«Не могу простить свою мать»

О том, что ее родила женщина, боровшаяся в суде за право сделать аборт, Шелли узнала в 18 лет

Шелли Торнтон. Скриншот из фильма телеканала ABC

Шелли Торнтон родилась в результате резонансного дела «Роу против Уэйда», в свое время расколовшее США на два лагеря – «за» и «против» абортов. Ее мать хотела избавиться от ребенка, но Шелли выжила и теперь рассказывает свою историю.

Сегодня в США очередной виток споров, демонстраций и судебных разбирательств по поводу прав женщин на аборт. К консервативным штатам Алабама, Арканзас, Джорджия, Айова, Кентукки и Миссури присоединяется Техас: здесь прерывание беременности запрещено начиная с шести недель, когда у плода регистрируется сердцебиение.

Аборты в Америке официально разрешены с 1973 года, когда Верховный суд принял решение в деле «Роу против Уэйда. Женщина под псевдонимом «Джейн Роу» судилась с окружным прокурором Техаса Генри Уэйдом за свое право прервать беременность. В результате такое право было получено не только истицей, но и всеми американскими женщинами. Правда, пока шло разбирательство, ребенок, которого хотела абортировать «Джейн Роу», родился и был отдан на усыновление.

Спустя более чем 50 лет ее потерянная дочь, известная как «ребенок Роу», заговорила и рассказала о том, что чувствует. Мы публикуем цитаты из ее интервью и историю непростых отношений нежеланного ребенка с биологической матерью.

Дело «Роу против Уэйда»

В июне 1969 года 21-летняя жительница штата Техас Норма МакКорви обнаружила, что беременна третьим ребенком. Два других были отданы на усыновление: старшую дочь воспитывала мать Нормы, среднюю – чужие люди. МакКорви планировала прервать беременность. Вернувшись в Техас, она заявила, что подверглась изнасилованию – в этом случае закон давал право на операцию, но доказать факт преступления Норма не смогла. Не удалось сделать и подпольный аборт.
В конце концов ее направили к адвокатам Линде Кофе и Саре Веддингтон, решившим создать прецедент и в 1970 году, от имени Нормы МакКорви, обозначив ее псевдонимом «Джейн Роу», подали иск в Окружной суд Соединенных Штатов по Северному округу Техаса о признании конституционным права женщины на аборт. Ответчиком в деле был окружной прокурор округа Даллас Генри Уэйд – так дело получило название «Роу против Уэйда». Сама Норма при этом ни разу не появилась в суде, предоставив работу адвокатам. Дочь она через адвоката по усыновлению отдала в другую семью.
После долгих разбирательств в разных инстанциях дело «Роу против Уйэйда» дошло до Верховного суда. В 1973 году он принял решение в пользу истицы, признав, что запрет на аборты в штате Техас является неконституционным. Именно после этого в США появились и оформились движения пролайф и прочойс.

Загадки судьбы Нормы МакКорви

Слева — Норма МакКорви «Джейн Роу» после судебного процесса в Далласе в 1985 году. Справа — Норма МакКорви в 2016 году. Фото: theatlantic.com, refinery29.com

«Секреты и ложь – худшие вещи в мире», – говорит о своей жизни Шелли Линн Торнтон. Ей 51 год, и она – тот самый «ребенок Роу», который стал причиной ожесточенных споров, расколовших США на два непримиримых лагерях.

О том, что ее родила женщина, планировавшая сделать аборт, Шелли узнала в 18 лет. На то, чтобы публично заговорить об этом, ушло еще несколько десятилетий. В сентября 2021 года Шелли дала два интервью – изданию The Atlantic и телеканалу ABC. Шелли призналась: она так и не смогла простить биологическую мать.

После того, как дело «Роу против Уэйда» было выиграно, Норма МакКорви вышла из статуса анонимности. Она охотно давала интервью, участвовала в различных акциях, и до своей смерти в 2017 году была известной персоной в Америке. Многие, кто знал Норму лично, называли ее «неадаптированной». Рожденная в бедной семье, в детстве она страдала от нападок матери-алкоголички и якобы (подтвердить этот факт не удалось) в раннем возрасте подвергалась систематическому сексуальному насилию со стороны одного из родственников.

В 16 лет Норма вышла замуж и родила старшую дочь Мелиссу, но воспитывать ее не смогла – ребенка забрала себе бабушка. Вскоре наступила еще одна беременность и роды, дочь Дженнифер передали на усыновление.

