен давить, уговаривать. Только если захочет, он обязательно придет туда, куда изо всех сил стремится, и все оправдается.

Программа «Сиделки» – благотворительная программа Православной службы помощи «Милосердие» для сбора средств на оплату сиделок для тяжелобольных стариков, детей и взрослых. Программа помогает инвалидам, больным боковым амиотрофическим склерозом, детям с редкими неизлечимыми заболеваниями. У программы «Сиделки» сейчас 31 подопечный в возрасте от 5 до 95 лет. Для работы программы постоянно нужны средства.
В программе «Сиделки» работают сестры милосердия Свято-Димитриевского сестричества, или сестры проверенных коммерческих служб. Каждая сиделка, участвующая в программе, проходит собеседование в сестричестве, а для контроля и корректировки ухода назначается сестра-куратор.
Финансирование программы происходит за счет частных пожертвований. «Сиделки» постоянно нуждаются в финансовой поддержке. Нашим благотворителем может стать каждый.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.