«Мы вас лечим для того, чтобы вы качественно жили», — на вопросы Школы пациентов отвечает онколог Наталья Левченко. Тема выпуска – химиотерапия

Школа пациентов: Совместный проект портала «Милосердие.ru» и региональной пациентской организации «Рак лечится».
Место проведения: Санкт-Петербургский клинический научно-практический центр специализированных видов медицинской помощи (онкологический).
Участники: пациенты с различными онко-диагнозами.
Автор идеи: журналист и пациент Вероника Севостьянова.
Тема выпуска: химиотерапия

В этом выпуске с нами врач-онколог высшей квалификационной категории, член Российского общества химиотерапевтов, член Европейского общества онкологов (ESMO), к. м. н. Наталья Валерьевна Левченко

Тошнит от красного

Наталья Валерьевна Левченко

— Почему химиотерапия разного цвета? Говорят, что «красная» самая страшная? У меня была красная, и от красного цвета меня подташнивает до сих пор, морс пить, например, не могу.

— Что, что, а цвет вообще не имеет никакого отношения к эффективности химиотерапии и показаниям. Цвет препарата зависит исключительно от его химической формулы. У нас есть препараты синего цвета, желтого, красного. И цвет никоим образом не влияет на выбор тактики лечения. На выбор тактики лечения влияет диагноз, биологические особенности опухоли и состояние пациента.

И поэтому, когда пациенты со страхом спрашивают «у меня будет красная химия?», почему-то настраиваются, что это самое страшное, что может быть в химиотерапии. Но кто-то одну химиотерапию переносит хорошо, кто-то другую и это зависит, еще раз повторю от распространенности процесса и от состояния пациента. Одно и то же лечение два пациента, несмотря на то, что сопроводительная терапия будет проводиться абсолютно одинаково, могут перенести по разному.

У нас есть пациенты, которые после капельницы бегут читать лекцию, а есть те, кто нуждаются в сопроводительной терапии еще в течении нескольких часов, а то и дней. Не надо никого слушать. Надо настраивать себя на хорошее, в этом пятьдесят процентов залога успеха.

— Я пришла на Школу, чтобы узнать, чем восстанавливаться после химии. Думаю, всем интересно, всем же плохо от химии.

— По разному у всех бывает. Да и токсичность у препаратов разная. Поэтому у одного слабость, у другого диарея, у третьего тошнота, у четвертого гриппоподобный синдром. В зависимости от этого доктор и дает рекомендации.

— Тогда вопрос конкретный. Что делать, если тошнит?

— Сейчас есть препараты, которые практически полностью могут убрать приступы тошноты и рвоты. Другое дело, что есть понятие «отсроченная рвота», которая наступает через пять дней. Или, вот, неврогенная рвота, когда человек видит красный цвет и его тошнит. Есть пациенты, которые два года назад пролечились, а проезжают мимо учреждения, где они получали химиотерапию и у них открывается спонтанная рвота, рефлекторно.

Ну, то что есть такие препараты, как зофран, ондансетрон вы все знаете, кто получал химиотерапию, или о них вам обязательно скажут доктора. А чем можно себе помочь помимо медикаментозных препаратов?

Во-первых химиотерапия, как правило сопровождается некоторыми вкусовыми извращениями. Становится невкусно, то что раньше казалось вкусным. Например, раньше любил соленое, теперь смотреть на него не могу или наоборот. Значит, надо понять, что вызывает тошноту и стараться этого не есть. И если запахи взывают тошноту, стараться не готовить самому пищу, а приходить к приему пищи.

Перед едой съедать кусочек мороженого лимона или ягодку клюквы. Если у вас нет стоматита, если у вас всё хорошо во рту. Соленые огурцы и помидоры также снижают тошноту.

— А почему замороженное?

— Лед блокирует рецепторы: происходит холодовая блокировка рецепторов, отвечающая за тошноту. И плюс кислое. Тогда рвотный рефлекс подавляется.

Стараться есть часто, маленькими порциями. Есть пищу, которая очень калорийна, чтобы съедая небольшой объем, вы получали необходимые микроэлементы, белки, углеводы и жиры.

Бывает, что кого-то больше тошнит утром, кого-то вечером. Значит планировать свой пищевой режим нужно таким образом, чтобы основная пищевая нагрузка приходилась на то время, когда тошнит меньше.

Еще многие пациенты кладут с собой в карманы и утром возле кровати сухарики, леденцы. Опять-таки если нет проблем в ротовой полости. Плюс, несомненно, стараться есть пищу, которая более гомогенизирована, которая легче переваривается. Йогурты, бульоны, пюре, каши и т.д.

