Почему одни люди любят собак, а другие – боятся? Почему одни защищают собак от людей, другие – людей от собак? Что делать, если ваш ребенок боится собак?

529485_140735862774601_1590489498_n

Татьяна Любимова, руководитель программы канис-терапии «Солнечный пес» в Москве

Фото: facebook.com

Самые сложные собачьи вопросы мы обсуждали с руководителем программы канис-терапии «Солнечный пес» в Москве Татьяной Любимовой.

 Татьяну мы нашли в саду «Эрмитаж», на инклюзивном фестивале «Галафест». В этот день все желающие могли погладить питомцев Татьяны и ее коллег, белых и пушистых как плюшевые мишки породистых голден-ретриверов. Собаки-терапевты, вместе с которыми Татьяна занимается реабилитацией особых детей, идеально воспитаны и послушны, они никого не напугают и не обидят, но за этим стоит огромный труд дрессировщиков и заводчиков.

Защита или нападение?

Летом 2015 года СМИ обратили внимание на две неоднозначные московские истории – похищение собаки-поводыря у слепой певицы Юлии Дьяковой и борьба зоозащитников за права собаки породы акита-ину, запертой на балконе на ул. Пырьева. Эти два случая напомнили нам о том, что животных нужно защищать, но как-то так защищать, чтобы не обидеть людей.

Татьяна Любимова:

— Мы живем в человеческом социуме, об этом хорошо бы помнить всегда. Когда люди защищают права животных, права людей должны быть в приоритете. Это кажется парадоксальным, но иначе – ничего не получится. Если действовать, руководствуясь иными мотивами, результат может быть не только грустным, но и опасным.

Если кому-то кажется, что слепая женщина жестоко обращается со своей собакой- поводырем, можно сфотографировать или снять на видео такие факты. Это было бы веским доказательством, которое можно бы использовать при разборе этой ситуации. Жестокое обращение – повод для изъятия собаки. Подобный случай был недавно в Пермской области, в городе Лысьва. Но такие факты нуждаются в подтверждении, разрешать ситуацию самостоятельно – недопустимо.

— Но в случае с акита-ину, запертой в жару на балконе – жестокое обращение с животным – налицо?

— В качестве доказательства жестокого обращения есть одна фотография собаки, которая не говорит вообще ни о чем и которую перепечатали разные издания. Несколько месяцев на балконе без еды и воды прожить невозможно никому. Мы имеем дело как минимум с искажением фактов. Мы обсуждаем искаженные факты. И делаем это очень эмоционально с участием прессы и телевидения.

— Мне кажется, что зоозащитники захлебываются в потоке бездомных животных. И видя чудовищные случаи жестокого обращения с животными, начинают хуже относиться к людям.

— Между тем, что ты можешь и тем, что ты на себя берешь – очень тонкая грань. Наступает какой-то момент, когда мы начинаем судить. Тебе кажется, что ты можешь очень многое. И что это дает тебе какие-то дополнительные права. И в том числе и право осуждать других. И вот из этого осуждения, как мне кажется, и врастают эти перегибы в защите животных. Сначала поучения, а потом и действия, зачастую – страшные.

Зачем собаке дрессировка?

— Мы часто слышим: «Я к животным отношусь лучше, чем к людям». Многие повторяют ее  не задумываясь, ради красного словца. Но она – ужасная. И в свете последних событий – особенно. Она позволяет забрать у слепого собаку-поводыря. Потому что человек решил, что так собаке будет лучше. О слепом человеке, оставшемся без помощника, такой спасатель не думает. Его интересует только собака.

Самое страшное, что с претензиями, которые предъявили Юле зоозащитники, можно в принципе подойти к любому человеку и отобрать у него собаку.

doc6lp0nb8fnzssvqpx31h_800_480

Юлия Дьякова и её собака-поводырь Диана

Фото с сайта vm.ru

Вот сейчас, на празднике наши собаки работают больше четырех часов. И хотя это происходит в самом тенистом уголке парка, у собак в доступе вода и еда, да и значительная часть их работы заключается в лежании на коврике, формально нас можно обвинить. Этим и страшен «зооцентричный» подход, когда права собаки ставятся выше прав человека, все встает с ног на голову.

— А бывают собаки-спасатели, пограничные собаки, собаки, которые ищут наркотики. Это с точки зрения зоозащитников такая специализация – нарушение прав животных?

— Зоозащитники, которые забрали собаку слепой женщины, сами начали с того, что нарушили закон. Дрессировка собаки может быть истолкована как нарушение ее прав. Можно ли выдрессировать серьезную собаку служебной породы без применения контрастного метода, в котором используются не только поощрения, но и наказания? Вопрос открытый. А цена ответа – наша с вами безопасность.

