Крестные и дети: как построить отношения в современном мире?

В поисковиках можно узнать, скорее, о том, какую ложку и икону подарить крестнику, чем о том, как с ним общаться. А если говорить об «ответственности за душу крестника» – положа руку на сердце, многих это, скорее, пугает. Как же быть?

Каким в реальности, а не в книгах, может быть хороший крестный?

Говорим об этом с настоятелем храма свт. равноапостольного князя Владимира в Новогирееве протоиереем Алексеем Батаноговым и опытными крестными – главой фонда «Женщины за жизнь» Натальей Москвитиной, женой священника, матушкой Марией Зориной и педагогом, многодетной матерью Натальей Загребиной.

27 крестников и помянник в телефоне

Молитва о крестнике – первое дело крестного, но это часто вызывает недоумение у тех, кто относится к крещению формально, а на церковных людей налагает груз ответственности и сомнений: смогу ли я от всего сердца постоянно молиться о крестнике, если молитвенник из меня так себе? Надо ли молиться о крестнике так же горячо, как о собственном ребенке? Точно ли молитвенного участия достаточно, ведь говорят, что крестный ответит за воспитание крестника в вере перед Богом?

«Всегда предупреждаю, что я ужасная крестная и что толку от меня будет ноль, я могу только молиться, это единственное, что реально доступно в моем сумасшедшем графике», – признается глава фонда «Женщины за жизнь» Наталья Москвитина. У нее 27 крестников, большинство – подопечные фонда, спасенные от аборта.

Предложения стать крестной матерью таких малышей поступали к Наталье постоянно, и в какой-то момент, осознавая, что она не успевает оказать всем должного внимания, Москвитина стала отказывать. «А потом так случилось, что сразу несколько священников сказали мне почти одно и то же: что от меня никто не ждет, что я буду вести их по жизни, поскольку у меня совсем другое служение, но я не могу отказать этим людям, поскольку я напрямую причастна к рождению их детей. И мое дело – только покрестить, довести их до Христа, и молиться о них. У меня есть помянник в телефоне, где каждый ребенок записан, и на каждой службе я стараюсь поминать и писать их в записках».

«Обязанность крестного, действительно, молиться о своих крестниках – объясняет отец Алексей Батаногов (у самого батюшки 10 крестников). – Конечно, необходимо поминать их на утреннем правиле и на литургии, в течение дня по возможности молиться своими словами. Когда кто-то из крестников заболел, сдает экзамены, попал в трудную жизненную ситуацию, можно брать на себя дополнительное правило.

Не стоит забывать и о родителях ваших крестников – ведь теперь это тоже близкие люди, которых вы пустили в свое сердце. И даже если по каким-то причинам связь прервалась или крестник перестал ходить в храм, все равно надо не оставлять молитвы и просить милости Божьей.

Мне кажется, в таком случае выпрашивать чего-то конкретного не надо, просто просить, чтобы Господь помиловал, укрепил, помог, уберег крестника от греховного мира, чтобы душа его не погибла».

«Ни одну из своих крестниц я не наставляла в вере, просто старалась по мере сил как-то поддерживать доброе человеческое и христианское общение и молиться, – признается матушка Мария Зорина – счастливая обладательница восьми крестниц, большинство из которых уже выросли. – На самом деле это самый большой труд – молиться за кого бы то ни было, даже за тех, кого ты любишь».

Говоря о Боге, главное – не наседать и сохранять чувство такта

А как же быть с наставлением в вере, что под этим подразумевается? Подарить детскую Библию, вести просветительские беседы, водить на богослужение? А если не получается – миссия крестного провалена?

Если мы говорим о вере, мы должны иметь такт, считает протоиерей Алексей Батаногов.

«К сожалению, я наблюдаю иногда, что крестные чрезмерно усердствуют, особенно если согласились стать крестными в нецерковной семье, и начинают ее усиленно воцерковлять», – говорит батюшка. Это нередко пугает и отвращает от храма, разрушает отношения.

«Когда верующий человек живет такой радостной и светлой жизнью, что с ним рядом хорошо и хочется быть таким как он, тогда и вопрос с воцерковлением решится проще», – уверен священник.