Перейдем к диарее?

— Перейдем к диарее. Опять-таки, что касается лекарственной терапии, вам об этом скажет ваш лечащий врач. Ну, первый препарат, который вы все знаете это лоперамид или имодиум. Очень важно применять его правильно. Если у вас открывается диарея, доктор вам распишет схему как применять этот препарат. Принимать его один раз в день, четыре дня подряд не имеет никакого смысла. То есть если есть показания к лоперамиду, его нужно пить по определенной схеме. И эту схему нужно согласовывать со своим врачом. Все, что касается медицинских препаратов обязательно нужно согласовывать со своим врачом. Я сегодня больше расскажу о том, чем вы можете помочь себе в быту.

Итак, диарея. Первое, это диета. Мы должны максимально уменьшить количество пищевых волокон, стимулирующих желудочно-кишечный тракт. Это черный хлеб, это сырые фрукты, овощи, консервы, жирное, жареное, острое, — мы все это исключаем из рациона. Опять таки едим пищу гомогенизированную, чтобы она легче усваивалась.

Едим пищу, которая не обладает стимулирующим эффектом на желудочно-кишечный тракт. Это каши (овсяная, рисовая), это молоко, сливки, нежирные бульоны.

Мясные продукты, только если диарея невыраженная; и желательно в гомогенизированном виде, то есть либо блендером взбиваем, либо, ну хотя бы фарш. Фрукты, овощи можно в обработанном виде. В идеале это на пару или запеченные в духовке.

Я, безусловно, не говорю о той степени выраженности диареи, которая требует госпитализации, проведении инфузионной терапии.

И еще. Очень обманчиво многие пациенты считают, что если у них диарея, то нужно ограничить количество жидкости. Ни в коем случае! Наоборот, количество жидкости должно быть больше. Если мы говорим, что в среднем пациент должен выпивать два литра жидкости, — при этом специально подчеркну, что это не учитывая бульоны, супы, кисели, компоты,- мы говорим только о чистой воде. То когда у пациента диарея, количество выпиваемой жидкости надо увеличивать.

Конечно, если нет противопоказаний со стороны сердечно-сосудистой системы.

— А мне соседки по палате говорили, что есть необходимо во время химии зеленые яблоки, потому что именно зеленые хорошо очищают кровь и красное: гранаты, свеклу. Народный опыт верен?

— Я опять и в этом случае скажу, что цвет не имеет значение. Зеленое яблоко или красное, принципиальных различий нет на самом деле. И тыква не менее полезна, чем помидор. Если она оранжевая, то не значит что ее не надо есть. Другое дело, вот опять же, яблоки. Я знаю пациентов, которые и раньше никогда сырые яблоки не ели, потому что у них метеоризм и диарея сразу возникают. И таких пациентов на самом деле много. Лучше есть запеченное яблоко. Это идеальный фрукт.

Решение, которое принимать нельзя

— После каждого курса химии очень ухудшаются показатели крови, ведь химия плохо влияет на печень. Можно как-то улучшить кровь, хотя бы поддержать?

— Конечно, химиотерапия это токсичное лечение и всегда, когда пациент первый раз приходит на химиотерапию мы абсолютно искренне говорим, что лечение жесткое, что лечение серьезное, сопряжено с огромным количеством осложнений, как объективных, так и субъективных. Те, кто проходил уже химиотерапию знают, что ни один доктор вас не госпитализирует на очередной курс лечения, пока не посмотрит на анализы крови. И на химический, и на биохимический. Для чего? Для того, чтобы понять — есть токсичность от проводимого лечения, нет? А если есть, то насколько она выражена и нет ли противопоказаний для продолжения лечения.

На самом деле если начать назначать профилактически препараты для защиты всего, что можно ожидать как побочные эффекты, то это будет полипрагмазия. Ведь придется назначить пятнадцать – двадцать препаратов.

Препараты назначаются с учетом сопутствующей патологии, когда есть риск, что обострится хроническое заболевание, либо когда начинаются начальные проявления токсичности препарата.

Да, есть большое количество препаратов, которые мы можем ввести и при этом мы точно знаем, что пациент придет с абсолютно нормальными показателями крови. Но! У каждой медали две стороны. Для этих препаратов тоже есть определенные показания.

Поэтому, на мой взгляд, самое главное, что должен делать пациент между циклами химиотерапии — это сообщать о своих недомоганиях либо своему лечащему врачу, либо терапевту по месту жительства; вести правильный образ жизни – это и питание и по возможности отсутствие стрессов и обязательно та физическая нагрузка, которую пациент может себе позволить.

