Эффективный препарат для тяжелых больных существует! Это уже доказано экспериментально. Не волнуйтесь насчет комаров, они безопасны

85-тилетний пациент во время клинических испытаний препарата. Фото: Кирсти Виглерфорст/WPA Rota

«Я изучил 100 болезней. COVID – самая странная из всех, с которыми мне приходилось иметь дело за годы моей медицинской карьеры», – признается профессор Королевского колледжа Лондона Тим Спектор, руководитель проекта COVID Symptom Study, посвященного исследованию симптомов и особенностей протекания нового заболевания.

Действительно, коронавирус не перестает удивлять врачей и ученых. Каждую неделю о нем появляются новые, подчас совершенно неожиданные сведения.

Очередной выпуск нашего своеобразного дневника новостей мы начнем как раз с данных, полученных и обобщенных в рамках проекта профессора Спектора.

Как долго длится заболевание COVID-19?

У подавляющего большинства заболевших симптомы сравнительно легкие, держатся около двух недель, а затем наступает выздоровление.

Люди с особенно тяжелым течением болезни переживают его по типичной схеме. В первые два дня пациент страдает от аносмии (потери обоняния), лихорадки и кашля, затем примерно в течение недели у него развиваются тяжелые респираторные симптомы, и на второй неделе заболевания больному требуется госпитализация.

Но есть третья группа, составляющая примерно 10% всех пациентов, у которой болезнь длится много недель или даже несколько месяцев, причем разнообразные симптомы могут то появляться, то исчезать.

На сайте проекта приводится пример Рейчел Поуп, преподавателя Ливерпульского университета.

Болезнь для Рейчел началась с симптомов гриппа, которые беспокоили ее 3 недели. Затем наступило улучшение, и всю четвертую неделю женщина чувствовала себя неплохо и даже считала, что справилась с заболеванием.

Однако в течение пятой недели болезнь перешла на внутренние органы, и Рейчел дважды вызывала скорую помощь. «Первый раз они думали, что у меня инсульт, второй раз – что инфаркт», – говорит она.

К счастью, опасения врачей, несмотря на очень неприятные симптомы пациентки, не подтвердились.

Помимо всего прочего, больная страдала от тяжелой диареи в течение 11 недель.

О тех, кто пережил заболевание так же, как она, Рейчел говорит: «Прекрасно, что мы не умерли, но я страдаю от серьезных симптомов вот уже 3 месяца, получая очень мало помощи».

Исследователи проекта отмечают, что пока неизвестно, является ли длительное присутствие симптомов результатом действия вируса как такового, либо его последствием, проявляющимся в серьезном повреждении органов, не проходящем после победы над патогеном.

Будут ли такие пациенты страдать от хронических заболеваний, приобретенных в результате перенесенной вирусной инфекции, еще предстоит выяснить.

Так или иначе, люди, испытывающие кашель, головные боли, слабость, сонливость, боли в горле и груди в течение длительного времени, должны получать медицинскую помощь и иметь возможность оставаться на бюллетене, либо рассчитывать на снисходительное отношение работодателя, считает Тим Спектор.

А теперь – хорошая новость.

Эффективный препарат для тяжелых больных существует!

Оксфордский университет заявил, что кортикостероидный препарат дексаметазон оказался эффективным в лечении заболеваний, вызванных новым коронавирусом COVID-19. «Недорогой препарат дексаметазон позволяет до трети снизить смертность среди госпитализированных пациентов с тяжелыми респираторными осложнениями COVID-19», — говорится в заявлении, распространенном руководителями британского клинического исследования. Фото: ZUMA/ТАСС

Еще в марте началось одно из самых масштабных в мире рандомизированных контролируемых клинических испытаний препарата для лечения коронавируса. Это доступный в большинстве стран глюкокортикостероид дексаметазон.

Оксфордская команда ученых дала исследованию название RECOVERY (выздоровление). В группе больных, получавших 6 мг препарата в течение десяти дней, было 2100 участников. Контрольная группа, которую врачи лечили по стандартному протоколу, составляла 4300 человек.

Исследователи установили, что для пациентов в критическом состоянии (находящихся на ИВЛ) риск смерти при приеме дексаметазона снижался почти на 35%. Те больные, которым необходим был кислород (но не на ИВЛ), продемонстрировали снижение смертности на 20%.

