Как отличить человека в беде от жулика? От всех ли можно принимать пожертвования? Эти темы были актуальны и в XVIII-XIX веках. Публикуем тезисы курса лекций историка Галины Ульяновой

Молитва князя Владимира в Десятинной церкви и принесение им клятвы о выделении для Церкви десятины. Раздача милостыни по случаю этого события. Миниатюра из Радзивиловской летописи. Конец XV века. Изображение с сайта wikipedia.org

Этот курс лекций ведущий специалист в области истории российской благотворительности, доктор исторических наук, автор двух книг по истории филантропии  Галина Ульянова прочитала в Музее меценатов и предпринимателей. А мы кратко резюмировали.

«Нужно от зажиточных людей собирать деньги»

В средние века нищие воспринимались двояко. С одной стороны, они дестабилизировали общественный порядок: лежали на улицах, кричали, требуя подаяния. С другой стороны, считалось, что обижать их нельзя, так как их святое ремесло – замаливать общие грехи.

Перечисляя достоинства князей и царей, древнерусские книжники никогда не забывали упомянуть их щедрость при раздаче милостыни.

В конце XVII века на смену «нищелюбию» приходят репрессии против бродяг, просивших подаяние под видом калек. Их отправляли по месту жительства, а если ловили во второй раз, то били кнутом и ссылали в Сибирь.

В.М.Васнецов, «Нищие — певцы» («Богомольцы», 1873). Изображение с сайта wikipedia.org

Здоровых нищих государство стало воспринимать как «ленивых прошаков» (термин указа 1724 года), которые «нахальством и лукавым смирением чужие труды поедают». Милостыня на улице из рук в руки была запрещена под угрозой штрафа.

В то же время Петр I обязал городские власти заботиться о вдовах, сиротах, больных, увечных, чужестранных, строить госпитали и смирительные дома (для психически больных). Однако средств из казны на эти нужды не выделялось.

«Для устройства нужно от зажиточных людей собирать деньги», — говорилось в законе. В результате распоряжения царя реализованы не были: никто не знал, как организовать помощь, а главное – как ее финансировать.

Единственные категории населения, которым все-таки начали помогать, — получившие увечья военные и «зазорные» (незаконнорожденные) младенцы. Покалеченные во время Северной войны солдаты и офицеры распределялись по монастырям, а младенцев разрешалось тайно приносить в специальные госпитали, которые создавались с 1714 года «по примеру новгородского архиерея» (новгородский митрополит Иов в 1706 году открыл на собственные средства приют для подкидышей).

Призреть – это взглянуть с сочувствием

Д.Г.Левицкий, «Екатерина Вторая — законодательница в храме Правосудия» (1783). Изображение с сайта wikipedia.org

Екатерина II издала ряд указов, которые положили начало формированию в стране системы «общественного призрения» (аналог современной социальной защиты, название происходит от слова «призреть» – взглянуть на кого-то с сочувствием, оказать помощь).

Для попечения о нуждающихся с 1775 года в губерниях начинают создаваться приказы общественного призрения (аналоги министерств). В их ведении находились народные школы, больницы, сиротские дома, богадельни, тюрьмы и т.п. Управлялись приказы выборными заседателями – представителями разных сословий. После реформ 60-70 годов XIX века подведомственные им учреждения передавались земствам и городским управам.

Финансировались они за счет местных налогов и благотворительности. Например, купец Козьма Солдатёнков передал Москве по завещанию 2 млн рублей на устройство больницы, с условием, что город выделит для нее участок, где мало заводов и фабрик. В результате была построена Солдатёнковская (Боткинская) больница — с новейшим оборудованием, рентгеновским кабинетом, вентиляцией, огромными окнами. Там проходили практику студенты, в том числе все будущие «звезды» хирургии.

Суперведомство императрицы Марии и Человеколюбивое общество

Эмблема Ведомства учреждений Императрицы Марии. В геральдике пеликан, кормящий птенцов своей кровью, означает как любовь родителей к детям, так и попечение государя о своём народе. Изображение с сайта wikipedia.org

С 1796 года благотворительность в Российской империи курировало Ведомство учреждений Императрицы Марии. Под его управлением находились воспитательные дома, приюты для незаконнорожденных, училища для слепых, школы и мастерские для глухонемых, богадельни, больницы, а также образовательные учреждения для разных сословий (например, институты благородных девиц).