Ни в коем случае нельзя принимать решение: «я болею, у меня химиотерапия, закрываюсь под колпаком, на работу не хожу, с детьми не общаюсь, не готовлю, не глажу, не убираю, болею».

Вы должны делать все, что позволяет ваше состояние.

Иногда такой пассивности способствуют и родственники, которые излишне оберегают своих мам, мужей, жен, сестер и говорят «сюда не ходи, это не делай», и в итоге пациент впадает в депрессию. Так что ни в коем случае! Все, что можете себе по своему физическому состоянию позволить, обязательно делайте.

И ещё раз о питании. Обязательно должны быть травы. Шпинат, кинза, петрушка, укроп. Еще оливковое масло и кунжут очень полезны. И часто спрашивают про вино.

Я не могу сказать, что мы вам рекомендуем каждый день пить красное или белое вино, нет. Но, в принципе, если нет противопоказаний, а у вас намечается праздничное застолье, вы однозначно можете себе позволить выпить бокал вина. Это не запрещено.

Соки, травы, витамины: пить или не пить

— А соки?

— Соки? Я честно говоря придерживаюсь того, что все должно быть в меру. Мы видели пациентов абсолютно желтого цвета, которые пили морковный сок. И пациентов с прободными язвами, потому что они пили натощак лимонно-свекольный сок. Поэтому всегда, когда вы хотите что-то народное или нетрадиционное предпринять, нужно все равно советоваться с врачом, как бы безобидно ни казалось вам то или иное свое назначение.

И я абсолютно не против трав.

— Вы имеете в виду, которые заваривать?

— Отвары, да. Расторопша, семя льна. Но надо обязательно советоваться с врачом. Потому что есть травы, которые очень хорошо влияют на печень, но при этом, если в желчном пузыре есть камни, они могут спровоцировать приступ холецистита.

И опять же, я повторюсь, что главное это правильный психологический настрой. Могу привести огромное количество примеров, когда смотришь на пациента и объективно понимаешь, что все у него будет не очень хорошо. А у него такой позитив, такая жажда жизни, что он преодолевает все. А бывает и наоборот. Когда все должно быть неплохо, но отсутствие веры в успех, пессимизм, опускание рук ухудшают состояние.

— А витамин С? И другие витамины. Как вы к ним относитесь?

— Буквально десять -пятнадцать лет назад всех онкологических больных строго предупреждали: «никаких витаминов». Но на сегодняшний день к этому относятся абсолютно по другому. Мы назначаем своим пациентам витамин В12, когда у них есть анемия. Мы назначаем фолиевую кислоту. Мы капаем витамин С. Но! Опять же для себя нужно понять, что во всем должна быть мера. Должна быть золотая середина. И не обязательно же пить витамины горстями. Можно нормально питаться, то о чем мы с вами уже проговорили. И если   вас будет сбалансированное питание, то все те витамины и микроэлементы, которые нужны организму, вы будете получать с питанием.

Но если, например, возникла диарея, тогда витамины и можно и нужно пить. Мы своим пациентам очень часто назначаем нейромультивит при нейропатии. То есть, в принципе, подвожу итоги, витамины пить можно.

«Я большой любитель солнца»

— У меня выведена стома, лечение химиотерапией я начинаю только завтра. А я очень большой любитель солнца, позагорать, на даче все лето провожу. Как теперь мне действовать?

— На самом деле очень хороший вопрос, потому что очень часто доходят даже до абсурда. Что мы должны понимать? Что больным с онкологическими заболеваниями противопоказано любое перегревание. Это касается всего, — бани, сауны, воздействие солнечного света, работа в горячих цехах.

Но опять таки, мои хорошие, вы лечитесь и мы вас лечим для того, чтобы вы жили. Качественно жили! Это не значит, что летом вы должны сидеть дома и не выходить на улицу. Это не значит, что вы не можете поехать на море. Но! Если вы поехали на дачу и вам там что-то надо сделать на грядке, сделайте это с семи до десяти, когда нет палящего солнца. Или вечером. Не выходите на солнце в солнцепек. А если вам надо в жаркий день детей откуда-нибудь забрать, из кружка какого, ну наденьте шляпку.

— То есть если сидим у моря под зонтиком, то дорога до моря нас не убьет?

— Да ни в коем случае. Но именно в процессе химиотерапии, во время прохождения лечения я вам не рекомендую ездить на море. И не из-за солнца, а потому что это перелеты, переезды, вот что вредно.