Напоминать о себе и о необходимости похода в храм, причастия, хотя бы по большим праздникам (Рождество, Пасха, именины), по мнению священника, стоит. Можно дарить крестнику подходящую для его возраста духовную литературу, помня о том, что подарок – это только повод, проявление любви. «Если мы подарим Библию, это совершенно не означает, что ее будут читать. Стоит стремиться пробудить интерес к вере, показать своей жизнью ее красоту, глубину», – говорит священник.

«Беседы о вере и Боге, я думаю, лучше удаются в детском возрасте. Подростков уже ничто не убедит, кроме личной любви и личного тепла. Сколько родителей на этом поле проигрывают, что у говорить о крестных!» – говорит Наталья Загребина, крестная мама семерых мальчиков, которые сейчас уже выросли. – Вас с крестником должно соединять что-то очень личное. Какие-то теплые воспоминания, совместные переживания, истории. Я не уверена, что у среднестатистического крестного есть такая сила слова и такая сила веры, чтобы именно разговоры о вере стали этой связующей нитью. А вот разговоры о том, что важно для крестника, – могут. Сильнее всего убеждают любовь, внимание и участие».

Быть близким взрослым, но вне семьи

«Идеальный крестный – любящий», – говорит Наталья Москвитина. По-другому просто ничего не получится. С ней согласна и матушка Мария Зорина: «Когда ты своего крестника любишь, ты на него настраиваешься, чувствуешь его потребности, какая-то «химия» возникает, общение складывается».

Крестницы Марии почти все уже выросли, самые младшие – подростки, а старшая стала мамой двоих малышей. Со всеми девочками крестная дружит, обсуждает девичьи секретики с младшими, а со старшей крестницей – делится материнскими лайфхаками. «Честно скажу, я не стремилась специально стать близким человеком и значимым взрослым для моих крестниц. Просто старалась поддерживать отношения сначала с их родителями, а теперь – с крестницами. И иной раз какие-то серьезные моменты своей жизни они даже скорее обсуждают со мной, чем со своими мамами, а иной раз меня мамы просят – вот к тебе придет моя дочка, или – позвони ей, поговори».

В общем, крестный – это такой взрослый, который не является твоим родителем или родственником, но которому тем не менее не все равно, что ты есть, учишься, влюбляешься, женишься, празднуешь дни рождения. Это еще один человек, которому ты не безразличен.

«Мне кажется, что в нашем мире, который так оскудел любовью, вниманием, общением, родственными связями, роль крестной ближе всего к роли любящей тетушки, – объясняет Наталья Загребина. – Хорошо, когда есть человек, который знает тебя с рождения, которому ты не безразличен, с которым можно посоветоваться, и это будет взгляд, немного отличный от семейного».

Ей самой пришлось выполнить самую сложную обязанность крестной, когда у двоих ее крестников, 19 и 24 лет, скоропостижно скончалась мама. «Конечно, я не могла заменить им мать, я и сама была потрясена смертью своей близкой подруги. В те трудные дни было просто важно быть рядом с крестниками, разделить их горе, а потом – не потерять связь. Я всегда приглашала их на все наши семейные праздники и сейчас стараюсь интересоваться их жизнью. Была очень тронута, когда услышала, что и они дорожат нашими отношениями. Младшему крестнику важнее всего то доверие, которое сложилось между нами, а старший вообще считает, что только с нами он чувствует себя в семье. Такие признания дорогого стоят».

Сходить в зоопарк, помочь с уроками

Хорошо бы, чтобы у крестного и крестника было свое время для общения и свое пространство, в чем-то, может быть, независимое от родителей. Ходить вместе в храм – это лишь одна из форм совместного досуга, но могут быть и другие: походы, театр, кафе, музеи и даже зоопарк.

«С одним из моих крестников мы однажды ходили тайком поздно вечером на Даниловское кладбище», – с улыбкой рассказывает Наталья Загребина. Это было настоящее приключение и одновременно – урок веры, пример того, как скоро по молитвам приходит помощь.

Хороший вариант – когда крестный и крестник из одного прихода

В некотором смысле идеальной ситуацией можно считать ту, когда семья крестника и крестные являются членами одного прихода. Это не только облегчает «техническую» сторону вопроса, но и еще больше сближает.