Ошибка в дрессировке собаки, не только служебной может стоить жизни человеку. И не только служебной собаки. Поведение собаки-поводыря должно быть предсказуемо, такая собака должна быть управляема.

Боишься ли ты собак?

Собака принадлежит человеку. Но это не снимает с человека ответственности. То, что собака живет у человека, налагает на человека определенные обязанности. В первую очередь человек обязан обеспечить безопасность тем, кто находится в социуме рядом с ним. Собака должна быть под контролем, она должна быть воспитана и здорова, чтобы ни для кого не представлять опасности.

— Мы часто слышим: «Да он у меня добрый, не укусит!», а собака при этом без поводка. Это – нарушение наших прав?

— Да. Человек должен отозвать свою собаку и взять ее на поводок при первом требовании встречных. Выгуливая питомца, вы при желании можете избежать встречи с прохожими. А человеку увернуться от бегущей на него собаки гораздо сложнее. О его комфорте должен позаботиться хозяин собаки. Тут уместно применить правило туристов – равняться на более слабого.

Нужно уважать право человека не встречаться с вашей собакой, какой бы доброй и милой она не была

Мы часто сталкиваемся с людьми, которые бояться собак. И не только потому что их собаки кусали.  Кинофобия (боязнь собак) – вещь иррациональная, она есть у многих, самых разных людей. Человек не может «взять и престать» бояться. Гораздо проще отозвать собаку.

Что делать, если ребенок боится собаки?

Допустим, нам предстоит пройти мимо собаки (неважно какого размера), которую наш ребенок до дрожи боится. Как себя вести?

  1. Слова. Фразы «Не бойся» говорить не нужно. Надо говорить : «Ты у меня герой. Ты – молодец! Я знаю, ты справишься! Установка должна быть позитивной и без отрицания, и без слова «бойся». Про собаку ничего говорить не надо, ни  «не укусит», ни что она «добрая, ни комментировать ее движения – ничего. Держим собаку в поле зрения, но не фиксируемся на ней.
  2. Дыхание. Надо самим следить за дыханием и мышечным тонусом – дети мгновенно считывают и копируют все наши зажимы. Вдох-выдох, сами подышали, как собачка, расслабили диафрагму, еще вдох-выдох. От этого зажим пройдет у вас и легче будет расслабиться ребенку.
  3. Прикосновение и ритм. Сожмите руку ребенка выше запястья, ладонь, или плечо, ближе к шее — крепко, вжимая свою ладонь, и ритмично повторяйте: «Идем, идем, идем». Можно вести, ребенка перед собой, или за собой, не ускоряя темпа. Можно проговаривать что-то типа: «Мы идем, мы идем, раз-два, и-дем», таким образом, вы дадите тактильную и ритмическая опору.
  4. Песенка-выручалочка. Можно повторять хорошо знакомую любимую потешку или песенку. Такую песенку можно взять на вооружение и чаще повторять ее там, где спокойно и хорошо, выработается условный рефлекс на ритм и слова. Песенка-выручалочка поможет вам не раз.
unnamed

Фото: Павел Смертин

Собака – при человеке

— Собака – не сама по себе. Она при человеке. Как бы мы ее не очеловечили, она была, есть и останется животным.

«Белый Бим – черное ухо» – одна из самых неправильных книг о животных.

Фактически это книга о безответственном отношении к собаке. Породистый пес переходил из рук в руки и каждый человек, к которому он попадал, проявлял свою долю безответственности, что и приводит к гибели собаки. История подается на диком эмоциональном накале, который исключает возможность подумать, проанализировать поведение людей. Никакой логики, сплошная сентиментальность. Я эту книгу читала в детстве, но когда у меня появилась своя собака, перечитала другими глазами. Собака это в первую очередь – ответственность.

Мой первый щенок погиб у меня на глазах, когда мне было 10 лет. Он был беспородный, дворняжка, найденная на улице. Я сама воспитала его по книжке. Но не смогла остановить, когда он рванул за бездомной собакой и попал под машину. Для меня это был страшный жизненный урок. Я не могу себе представить, что моя собака или кошка будет гулять по улице без моего присмотра.

— Так кто же нам собаки? Друг, инструмент, имущество?

— Знаете, недавно умерла моя Олли. Собака, которая прожила у меня почти 15 лет. С ней мы начинали заниматься канис-терапией. Олли умерла и как будто часть меня похоронили. Живое существо, которое молча прошло рядом со мной через самое страшное, что может быть в жизни – болезнь и смерть моего ребенка. Кем она была для меня? Имуществом? Часть моей души, продолжение моих рук, выражение моей любви. Сотрудник, соратник, учитель. Моя дивная собака, единственная в целом свете.