Еще раз говорю, мы лечим вас, чтобы вы жили. И в последние годы во всех клинических исследованиях всегда, помимо эффективности лечения, помимо побочных эффектов, всегда оценивается такое понятие, как качество жизни. Это очень важно!

И вы должны понимать, что сейчас, на том уровне на каком находится онкология, очень много наших заболеваний переходят в разряд хронических. Когда люди живут пять, семь, пятнадцать, двадцать лет. Периодически лечатся. И это все делается для того, чтобы вы радовались жизни, чтобы вы могли делать все то, что делают и люди, у которых нет диагноза.

Как теперь жить дальше?

— Скажите, а я вот знаю, что в Германии есть такие санатории, в которые отправляют сразу после химиотерапии, и их там за месяц сразу приводят в себя. А у нас что?

— Нет, у нас таких специализированных учреждений нет. То, что нашим пациентам не противопоказано санаторно-курортное лечение это однозначно. Но каких-то специализированных, именно онкологических санаториев, профилакториев или пансионатов нет. А то, о чем вы говорите это называется реабилитация. И в основном, подразумевается восстановление показателей крови.

Но давайте порассуждаем, что происходит с кровью? Почему химиотерапия действует на кровь, почему возникает диарея и другие побочные эффекты?

Опухолевая клетка отличается от здоровой тем, что она очень быстро делится. И принцип работы классических цитостатиков, химиопрепаратов основан на том, что он разными механизмами влияет на клетку, которая быстро делится.

Почему выпадают волосы? Потому что быстро делятся клетки волосяной луковицы. Почему гематологическая токсичность? Потому что быстро делятся и часто обновляются клетки крови. Почему диарея, стоматит? Потому что клетки оболочки желудочно-кишечного тракта тоже быстро обновляются. И поэтому, если вы даже никуда не поедете, если ваш костный мозг здоров, кровь все равно восстановится. Для этого в принципе, не нужна никакая специальная терапия.

Другое дело, что как правило, пациенты нуждаются в психологической  реабилитации. Очень трудно понять, особенно когда длительное лечение, когда год, полтора лечишься, когда же все это закончится. Либо бывает обратная проблема. Когда человек перестал ходить к врачам каждые три недели и он не понимает, как ему жить дальше без врачебного присмотра. Или человек так устал, что тоже не понимает, как ему жить дальше.

Вот, на мой взгляд, здесь и нужна психологическая реабилитация. А кровь восстановить? Кровь сама восстановиться.

— А бывает и так, что делают химию каждые три недели, пришло время следующего курса, а кровь не восстановилась. Ну да, врачи ее начинают чем-то восстанавливать, но при этом откладывают следующий курс еще. Например, на неделю. Вот это критично?

— Оптимальный срок химиотерапии, если, как вы говорите, про трехнедельный интервал лечения, это три – четыре недели.

— То есть эта неделя пропуска, она не критична?

— Не критична. Но есть разные схемы лечения. Есть схема, когда препарат вводится первый, восьмой, пятнадцатый день. Есть еженедельная. Есть, когда таблетки пьются две недели, неделя перерыв. Есть, когда шесть недель таблетки пьются. То есть схемы лечения абсолютно разные.

Опасайтесь биостимуляторов

— У пациента есть возможность выбрать? Когда пациент сам решает, что ему будет легче так или по-другому? Или это четко?

— Я бы всегда исходила из соображения, что наиболее эффективно. Хотя, очень редко, но бывают ситуации, когда кто-то говорит «я, к сожалению, не смогу лежать в стационаре. У меня парализованная жена или муж и мне вообще, вот просто никак». Ну, тогда мы пытаемся какие-то альтернативные схемы искать. Но отталкиваться в первую очередь надо от ожидаемой эффективности лечения.

— А когда закончилось лечение, чем себя поддерживать? Ну, питание, понятно. А может еще какие-нибудь добавки противоопухолевые?

— Что касается биодобавок. На самом деле, сколько работаю, столько возникает этот щекотливый вопрос. Ведь нет ни одной биодобавки, которая прошла тестирование параллельно с противоопухолевым лечением. Поэтому лично я не сторонник биодобавок. Потому что как правило, цель биодобавок, чтобы пациенту стало легче. Но как знает научная медицина то, что можно быстро выпить и от чего становится быстро хорошо, это все так называемые биостимуляторы.

Ну, вот, например, пациенты часто говорят, что они начинают практически летать, когда пьют продукты пчеловодства. Под язык пять шариков положили и летают. Почему? Потому что биостимулятор. А что такое биостимулятор? Это препарат, который стимулирует. В том числе, он так же прекрасно будет стимулировать рост опухолевых клеток. Это лично мое мнение. Я против биодобавок.

