В России вышел в прокат документальный фильм «Атлантида Русского Севера», полностью созданный на средства, собранные зрителями. Мы посмотрели кино и поговорили с режиссером.

original_campaign

Фото с сайта planeta.ru

Сказка-быль, или Возвращение в детство

— Как думаешь, может, стоит съездить в экспедицию какую-нибудь на Север?

— Это здорово, кстати, я ездила, помогала в раскопках. Сейчас часто нужны в разных экспедициях добровольные помощники.

— Надо обдумать это, потому что интересно же!..

…Примерно такой разговор вели сидящие прямо передо мной два юноши и девушка — вполне обычные на вид, студенты на каникулах. Мы все собрались в московском кинотеатре «Фитиль» на сеанс «Атлантиды Русского Севера».

И вот — кино. Долгое и широкое, как северные просторы, интересное, как дорога, мучительное и прекрасное, как сама жизнь. Документальное.

Герои фильма — жители опустевших архангельских сел. Молодые семьи, приехавшие сюда полюбоваться на красоту, да так и оставшиеся. Этнографы, собирающие редкости и восстанавливающие старинные дома. Мастера деревянного зодчества, пытающиеся спасти то, что еще можно спасти — древние церкви и часовни. Чудаковатый звонарь, играющий на гармошке и рассказывающий о вере в Бога как хлебе, питающем все. Трогательные бабуси, поющие песни, помнящие с детства. Да и много кто еще. Все эти люди говорят, говорят — о себе, своей жизни, своем Русском Севере, своей Атлантиде, которую пытаются поднять из глубин.

original

Фото с сайта planeta.ru

«Атлантида Русского Севера» — сказка-быль, своего рода возвращение в детство, потому что даже у человека, никогда не жившего в деревне, появляется ощущение, что на экране — что-то родное, но давно забытое. Когда смотришь фильм, вспоминаются строчки Бродского: «В деревне Бог живет не по углам, как думают насмешники, а всюду…». Бог живет там, где жизнь. В почти ушедшей под воду северной Атлантиде так много жизни, что диву даешься.

63138

Фото с сайта planeta.ru

Авторы фильма — режиссер Софья Горленко и сценарист Глеб Кузнецов, оператор Даниил Сальхов, звукорежиссер Сергей Корнеев, композитор Марат Файзуллин, музыкант Сергей Старостин и другие — не давят на зрителя, не дают ему готовых ответов на вопрос: что же с этой красотой делать? Просто показывают и словно говорят: выбор за тобой.

Осознанно неформатное повествование

Один из героев фильма, реставратор, произносит такую фразу: «Мы стараемся воссоздать визуальный образ Святой Руси». Это всего лишь одна из задач, которую, кажется, пытаются решить съемочная группа, работавшая над фильмом. Идея фильма родилась у сценариста Глеба Кузнецова. Около трех лет назад он познакомился с людьми, которые занимаются восстановлением деревянного зодчества около трех лет назад, и ему все это очень запало в душу. Сейчас Глеб организует волонтерские экспедиции и восстанавливает деревянные часовни.

7 (1)

Фото с сайта planeta.ru

О том, как удалось в очень короткие сроки привлечь деньги на проект, мы говорим с Софьей Горленко, режиссером фильма.

— Как и почему вы решили деньги собирать на Planeta.ru?

— Очень  быстро решили: в марте 2014 года появилась идея, в апреле мы уже начали собирать деньги на этом сайте. В конце июня, уже с деньгами, уехали в съемочную экспедицию. Так что от задумки до воплощения все произошло молниеносно.

Попросить помощи зрителей решили из-за своих больших аппетитов относительно качества и масштаба съемки — самим было не потянуть. С Planeta.ru уже довольно давно был дружески связан наш оператор Даниил Сальхов, поэтому вопросов на тему, через какую платформу реализовывать проект, не стояло. На тему получения финансирования через Минкульт, продюсеров и другие источники мы даже и не думали, догадываясь, что за два месяца нам никто ничего не найдет, не выделит и не оплатит. Опыт показывает, что большинство наших теле- и кинопродюсеров, уж простите, не обладают чутким интеллектуальным умом, открытым для авторского кино. А с нашим междужанровым повествованием нам бы вообще пришлось бы туго — все хваленые продюсеры просто бы покрутили пальцем у виска, и продолжили бы дальше снимать свои ток-шоу. Так что выбора у нас особо не было.

— Сколько человек откликнулось на просьбу о помощи? Быстро ли была собрана нужная сумма?

— Первая сумма в 300 тысяч рублей на экспедицию собралась за два месяца, во второй заход, уже после создания трейлера, мы собрали за четыре месяца почти 600 тысяч — на постпродакшн. Я считаю, это очень быстро. Люди откликнулись с невероятным теплом, у нас набралось около 500 акционеров. За отклик мы им очень благодарны.

— Есть ли какие-то подобные планы на будущее?

—Планы пока не ясны: весь год мы делали все бесплатно, не получая ни копейки, так работать очень сложно. У нас много идей, но все требуют серьезного финансирования, через краудфандинг такие суммы вряд ли соберешь. Прогибаться под чьей-то цензурой, наступать себе на горло из-за указаний «продюсеров» тоже не хочется — мы не так устроены, у нас никогда не получится ничего хорошего сделать при таком раскладе. Искреннее кино получается только при условии полной свободы творчества. Так что, будем искать варианты, очень надеюсь, что они найдутся.

— Государство как-то помогает сохранить то, что осталось от деревянной северной Руси? А местные жители как реагируют на вашу деятельность?

— О государстве все сказано в нашем фильме. Оно таблички «памятник архитектуры, охраняется государством», а деревянные храмы продолжают гнить. Они никому не нужны, реставрация стоит очень дорого — больше 50 миллионов, например, выходит реставрация храма в Подпорожье. Откуда такие деньги у простых людей? Зачем эти деньги вкладывать государству, кому и зачем это нужно? Об этом можно долго говорить, лучше посмотреть фильм. Этот момент очень подробно обсуждается более профессиональными людьми — плотниками-реставраторами, местными жителями и пр.

11

Фото с сайта planeta.ru

***

После фильма, у кинотеатра снова встречаю ребят, намеревавшихся поехать куда-нибудь в экспедицию. Стоим молча, недалеко друг от друга. Девушка произносит негромко:

— Ну что, пойдемте дальше жизнь прожигать?