У Нормы МакКорви были проблемы с алкоголем и наркотиками, она так и не смогла создать семью. Поначалу Норма активно участвовала в различных акциях прочойсеров, но через десять лет после суда совершила крутой вираж: перешла в стан пролайферов, а затем, в середине 90-х, была крещена евангелистами (церемонию даже снимали для телевидения), после чего будто бы перешла в католичество.

В это же время Норма стала искать свою третью дочь. О том, что она мечтает найти девочку, МакКорви заявила в эфире национального телевидения.

Помочь ей вызвались журналисты таблоида National Inquirer – в надежде на то, что громкая история воссоединения значительно повысит популярность издания.

«Теперь меня будут ненавидеть и обвинять в легализации абортов»

Норма МакКорви слева, и ее адвокат Глория Оллред покидают здание Верховного суда в Вашингтоне, округ Колумбия, 26 апреля 1989 года. Фото: Дж. Скотт Эпплвайт — AP/https://time.com/

Когда Шелли Торнтон было 18 лет, к ней на улице подошли два незнакомца. Сейчас она говорит, что эти люди буквально выпрыгнули на нее из-за угла, как будто давно следили и только и ждали удачного момента. Оказалось, это были репортеры National Inquirer. «Ты Шелли?» – спросили они девушку и добавили: «Мы искали тебя».

«Они сказали, что мою настоящую мать зовут Норма МакКорви, и спросили, слышала я когда-нибудь о ней», – вспоминает Шелли. К тому моменту она уже понимала, что является усыновленным ребенком. На вопрос о биологических родителях приемные ничего толком не отвечали. Шелли знала, что где-то живут две ее единоутробные сестры, но о матери, и тем более об отце информации не имела. Детство Шелли были до этого момента вполне счастливым, полным подарков, приключений и любви.

Репортеры пояснили девушке: ее мать – та самая Джейн Роу, из-за которой 18 лет назад в США были легализованы аборты. «То есть ты – «ребенок Роу», – уточнили журналисты.

Эту фразу Шелли поняла очень хорошо, как и то, что может за ней последовать. «Это был шок. Я думала, Боже, меня теперь будут ненавидеть и обвинять в легализации абортов. Я была совершенно убита этой новостью».

«Трогательное воссоединение», запланированное журналистами, не состоялось

Сторонники прав на аборт проводят митинг у Капитолия в Остине, штат Техас. 1 сентября 2021 года. Фото: Sergio Flores/https://abcnews.go.com/

Когда Шелли озвучила полученную информацию дома, ее приемная мать Рут (приемный отец на тот момент ушел из семьи) была также шокирована. Она помнила имя адвоката по усыновлению, который помогал ей принять в семью Шелли, помнила какие-то детали, но ей и в голову не приходило, что матерью Шелли была ТАКАЯ женщина.

Отношение к самой Норме в американском обществе было неоднозначным. Ее старшая дочь Мелисса, которая ближе всего общалась с матерью, позднее вспоминала, что Норму запросто могли освистать на улице, обозвать убийцей и даже сатаной. Однажды неизвестные обстреляли окна ее квартиры и всадили несколько пуль в припаркованный рядом автомобиль.

Шелли и Рут решили встретиться с репортерами National Inquirer, те предложили Шелли сделать тест ДНК и всячески уговаривали встретиться с Нормой МакКорви. Но больше всего их волновал ответ на вопрос – а сама Шелли за или против абортов? Она вспылила и отказалась от дальнейшего общения.

Со своей родной матерью Шелли все-таки созвонилась: Норма кратко рассказала дочери об ее отце, сестрах, но на предложение о встрече и «трогательном воссоединении»  получила категорический отказ.

«Я быстро поняла, что единственная причина, по которой она пыталась найти меня и сблизиться – та, что моя мать планирует использовать меня для собственного имиджа и паблисити», – так прокомментировала Шелли свой отказ в недавнем интервью каналу ABC.

Вместе с приемной матерью и нанятым семьей адвокатом Шелли сделала все, чтобы не допустить публикации в прессе своего имени и других личных данных. В статье, получившейся наполовину анонимной, Шелли представили как сторонницу прочойсеров, хотя это было не верно. В США борьба двух группировок ведется часто с помощью весьма радикальных приемов, и Шелли просто не хотела, чтобы ее «причисляли к религиозным фанатикам». Она признавала, что, сама, скорее против абортов, но не хочет включаться в борьбу, а тем более становиться знаменем и символом какой-либо из сторон.