— А как вы относитесь к пробиотикам для восстановления? Можно их принимать в перерывах между химиями? Ведь, все же убивает сама химия.

— Это однозначно можно, и скорее всего ваш лечащий врач вам об этом и говорил. Особенно, если у вас есть склонность к диарее. Это та группа препаратов, которые мы назначаем и профилактически, и при развившихся осложнениях. И желательно, если вы пьете эубиотики, то их нужно пить разные. Пропивать циклами по две недели. Вот это хорошо.

Потихоньку нужно к спорту возвращаться

— А можно еще вопрос про физическую активность? Вы сказали, что нельзя нагреваться. А я, например, когда на лыжах катаюсь, я потею больше, чем после бани. Это тоже, значит, теперь запрещено?

— Лечь и лежать категорически нельзя, про это мы уже говорили. Но, если вам пришлось из-за лечения, например из-за операции, на время прервать свои физические занятия, — чего бы это не касалось – плавание, лыжи, коньки, бег, теннис, — потихоньку нужно к спорту возвращаться. Если раньше вы, например, пять километров ходили на лыжах, то теперь вы, возможно, поймете, что два маловато, а три уже тяжело. И значит, что от двух до двух с половиной это теперь ваша норма.

— А пот? Заниматься так, что сильно потеешь можно? Этот пот так же вреден как пот после бани?

— Нет. Вы же не перегреваетесь как в бане. Вы же все равно не нагреваете свой организм до ста градусов, ну или до восьмидесяти как в бане. Так что если вы в течение полутора – двух часов занимаетесь спортом и при этом потеете, то это ничего страшного.

Главное, чтобы при этом ваше сердце не страдало, то есть нагрузка все же должна быть дозированной. Или, если это после операции, то не страдала бы, например, конечность, которую нагружать нельзя. В этом смысле все должно быть очень дозировано и грамотно подобрано.

— Насколько эффективно использовать порт-систему для ввода химиотерапии? Это система, которая вшивается под кожу.

— Вы хотите спросить, когда стоит вести речь об установке системы порт-катетер?

— Да. У меня вот четыре курса химии, каждый через три недели.

— Если у вас нормальный доступ  к периферическим венам, то на четыре цикла не имеет смысла ставить порт.

— А у меня совсем маленький вопросик. А можно во время химиотерапии красоту себе наводить? Ну, делать гиаулороновую кислоту? Или там, увеличить губы? Пилинг?

— Смотрите, во время химиотерапии нежелательно делать манипуляции, связанные с нарушением целостности кожных покровов. Почему? Потому что, если вы находитесь в процессе химиотерапии, то как правило две трети времени у вас все равно есть гематологическая токсичность. И мы говорим пациентам «старайтесь на царапаться». Старайтесь, чтобы ногти в порядке были, без заусенцев, старайтесь не обрезать кутикулу, чтобы не было входных ворот для инфекции. Поэтому лучше пока подождать с такими процедурами.

— А потом?

— Потом можно, конечно. Это не противопоказано. То есть и во время лечения противопоказан не сам ботокс (хотя к нему и можно относиться по разному), не сама гиалуроновая кислота, а именно манипуляции, связанные с нарушением кожных покровов.

Надо ли теперь всех врачей предупреждать, что у меня онкодиагноз?

— Я уже закончила лечение. И меня мучает вопрос, когда я хожу для лечения к врачам не онкологам, а там к стоматологу, к окулисту, надо ли мне их всех предупреждать, что я проходила химиотерапию?

— Я бы так сказала, если вы уже давно завершили химиотерапию, и у вас нет проблем, и вы пришли на профилактический осмотр, то и не стоит сразу прорываться к врачу и сообщать о пройденном лечении.

Но если врач, например на кардиограмме, нашел у вас какую-то патологию и вас направляют на УЗИ сердца или на повторную кардиограмму, тогда вы, конечно, должны сказать «я получала химиотерапию». Потому что есть отсроченные токсические эффекты химиотерапии. Есть осложнения, которые могут возникнуть в период лечения, есть те, что могут в ближайшее время развиться, а есть и те, что через год или два.

Что касается стоматологов, то для них это вообще не очень актуально по истечении двух – трех месяцев по завершении химиотерапии, когда у вас восстановились показатели крови. То есть когда мы говорим о завершении всей программы лечения, фактически мы выписываем пациента как здорового, и полный спектр жизненных дел к вашим услугам.

Фото: Александр Голуб