В конце прошлой недели в интернете активно распространялось заявление уполномоченного по правам ребенка при Президенте РФ, Павла Астахова в котором он сказал, что договорится с Рамзаном Кадыровым о передаче петербургских сирот в Чечню

В конце прошлой недели в интернете активно распространялось заявление уполномоченного по правам ребенка при Президенте РФ, Павла Астахова в котором он сказал, что договорится с Рамзаном Кадыровым о передаче петербургских сирот в Чечню.

Первым про это сообщило ИА «Росбалт».

Наряду с критическими откликами вскоре появилась статья-опровержение о том, что слова Павла Астахова были выдернуты из контекста и неправильно истолкованы.

Наш корреспондент позвонил в пресс-службу уполномоченного по правам ребенка, где заявили, что слова Павла Астахова журналисты неправильно истолковали и обещали прислать на этот счет письменный комментарий, который мы ждали сегодня целый день, но так и не получили.

Мы попросили руководителей двух крупных фондов, работающих с сиротами, прокомментировать возможность усыновления сирот гражданами другого региона и иной культуры.

Елена Альшанская, президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»:

«Одна из главных проблем международного усыновления, которая вызывает массу дискуссий во всем мире и является главной причиной ограничения международного усыновления в цивилизованных странах – проблема культурной идентичности, понимания того как для ребенка важны его культурные корни, история его народа, отношения с близкими, родными. Даже если мама или папа не справились с воспитанием, ребенок – часть своего рода, а если посмотреть шире – часть своего народа.. Ребенок не рождается ниоткуда, он часть истории рода ,часть расширенной семьи. Все это ему принадлежит, на все это него есть право.

Тем более в нашей стране, где работа по профилактике сиротства и помощи кровным семьям только начинается. В идеале нужно оказать поддержку семье ребенка, его родным чтобы они могли забрать его к себе. Большинство детей в наших детских домах могли остаться либо со своими родителями, либо попасть в семью родственников, если бы была грамотная работа с такими семьями.

Поэтому не учитывать этого, не учитывать права ребенка на свою культурную идентичность – значит полностью игнорировать реального ребенка в угоду удобным политическим решениям.

Не говоря уже о том, что идея массового усыновления сирот гражданами другого региона противоречит законодательству РФ. По закону усыновить ребенка из любого региона может родитель из того же региона. Нет ни малейшей возможности в рамках нашего законодательства ограничить усыновление конкретным регионом.

И еще хотелось бы заметить, что в той же Москве очень высок процент отказа от детей из мусульманских стран. Я думаю, что и в Питере тоже есть такая проблема. Было бы чудесно, с пониманием о важности сохранения культурных корней ребенка, чтобы наши мусульманские регионы действительно обратили особое внимание на этих детей».

Марина Левина, президент фонда «Родительский мост», Санкт-Петербург:

«Мне кажется, что нельзя рассматривать детей как нечто, что можно просто переместить. У большинства из них и корни, и могилы тут в городе, где они выросли. Следует отметить, что в соответствии с исламом усыновление невозможно, а ведь именно усыновление является приоритетной формой размещения ребенка. Ребенка берут родственники по законам кафалы и воспитывают, но занимает ли он место сына или дочери? Какие права имеет и как они защищаются? Скорее всего, это не регулируется гражданским правом. Или стоит задача просто формально разместить всех сирот в семьи? Готовы ли на Кавказе брать на воспитание детей другой национальности и веры? Тоже очень сложный вопрос. Я встречала единицы бесплодных пар, которые пытались усыновить детей в Петербурге. Возможно, это также связано с традициями и верованиями, которые требуют уважения. Является ли данный регион безопасным, а для наших детей в первую очередь важна безопасность и развитая система реабилитационных услуг. Что может предложить Чечня родителям, взявшим детей со сложным дефектом? Ведь важно качество жизни и перспективы развития и социализации. Специализированные услуги раннего вмешательства, ухода, доступную среду, центры дневного пребывания, гостевые дома, поддерживаемой проживание, адаптированное обучение? В полной мере эта системы нет ни в Москве и Питере, но она существует в Европе и США, где ребенок инвалид не доживает, а живет. Для меня странно слышать подобные заявления, потому что во всем мире есть дети-сироты и дети-инвалиды, которые живут в учреждениях. Для них крайне сложно найти родителей даже при отлаженной инфраструктуре. Важно не количество, а качество размещения. Иногда лучше жить в детском доме, где тебя принимают, чем в семье, где тебя не ценят или используют в своих целях».