При этом дексаметазон оказался неэффективен для тех пациентов, чьи симптомы были менее угрожающими.

Ученые предполагают, что этому есть логичное объяснение.

Глюкокортикостероиды используются для подавления чрезмерной активности иммунной системы, например, при сильных аллергических реакциях, ревматоидном артрите и других аутоиммунных заболеваниях.

Его положительный эффект проявляется в том случае, когда пациент страдает от чрезмерного воспалительного ответа (цитокинового шторма и его последствий). Те же больные, которые находятся на начальной стадии заболевания, нуждаются не в подавлении ответа, а наоборот, в исправной работе иммунной системы для отпора вирусу.

Руководитель исследования профессор Оксфордского университета Питер Хорби считает его серьезным прорывом в деле лечения пациентов в критическом состоянии. Снизить смертность среди них на треть, действительно, большое достижение.

Очень важен тот факт, что дексаметазон легко вводить пациентам, он дешев и доступен в отличие от ремдесивира, который остается дефицитным препаратом. Хотя компания-производитель работает на полную мощность, в огромном количестве больниц, предназначенных для больных COVID-19 в разных странах мира, врачи и пациенты не имеют к нему доступа.

Как только исследование RECOVERY было опубликовано, а произошло это 22 июня 2020 года, во многих больницах Великобритании и США врачи незамедлительно взяли его на вооружение. Впрочем, в некоторых медицинских учреждениях Соединенных Штатов дексаметазон стали применять уже после появления пресс-релиза 16 июня.

Некоторые эксперты (например, профессор Роджер Шеуелт) предполагают, что уменьшение ежедневных смертей от коронавируса в Америке может быть связано с началом применения дексаметазона.

А вот еще одно доступное средство, полезность которого не доказана экспериментально, но абсолютно соответствует логике здравого смысла.

Витамин D: обнадеживающие данные

Фото: Юи Мок/PA Wire/ТАСС

В конце мая популярная пресса много писала о возможной роли витамина D в профилактике коронавирусной инфекции.

Справка
Витамин D синтезируется у человека в коже под действием ультрафиолетовых лучей диапазона B, а также поступает с пищей. Главное назначение витамина D – обеспечение всасывания кальция и фосфора из пищи в тонком кишечнике, что обеспечивает нормальное состояние костной ткани в организме человека. Кроме того, он стимулирует клетки иммунной системы, такие как макрофаги и дендритные клетки, играющие важную роль в предотвращении аутоиммунности (образовании антител против собственных тканей организма).

Статьи были основаны на ряде наблюдательных научных работ. Несколько европейских исследований установили корреляцию низких уровней витамина D с более высокой смертностью от COVID-19 в странах Европы, а американское исследование продемонстрировало, что низкие уровни витамина D у пациентов с коронавирусом соответствовали более сильному воспалению.

Интересный факт обнаружили профессор Тринити колледжа (Дублин, Ирландия) Роуз Энн Кенни и ее коллеги. В Италии и Испании, где смертность от коронавируса была очень высокой, уровни витамина D в крови пациентов неожиданно оказались сильно сниженными, несмотря на то, что это солнечные страны.

В Скандинавских же странах, где смертность от COVID-19 сравнительно низка, уровни витамина D в крови пациентов были гораздо выше, чем у итальянцев и испанцев, хотя на основании климатических различий можно было бы предположить обратное.

Этому есть объяснение. Граждане скандинавских стран в основной своей массе регулярно принимают витамин D в качестве биологически активной добавки, а кроме того, в соответствии со стандартами, установленными государственными органами для пищевой промышленности, производители добавляют этот витамин в молоко, молочную продукцию и ряд других продуктов питания.

Профессор Кенни призвала правительство Ирландии последовать примеру других северных стран и рекомендовать такие же стандарты для производителей пищевых продуктов, как в Норвегии, Финляндии и Швеции.

Разумеется, для того, чтобы выяснить, влияет ли уровень витамина D на течение заболевания и риск смерти от коронавируса, необходимы клинические испытания со строгим дизайном. Они проводятся, но результаты будут получены не так скоро.