«Когда возникает такая семейная и церковная дружба, молитва друг за друга, общение, совместное участие в литургии – это радость», – говорит протоиерей Алексей Батаногов. Батюшка сетует, что пока что такая ситуация не повсеместная норма, во многом потому что многие семьи подходят к крещению формально и не планируют после таинства причащать ребенка и жить вместе с ним церковной жизнью.

А между тем пребывание в одной общине крестника и крестного – одна из самых древних христианских традиций. Ведь изначально крестным назывался человек, в чьи обязанности входило воцерковить взрослого крещаемого. Он помогал своему крестнику войти в общину, поглубже познакомиться с верой, ответить на какие-то вопросы, но изначально крестный свидетельствовал общине о человеке, которого тогда называли оглашаемым, что тот действительно готов жить христианской жизнью.

Конечно, сейчас многое изменилось, и тем, кто принимает крещение в сознательном возрасте, крестные родители уже не требуются. Но почему бы не распространить эту традицию и на детей и их родителей, особенно если семья крестника не является воцерковленной и только знакомится с верой, в том числе с помощью крестного?

«Конечно, такие «расширенные семьи» составляют основу прихода. Если мы называем друг друга братьями и сестрами, подобное общение между крестниками и их восприемниками только укрепляет общину», – говорит отец Алексей.

История, которая всем так запомнилась, такова: крестная и мальчик тайно пошли на кладбище, чтобы помолиться блаженной Матроне Московской. Это происходило еще до обретения мощей и было сопряжено с разнообразными трудностями, например, пришлось договариваться со строгой «смотрительницей» – женщиной, которая ухаживала за могилой святой. Маме крестника решили об этом не рассказывать, опасаясь, что она не одобрит. При этом за несколько дней до события семью крестника выселили из съемной квартиры, найти новую все никак не получалось. После посещения могилы святой Матроны все чудесным образом устроилось, и тогда Наталья и призналась, куда они ходили с крестником на ночь глядя.

В отношениях крестника и крестного всегда есть место для творчества! Можно импровизировать, пробовать, использовать свои привычные навыки – очень может быть, что умения крестного, его жизненные компетенции однажды помогут крестнику.

Так, Наталья Загребина занималась с одним из своих крестников в качестве репетитора и помогла мальчику поступить в вуз: «Я просто видела, что человеку надо поступать, и понимала, что его родители финансово не справятся в случае, если мальчику не удастся поступить на бюджет. Предложила занятия, и оказалось, что мы отлично взаимодействуем: мой крестник приезжал ко мне домой, мы занимались по пять часов, и он был очень мотивирован. Это была та форма помощи, которую я могла оказать семье, и была рада это сделать».

Не стремиться стать идеальным и не бояться ответственности

Когда предлагают стать крестным, многие сомневаются: соглашаться или нет? А согласившиеся, порой, жалеют: давит тот самый груз ответственности и сомнения в том, что справляешься с ролью крестного. Наши спикеры единодушны: стремиться к большему, конечно, стоит, но идеального крестного не существует.

«Я отказала нескольким детям в крещении и сейчас, оборачиваясь назад, уже от этого испытываю неловкость, – сетует Наталья Москвитина. – Несколько лет назад я вдруг поняла, что бояться ничего в жизни нельзя и что нет типичных ситуаций и лекал.

Для кого-то крещение одного ребенка – это то служение, которое Господь дает, чтобы реализовать себя как христианина. Кто-то всю жизнь выпестывает этого крестника с младенчества до зрелых лет. А кто-то, как я, принимает участие в спасении от абортов и должен доводить до конца свои обещания перед Богом, в том числе и приводя потом к Нему этих детей.

Сейчас у меня 27 крестников. Конечно, не ищу новых, но они сами приходят, и я уже не отказываю».

«Когда говорят о том, что Господь спросит с нас после смерти и о том, какими мы были крестными, я вспоминаю всех своих крестников, и мне становится страшновато», – признается протоиерей Алексей Батаногов. Но, хотя такая ответственность действительно существует, не стоит возводить ее в абсолют: «С нас спросится за то усердие и добросовестность, которые проявил крестный. Будет важно, что крестный сделал для спасения души этого человека: как он молился, насколько он старался. Но крестный не может отнять свободную волю у своего крестника. Не все в нашей власти».

Коллажи Оксаны Романовой

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?