В Алабаме принят закон, почти полностью запрещающий аборты. Закон вызвал бурю в СМИ. Разбираемся, на чем основана победа пролайферов.

Джим Снивели из Алабамы протестует против абортов на шоссе. Фото AP Photo/ТАСС

За 46 лет, прошедших с момента закрытия прецедентного дела «Роу против Уэйда», в США было совершено более 60 миллионов абортов. Пролайф-активисты подсчитали, что если имена детей, убитых только за первые 20 лет действия этой законодательной нормы, написать на мемориальной стене, она протянулась бы на 80 километров.

15 мая губернатор Алабамы Кей Айви подписала закон о запрете абортов на сроке от 6 недель беременности. Вступить в силу он должен в ноябре 2019 года. Среди антиабортных законов США этот – самый суровый, поскольку полностью исключает возможность прерывания беременности в случае изнасилования или инцеста и допускает лишь в случае опасности беременности и родов для здоровья и жизни будущей матери. При этом врач, проводящий подобную операцию, будет преследоваться как преступник – его ждет уголовное наказание сроком до 99 лет лишения свободы.

Похожие законы, которые уже получили общее название «билль о сердцебиении», приняли штаты Арканзас, Джорджия, Айова, Кентукки и Миссури. Здесь аборт будет также запрещен с момента, когда у плода регистрируют сердцебиение, но этот срок законодатели отсчитывают 8 недель. Изнасилование также не является поводом для прерывания беременности.

О том, что в целом  поддерживает происходящее, уже заявил президент США Дональд Трамп. «Я очень твердо выступаю за право на жизнь за тремя исключениями — изнасилованием, инцестом и защитой жизни матери. Такую же позицию занимал Рональд Рейган», — сказал политик, который ранее неоднократно заявлял о том, что твердо стоит на позициях пролайфа и будет реализовывать их в течение своего первого срока в Белом доме.

Не сердцебиение, а «сердечная деятельность плода»

Запрет или легализация абортов – этот вопрос в Америке является одним из пунктов в программе политиков, по нему дискутируют ключевые партии – демократы, которые поддерживают тезис о том, что аборт – право женщины, закрепленное конституцией, и республиканцы, настаивающие на запрете этой операции.

Страсти, которые кипят сегодня по вопросу запрета абортов в Арканзасе, Айове, Кентукки, Джорджии и Миссури (здесь оглашен запрет на прерывание беременности в случае обнаружения у эмбриона сердцебиения, то есть – примерно с шестой недели гестации) ничто по сравнению с боями вокруг закона, принятого в мае 2019 года в Алабаме. Здесь принят не только полный запрет на аборты – даже в случае инцеста и изнасилования, но и уголовная ответственность для врачей, совершивших вмешательство, вплоть до пожизненного лишения свободы.

Ситуацию яростно обсуждают на всем пространстве от Атлантического до Тихого океана. Свое слово уже сказали политики, пролайф- и прочойс-активисты и даже звезды Голливуда.

Актриса Алисия Милано, ранее стоявшая у истоков движения #Metoo, выступила сразу с несколькими громким заявлениями. Во-первых, вместе с певицами Рианной и Леди Гагой, призвала женщин отказывать мужчинам в близости, пока запрет на аборты в Алабаме и других штатах не будет отменен. Во-вторых, предложила считать сердцебиение эмбриона (этот фактор закон считает главным условием, препятствующим совершению аборта) «сердечной деятельностью плода». Такая формулировка, по мнению Милано, не является подтверждением жизнеспособности, мол, деятельность и деятельность, чего же тут такого?

Актер Джим Керри пошел еще дальше, опубликовав в «Твиттере» карикатуру на губернатора Алабамы Кей Айви, подписавшую закон. «От некоторых эмбрионов лучше избавляться заранее, пока они не стали губернатором», — подписал комик картинку, на которой политик изображена в виде плода, на которым совершают аборт.

Кэрри, впрочем, тут же осадили коллегии в духе «иногда лучше молчать, чем говорить», но в целом градус дискуссии остается крайне высоким. Каким, собственно, и был как минимум последние 50 лет.

Джейн Роу — прочойсер, которая крестилась и стала пролайфером

Джейн Роу. Фото с сайта verywellhealth.com

Те, кто выступает за легализацию аборта и называют его фундаментальным правом женщины, свободой распоряжаться собственным телом, возносят на свое знамя имя Джейн Роу – именно оно фигурирует в деле «Роу против Уйэда», которое когда-то стало ключевым для легализации абортов в Америке. Однако большинство забывает, что к концу жизни эта женщина стала… ярой защитницей прав нерожденных.

Джейн Роу – под таким псевдонимом выступала в суде 21-летняя жительница Техаса Норма Маккорви, которая в 1970 году добивалась для себя права на аборт без показаний, по одному только намерению прервать нежелательную беременность.

В то время в США действовал закон, согласно которому сделать аборт можно было только в случае изнасилования, инцеста либо при угрозе здоровью матери. Норма попыталась заявить о насилии – но не смогла доказать его. Попыталась обратиться к подпольному врачу – не преуспела.

Подав в суд, Норма Маккорви выиграла дело в отношении себя, но затем, под влиянием адвокатов, стала развивать историю дальше, добиваясь пересмотра законов. Второе имя, фигурировавшее в деле – имя ответчика, окружного прокурора Генри Уэйда, который представлял штат Техас. За три года, с 1970 по 1973 дело «Роу против Уэйда» дошло до Верховного суда и было выиграно истицей. После него произошло повсеместное смягчение антиабортного законодательства в США.

Интересно, что сама аборт женщина так и не сделала – рожденного ею ребенка она передала на воспитание. Это, кстати, также фигурировало как одно из доказательств необходимости смены действующего законодательства: пока шел суд, Норма Маккорви упустила время, положенное на прерывание беременности. В своем обращении она настаивала на праве на аборт «до тех пор, пока ребенок не будет жизнеспособен» — то есть в среднем до 28, позднее, с развитием приемом реанимации недоношенных – до 24 недель.

Норма Маккорви умерла в 2017 году в возрасте 69 лет. О ней успели снять художественный фильм и сделать ее своего рода иконой прочойса. Однако в зрелом возрасте Норма поменяла свои взгляды: в 1995 году она крестилась и вступила в ряды пролайферов. О своей судебной тяжбе женщина говорила, что стала жертвой адвокатов, искавших себе славы и боровшихся за то, чтобы ее личная ситуация стала прецедентом.

«Мы говорили о «сгустках», не о младенцах»

Фото с сайта catholicworldreport.com

О своем пути от сторонницы абортов до их противницы рассказывает журналист и писательница Фредерика Мэтьюз-Грин. В своей книге «Реальный выбор: Слушая женщин, ища альтернативу аборту» и эссе «Когда аборт вдруг потерял смысл» Фредерика пишет о том, как менялось ее собственное отношение к проблеме. И как за минувшие 46 лет изменилось все, на чем в семидесятых настаивали прочойсеры и гражданские активисты, говоря не столько об аборте, сколько о «праве на выбор».

В молодости Мэтьюз-Грин была феминисткой, хиппи, выступала за свободную любовь и сексуальную революцию. На капоте ее машины в конце 60-х начале 70-х была наклейка, агитировавшая за легализацию аборта. «Тогда мы просто не знали, что это такое. Мы ничего не знали о развитии эмбриона. Мы говорили о «сгустках», и именно так зародыш и изображали тогда – как некую каплю, даже отдаленного не напоминающую человека, или хотя бы что-то живое. Пройдет 15 лет, прежде чем родители получат возможность видеть и хранить снимки своих еще не рожденных детей с процедуры УЗИ», — пишет Фредерика.

Борцы за право женщин на аборт были уверены, что в реальности тех, кто воспользуется этим «благом», будет не так много.

«Это печальный опыт — делать аборт, и мы предполагали, что женщина выберет этот вариант только в крайнем случае, единожды в жизни. Мы понятия не имели, насколько распространенной станет процедура — сегодня каждая пятая беременность заканчивается абортом.

Мы ожидали, что аборт будет редким. Не осознавая, что, как только аборт доступен, он становится наиболее привлекательным вариантом для всех, кто находится рядом с беременной женщиной».

Отношение журналистки к аборту изменило эссе хирурга Ричарда Зельцера в журнале Esquire, опубликованное в 1976 году. В нем мужчина без прикрас описал, как напросился к коллеге в операционную, чтобы посмотреть, как тот будет делать аборт на 19-ой неделе беременности. Увиденное его поразило.

Главное, что понял врач (и читатели, в частности, Фредерика Мэтьюз-Грин) – то, как отчаянно абортируемый ребенок сражался за жизнь. «Трудно спорить на эту тему. Что могут сказать слова против той правды, которую я видел?» — завершает свое эссе Зельцер.

Изменив свои взгляды, Фредерика Мэтьюз-Грин стала одной из активисток пролайф-движения в США. Писательнице удается найти яркие, убедительные обороты, которые часто потом цитируют как ее сторонники, так и противники. «Никто не мечтает об аборте, как, например, о мороженном или шикарном авто. Аборт – это примерно то же самое, как животное, попавшее в ловушку, пытается отгрызть себе лапу, чтобы спастись. Никто не хочет делать аборт. Но почему же при этом каждый день их делают по 2800 раз по всей стране? Если женщины ежедневно в таком количестве делают то, чего они не хотят – это что угодно, только не свобода, за которую мы боролись».

Две белых женщины и 25 разгневанных мужчин

Волонтеры сопровождают женщину среди протестующих в одну из трех оставшихся клиник, где делают аборты. Алабама. Фото с сайта nytimes.com

«За пределами Алабамы запрет абортов был воспринят как внезапный и ошеломляющий удар по законодательству. Но на самом деле, в штате давно и широко распространено противодействие абортам», — такими словами о реальном положении дел в Алабаме начинается материал в The New York Times.

Борьба за отмену абортов в Алабаме велась годами. Сейчас здесь работает только три клиники, где до недавнего времени можно было прервать беременность – а ранее таких больниц было 10. Сокращалось и число врачей, готовых проводить эту процедуру. Отношение к тем, кто делает аборты, у коллег по медицинским учреждениям настороженное и отстраненное.

Опросы общественного мнения также не раз регистрировали в штате антиабортные настроения. Так, согласно данным исследования от 2014 года, инициативу с полным или почти полным запретом абортов поддерживали 58% опрошенных, при этом 51% из них были женщинами.

Женщина-депутат Терри Коллинз выступила с инициативой внести изменения в законодательство. Женщина–губернатор штата Кей Айви подписала закон. При этом больше всего «шишек» народного гнева свалилось на 25 сенаторов-республиканцев, которые проголосовали за инициативу на этапе ее принятия. Сегодня их травят в социальных сетях, апеллируя к тому, то мужчины не имели права решать за женщин, что им делать со своей беременностью.

Однако в штате изначально стояла цель сократить количество абортов, и за 10 лет, с 2007 по 2017 оно снизилось почти вдвое: с 11 267 случаев в год до 6 768. В Алабаме сильны позиции пролайферов, среди республиканцев их большинство, при этом женщины настроены еще более категорично, чем мужчины, поясняет для своих читателей The New York Times.

Христианский штат

Фото с сайта usnews.com

86% населения Алабамы называют себя христианами. При этом 78% из них — протестанты различных деноминаций, 7% католиков, менее 1% православных, оставшиеся причисляют себя к иеговистам, мормонам и другим конфессиям. Атеистов в штате всего 1%. Примерно такие же показатели – у мусульман, буддистов, индуистов и иудеев.

Пролайф-активисты ведут здесь свою борьбу начиная с 1988 года, причем борьба эта, как и в целом антиабортное движение в США, отличается достаточно жесткими мерами. Прежде всего это пикетирование медицинских клиник, многие из которых в штате благодаря такой активности в конце концов закрылись. Интересно, что борьба за права нерожденных в Алабаме сплотила католиков с протестантами – прежде всего, батистами и пятидесятниками. Позиция по абортам у них общая.

«Я на 100 процентов поддерживаю этот законопроект, — заявил после подписания закона епископ Роберт Дж. Бейкер, глава Католической епархии города Бирмингема. — Это, по крайней мере, позволит нам еще активнее рассуждать о том, в какой момент начинается человеческая жизнь, и об ответственности граждан».

Преподобный Джо Годфри, бывший пастор и президент Баптистской конвенции штата, также радуется решению властей, и надеется, что это станет важным шагом на пути к полной отмене результатов дела «Роу против Уэйда: «Люди все больше осознают, насколько ошибочным было это решение».

Что дальше

Губернатор штата Алабама Кей Айви Фото AP Photo/Blake Paterson/ТАСС

Антиабортное законодательство в Алабаме, равно как и в других штатах (по данным BBC, в этом году в 16 из 50 штатов Америки введены законы об ограничении абортов) еще не вступило в силу. Решение местных законодателей вполне может быть заблокировано впоследствии Верховным судом.

В случае если новые законы Алабамы и других штатов не будут отвергнуты Верховным судом, они вступят в силу в ноябре 2019 года. Именно от этого момента необходимо будет вести статистику, чтобы отметить, насколько эффективным окажется новое антиабортное законодательство в США.

Попутно власти штатов, принявших такое решение, обещают работать в социальной сфере. В частности, от губернатора Алабамы Кей Айви прозвучали гарантии улучшить в штате ситуацию с медицинским обслуживанием, образованием и социальной помощью.

Важно отметить: христиане Алабамы и пролайф-активисты не рассчитывают на то, что закон сможет вступить в силу даже в сроки, обозначенные его создателями. Они предполагают, что противники этой инициативы, прежде всего такие влиятельные НКО, как Американский союз защиты гражданских свобод и Planned Parenthood, заблокируют это решение в высшей инстанции.

«Я уверен, что закон будет оспорен на уровне Верховного суда, в этом нет никаких сомнений», — говорит епископ Бейкер и поясняет, что цель внесения этого законопроекта не в том, чтобы немедленно отменить аборты, а в том, чтобы вынести дело в Верховный суд, чтобы там напрямую оспорить норму, введенную после дела «Роу против Уэйда» и в конечном счете – на законодательно уровне добиться прав эмбриона на жизнь, доказать, что она начинается с момента зачатия, а не с рождения или некой «жизнеспособности», как считалось ранее.

«Это будет битва», — обещает отец Бейкер, но при этом уточняет, что речь не идет о войне с женщинами – прежде всего о правах еще не рожденных детей.