Некоторые медицинские агентства и эксперты считают, что нет оснований рекомендовать тестирование на уровень витамина D в крови во время пандемии, либо принимать его в дозировке, превышающей стандартную дозу – от 400 до 800 МЕ в день.

Другие полагают иначе и действуют соответствующим образом.

Французская национальная академия медицины отмечает, что биологически активная добавка витамин D – это доступная, простая и дешевая мера, и нет причин не использовать ее в период пандемии.

Академия рекомендует гражданам моложе 60 лет при подтвержденном диагнозе COVID-19 сразу же начать прием витамина в дозах от 800 до 1000 МЕ в день. Если пациенту больше 60 лет, необходимо проверить его уровень витамина D, и если он снижен, ввести ему однократно от 50 до 100 тысяч МЕ витамина. Остальным гражданам следует принимать профилактическую дневную дозу витамина.

Национальный институт здоровья Великобритании, напротив, предлагает не торопиться с использованием витамина D до публикации результатов надежных исследований и ограничиться профилактическим приемом 400 МЕ в день.

Некоторые британские и американские эксперты считают разумным в период пандемии поднять ее до 2000 МЕ, а в случаях лабораторно подтвержденного авитаминоза – до 4000 МЕ.

Напомним, что при выборе витамина D в аптеке, следует иметь в виду, что лучшая его форма – D3 (холекальциферол), именно она вырабатывается у нас под воздействием солнечных лучей.

И еще одно предостережение. Если вы страдаете хроническими заболеваниями, необходимо посоветоваться со своим врачом на предмет дневной дозы витамина D и его сочетаемости с принимаемыми препаратами.

Не забудьте о том, что каждый день желательно проводить на солнце хотя бы небольшое количество времени без солнцезащитных кремов. Это особенно актуально в разгар лета после длительной самоизоляции.

Кстати, о лете

Фото: Джеймс Росс/EPA/ТАСС

Сезонный характер гриппа и ОРВИ позволял надеяться на то, что летом COVID-19 пойдет на спад. Но там, где это произошло, спад, скорее, стал результатом карантинов и прочих мер, предпринимаемых правительствами и гражданами.

В конце мая было опубликована работа исследователей больницы Mount Auburn (Кембридж, США), в которой они проанализировали данные о температуре воздуха в разных штатах Америки за период с 22 января по 3 апреля 2020 года и сравнили ее с заболеваемостью коронавирусом в этих штатах.

Ученые установили, что она несколько снижается, когда температура поднимается выше 11 градусов Цельсия, однако соотношение между этими двумя факторами достаточно слабое, и рассчитывать на серьезную роль летнего повышения температуры в ослаблении вируса не приходится.

Этот вывод подтверждают новые данные из США. В теплых штатах (Калифорния, Флорида, Аризона, Техас) наблюдается вторая волна заражения, в отличие от штатов с более низкой температурой воздуха, где количество вновь выявленных инфицированных граждан снижается.

Непременный спутник лета – комары. Граждане волнуются, не станут ли кровососущие переносчиками инфекции.

Короткий ответ: это крайне маловероятно.

SARS-CoV-2 – респираторный вирус, и его содержание в крови у большинства инфицированных очень низкое, или он там вообще отсутствует.

Кроме того, чтобы попасть в кровь укушенного человека, вирус должен размножаться в организме насекомого. Насколько известно науке на сегодняшний день, коронавирусы такой способностью не обладают.

Как считают эксперты, комары – это последнее, что должно волновать нас в связи с коронавирусом.

Так что наслаждайтесь летом, но не забывайте про социальное дистанцирование и гигиенические меры.

Источники:

How long does COVID-19 last?

Coronavirus breakthrough: dexamethasone is first drug shown to save lives

Vitamin D: A Low-Hanging Fruit in COVID-19?

Vitamin D determines severity in COVID-19 so government advice needs to change, experts urge

Can Mosquitoes Carry the Coronavirus? Here’s What Experts Say

Temperature has ‘modest’ effect on SARS-CoV-2 transmission rates

Vitamin D Update

Coronavirus Pandemic Update 83: High Fructose, Vitamin D, & Oxidative Stress in COVID-19