«Скажи спасибо, что я не убила тебя тогда»

Шелли Торнтон сказала в интервью, что ее биологическая мать «не заслуживала» встречи с ней. Скриншот из фильма телеканала ABC

После публикации Шелли Торнтон стало ясно, что жить, как прежде, уже не получается. Она тревожилась, что история ее рождения станет известна, и ее возненавидит вся Америка. «Я долгое время скрывала эту информацию от всех. Это было тяжело, слишком большой груз. Мне всегда было трудно строить отношения с людьми, я постоянно размышляла – а что обо мне подумают?»

Через некоторое время на пороге дома Шелли появилась журналистка другого таблоида. Она призналась, что путем сложных ходов добыла адрес «ребенка Роу», и пыталась уговорить девушку к откровенному интервью. Журналистка буквально атаковала Шелли, присылая цветы и подарки. В своих записках охотница за сенсациями писала, что Шелли – «часть американской истории», и значит, не принадлежит себе, а должна предстать перед публикой.

Норма МакКорви, между тем, не оставляла своих попыток сблизиться с дочерью.

Шелли вспоминает, что время от времени мать звонила ей по телефону, они разговаривали, но что-то не складывалось. В пылу одной из ссор Норма закричала: «Да ты должна быть благодарна мне, что я тогда не сделала аборт!»

«Я подумала: Что?! Я должна поблагодарить тебя, что ты меня не убила, а потом отдала на усыновление? – говорит сегодня Шелли. – И я сказала ей, что никогда, никогда не буду благодарить ей за это».

В ответ Норма бросила трубку.

Когда Шелли было чуть больше 20, она встретила своего будущего мужа, Дуга. Ему она впервые раскрыла свою, как ей казалось, «постыдную» тайну, но мужчина лишь пожал плечами – мол, чего только не случается, я тебя люблю, и все. Они поженились, в браке родился сын и две дочери.

В первую беременность, которая наступила еще до официального заключения брака, Шелли в какой-то момент засомневалась, – оставлять ли ребенка, – но вовремя остановилась и решила, что никогда не пойдет на такой шаг. В результате ее брак сложился вполне счастливо.

Встреча трех сестер

Шелли с сестрой Дженнифер. Скриншот из фильма телеканала ABC

Все последующие несколько десятков лет Норма МакКорви продолжала по разным поводам появляться в СМИ, превратившись в своего рода скандальную звезду, которую готовы приглашать на свои мероприятия и акции все заинтересованные в дешевой популярности. Норма была частым гостем на различных ток-шоу, с помощью журналистов написала две книги – автобиографию «Я – Роу» и нон-фикшн «Побеждая любовью» – рассказ о своем религиозном опыте. Шелли в это время старательно пыталась исключить биологическую мать из своей жизни. Когда с телеэкрана произносили «Роу», она переключала канал, в журналах перелистывала страницы.

«Годами я игнорировала эту проблему. Но она никуда не исчезала, наоборот, становится все больше. Сейчас все, что я могу сделать, – встретиться с ней наконец лицом к лицу», – говорит взрослая Шелли о своем решении выйти в публичное поле. О том, чтобы разобраться с этой историей, она впервые задумалась в нулевых, и только через 13 лет, в 2013 году, в возрасте более 40 лет встретилась со своими старшими сестрами – Мелиссой и Дженнифер. Три сестры подружились и сейчас поддерживают теплые отношения.

А Норма последние годы жила на попечении старшей дочери. Незадолго до своей смерти МакКорви дала последнее, увы, вновь скандальное интервью, где призналась, что ее участие в пролайф-акциях и смена взглядов на аборт были куплены: якобы ей несколько раз платили крупные организации, выступающие за жизнь: сумма могла достигать около полумиллиона долларов.

Шелли вновь была шокирована. Она не находила в матери никакого сожаления о прошедшем. И, когда старшая сестра сообщила ей, что Норма МакКорви умирает, Шелли не пришла проститься. Норма ушла из жизни в 2017 году от сердечной недостаточности. За всю свою жизнь с Шелли они так и не встретились.

Спустя четыре года после ухода Нормы МакКорви Шелли наконец решилась дать интервью.

– Вы простили свою мать? – спросила ее журналист калана ABC Линдсей Дэвис.

– Нет. И не прощу никогда. Тому много причин. Главное, что даже после стольких лет она хотела не просто увидеть меня, а сделать из этого какое-то шоу.

Шелли не сожалеет о своем решении никогда не видеться с биологической матерью. «Она никогда не выразила свои чувства ко мне и не сказала даже простых слов сожаления о прошлом».

В США до сих пор продолжаются дебаты вокруг темы абортов. И до сих пор обе стороны в своих аргументах пытаются обращаться к истории «Роу против Уэйда». Однако сегодня об этой истории стала известна правда, трагическая правда о матери и дочери, которые так и не увидели и не полюбили друг друга.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться