Сегодня наша цель – рассказать читателям лишь о тех научных данных, которые здесь и сейчас могут повлиять на их личные решения в условиях пандемии COVID-19

Фото EPA/ROBERT GHEMENT/ТАСС

Но сначала – сенсация!

Ученым Питтсбургского университета удалось изолировать мельчайшую из известных на сегодняшний день биологических молекул, которая действует прицельно на вирус SARS-CoV-2 и нейтрализует его полностью.

Этот компонент в 10 раз меньше полноразмерного антитела к вирусу. Он продемонстрировал эффективность как в предотвращении, так и в лечении ковида у подопытных мышей и хомяков, причем даже в минимальных дозах.

Молекула стала основой для создания препарата Ab8, для потенциального использования в качестве терапевтического и профилактического средства против коронавируса. Его крошечный размер усиливает его способность к распространению в тканях и ускоряет нейтрализацию вируса, а также делает возможными разные варианты доставки препарата в организм, в частности, путем ингаляции.

Ab8 не связывается с клетками человека, и это позволяет создателям надеяться, что препарат не будет вызывать у пациентов негативных побочных реакций.

«Пандемия COVID-19 – это глобальный вызов миру, но биомедицинская наука и человеческая изобретательность с высокой вероятностью победят ее», – говорит доктор Джон Меллорс, руководитель отделения инфекционных болезней в Школе медицины Питтсбургского университета и один из авторов исследования.

Маски спасают жизни

Фото ТАСС

Скептически настроенные граждане в этом сильно сомневаются, ведь эффективность ношения масок не доказана по всем правилам медицинской науки. Действительно, рандомизированных плацебо-контролируемых клинических испытаний маски как средства профилактики коронавирусной инфекции нет, да и не может быть: такое исследование было бы неэтичным.

Тем не менее, постепенно накапливаются данные, демонстрирующие тот факт, что ношение маски здоровым человеком если и не спасает его от инфекции, то значительно снижает риск тяжелого течения болезни, а ведь именно этого в случае с COVID-19 мы стремимся избежать.

Начнем с корейского эксперимента на хомяках. Животных поделили на две группы: одних поместили в клетку, снабжаемую воздухом через трубу, на которую надели обычную хирургическую маску, другие сидели в клетке без защиты.

Затем рядом с ними поместили клетку с хомячками, зараженными SARS-CoV-2, и стали подавать воздух от них двум экспериментальным группам.

Как и предполагали ученые, животные, дышавшие воздухом, проходящим через маску, имели более низкий риск инфицирования, но, что самое главное, если хомячки из этой группы все-таки заражались, их заболевание протекало гораздо легче, чем у их безмасочных товарищей.

Это неудивительно. То, что тяжесть заболевания зависит от вирусной нагрузки (количества вирусных частиц, проникших в организм пациента), было известно ученым задолго до нынешней пандемии.

При небольшом количестве вируса иммунная система в состоянии справиться с ним, причем в значительном числе случаев ее работа настолько эффективна, что инфицированный даже не замечает присутствия патогена в своем организме. Отметим, что бессимптомное течение, по многочисленным свидетельствам медицинских агентств, характерно примерно для 40% носителей коронавируса.

Если же организм получает сразу большое количество вирусных частиц, то иммунной системе приходится сражаться с превосходящими силами противника, который успевает нанести гораздо больший вред. Более того, и сама иммунная система может «переборщить» с ответом, запустив воспалительный процесс, который сложно остановить.

Способность маски снижать для ее носителя вирусную нагрузку и предотвращать тяжелое течение заболевания подтверждается и на задокументированных данных, полученных на изолированных кейсах.

В марте вспышка коронавируса произошла на австралийском круизном лайнере Greg Mortimer. Как только ковид был диагностирован у первого пассажира, все остальные пассажиры получили хирургические маски, а персоналу выдали маски N-95 (более надежные, снабженные дополнительным фильтром).

Все присутствующие на борту строго соблюдали масочный режим, и, хотя 128 из 217 человек при тестировании через некоторое время показали положительный результат, 81% переболел бессимптомно (сравним с 40% в общей популяции).

Летом произошли две серьезных вспышки на американских перерабатывающих предприятиях в Орегоне и в Арканзасе. На обоих заводах работникам выдали маски и ввели правило их постоянного и неукоснительного ношения.

Несмотря на то, что часть людей заразилась, 95% инфицированных не почувствовали никакого недомогания.

Ни одна маска не фильтрует 100% вирусных частиц. Полезны, однако, и медицинские маски, которые, к счастью, вернулись в аптеки, и простые хлопчатобумажные.

Если вы хотите проверить, какая из имеющихся у вас масок самая надежная, проведите эксперимент, проиллюстрированный в конце этого видео британским врачом Джоном Кэмпбеллом. Наденьте маску и попробуйте задуть свечу. Самая хорошая из них та, в которой вам совсем не удастся заставить пламя колебаться.

Только не забывайте, что многоразовую маску нужно регулярно стирать.

Распространяют ли дети коронавирус?

Фото EPA/ROBERT GHEMENT/ТАСС

Это предмет почти таких же горячих дебатов, как маски, ведь он непосредственно связан с образованием и социальной жизнью наших детей.

Некоторые эксперты считают, что поскольку в подавляющем большинстве дети переносят вирус бессимптомно, они вряд ли могут быть серьезным источником распространения инфекции, хотя, как показывает вот это немецкое исследование, вирусная нагрузка у инфицированных детей не ниже, чем у взрослых.

Кроме того, есть свидетельства, что большинство заразившихся детей получило вирус от родителей, а не от сверстников.

Однако исследование южнокорейских ученых достаточно убедительно демонстрирует: в то время как возрастная группа младше 10 лет слабо передает вирус, дети от 10 до 19 способны быть такими же распространителями, как и взрослые.

Что касается маленьких детей, логично предположить, что в силу меньшего объема легких и более слабого кашля, они выделяют значительно меньшие дозы патогена.

Южнокорейское исследование рассматривало распространение коронавируса в домашних условиях и в летних лагерях.

Как пишут американские педиатры-инфекционисты Кэтрин Моффет-Бредфорд, Мартин Вейс и Шипра Гупта, мнения экспертов, ранее утверждавших, что дети не являются вектором передачи SARS-CoV-2, обусловлены прерыванием естественного хода эпидемии.

Истинная картина была плохо различима в результате закрытия школ в большинстве стран весной 2020 года, после чего большее количество учеников прямо из карантина ушли на летние каникулы.

Профессора Моффет-Бредфорд и Вейс и доцент Гупта предлагают в тех регионах, где количество случаев заражения остается высоким или даже растет, посадить за парты младших школьников (до 10 лет), а среднему и старшему звену обеспечить возможность обучения онлайн.

Можно соглашаться или не соглашаться с их предложением, имея в виду серьезные издержки обучения дома (например, вот эти) для детей и подростков, особенно социально уязвимых категорий, однако повышение риска распространения инфекции с началом учебного года очень важно учитывать и принимать все возможные меры по его снижению.

И снова про витамин D: наконец-то, клинические испытания!

Фото AP Photo/Mark Lennihan/ТАСС

Уже весной 2020 года начали появляться первые сведения о важной роли витамина D в течении заболевания COVID-19, а к настоящему моменту опубликовано много наблюдательных исследований на эту тему (подробно мы рассказывали об этом здесь).

Ведущие врачи и ученые неоднократно заявляли о том, что необходимо провести клинические испытания витамина D для профилактики и лечения коронавируса.

«Косвенные свидетельства очень сильны, но у нас нет результатов рандомизированных контролируемых испытаний. Как долго мы готовы ждать в условиях серьезного кризиса?», – говорит доктор Роуз Энн Кенни, профессор колледжа Тринити Дублинского университета.

И вот, 3 сентября такое клиническое испытание было опубликовано в журнале JAMA. Это небольшая пилотная работа, но методически безупречная и с очень выразительным результатом.

Участниками испытания стали 76 пациентов больницы при Университете Рейна София в Кордове (Испания) с тяжелым течением ковида. 26 из них получили лечение в соответствии со стандартным протоколом (гидроксихлоракин + азитромицин), 50 – то же самое плюс высокие дозы кальцифедиола (активная форма витамина D) на третий и седьмой день, а затем раз в неделю до самой выписки.

Из 50 пациентов в группе кальцифедиола только одного потребовалось перевести в палату интенсивной терапии (2%). Из 26 пациентов контрольной группы такая помощь потребовалась 13 (50%).

В группе витамина D не было смертей, и все были выписаны без осложнений. Два пациента контрольной группы умерли.

Результаты впечатляют, однако для окончательных выводов требуются более масштабные исследования.

С учетом того, что витамин D безвреден для подавляющего большинства населения, дешев и легко доступен, непонятно, почему крупнейшие – отнюдь не бедные – медицинские агентства мира, например, ВОЗ, национальные центры контроля за заболеваемостью развитых стран, до сих пор не провели таких исследований.

Доктор Джон Кэмбелл называет это необъяснимой халатностью. Комментируя предложенный премьер-министром Великобритании план тестировать на коронавирус 10 миллионов жителей страны ежедневно, он предлагает своему правительству потратить часть отпущенных на эту сомнительную затею денег для финансирования испытаний витамина D. Это, по его мнению, принесло бы гораздо большую пользу и его соотечественникам, и всему миру.

Так или иначе, уже сейчас каждый из нас может позаботиться о себе и близких, принимая этот витамин, тем более, что он необходим нам для здоровья мышц и костей, снижения риска аутоимунных заболеваний, болезней простаты и прочих неприятностей.