К 1909 году в системе ведомства было 1192 заведения.

Крупнейшая благотворительная организация в России, Императорское Человеколюбивое общество, возникла в 1802 году. Александр I выделил на ее деятельность из личных средств 24 тысячи рублей.

К 1913 году в ведении Имп. Человеколюбивого общества находились детские приюты, богадельни, гимназии, ремесленные и швейные мастерские, бесплатные квартиры для вдов и сирот, ночлежные приюты и дешевые аптеки – всего 278 благотворительных заведений.

Сюда могла обратиться, например, многодетная вдова, которой после смерти мужа стало нечем платить за жилье. Она приносила свидетельство о бедности от приходского священника с печатью церкви, после чего могла получить бесплатную квартиру или комнату. Общество оплачивало нуждающимся лекарства, закупало в Германии очки для слабовидящих и бандажи для страдающих грыжей, содержало родовспомогательную службу.

Принимать крупные суммы от лиц с плохой репутацией было запрещено

«Квитанция в получении пяти коп.» Фото с сайта pinterest.ru

Как собирали деньги на благотворительность? Ключевыми оказались две статьи «Учреждения для управления губерний» — закона, изданного в 1775 г. Одна из них разрешала заведениям общественного призрения принимать пожертвования частных лиц. Другая позволяла частным лицам создавать новые благотворительные учреждения и поддерживать существующие.

Несколько лет спустя приказы общественного призрения получили право устанавливать в людных местах кружки для сбора пожертвований.

В Гостином дворе в Санкт-Петербурге кружки были намертво прикреплены к стенам, рядом с ними стояли полицейские. Комиссия из трех человек должна была в определенное время вынимать из кружек деньги. Составлялся акт: получено столько-то монет по три копейки, столько-то — по пять и т.д. Соблюдался принцип контроля, чтобы пожертвования шли по назначению.

Крупные пожертвования иногда привлекались так: губернатор приглашал представителей сословий и заявлял, какую сумму намерен лично вложить в то или иное начинание, указывал свое имя в подписном листе и передавал его дальше, дворянам и купцам. Тем некуда было отступать, приходилось «скидываться».

Примерно так финансировался «Дом призрения ближнего» в Ярославле. Владелец кожевенного завода Иван Кучумов выделил на строительство этого заведения более 20 тысяч рублей. За щедрое пожертвование его портрет повесили в открывшемся доме призрения рядом с портретом губернатора.

Традиция чествовать щедрых жертвователей привела к тому, что в 1816 году благотворительным учреждениям запретили принимать крупные суммы от лиц с плохой репутацией. В благотворительности могли участвовать только люди, «уважаемые согражданами за добропорядочность и благочестие». А другим советовали не «домогаться наград».

Пожертвования крепостными душами и прото-эндаументы

П.П.Чистяков, «Нищие дети» (1861). Изображение с сайта wikipedia.org

Помещики жертвовали благотворительным организациям имения с крепостными душами. Купцы – свои лавки и другую недвижимость. Государство выделяло Ведомству учреждений Императрицы Марии доходы от продажи игральных карт и десятипроцентный сбор с билетов на увеселительные мероприятия и зрелища.

Для открытия нового благотворительного учреждения требовался капитал, чтобы процентов с него хватало на содержание подопечных. Иначе возникали ситуации, когда купец строил богадельню, а после его смерти кормить жильцов было не на что. «Неприкосновенный капитал» (то, что сейчас называется эндаументом, или целевым капиталом) вкладывался в ценные бумаги, которые в России обычно приносили годовой доход 4-5%.

Во второй половине XIX века благотворитель, желающий открыть новое заведение для бедных, должен был подать заявление в городскую или земскую управу и подробно описать свой «проект»: где будет строиться, допустим, больница, кто подрядчик, сколько будет коек, от каких болезней там будут лечить и т.д. Если пожертвование принималось, то разрабатывался устав будущего учреждения и отправлялся на утверждение в министерство внутренних дел. Этот порядок был упрощен в 1897 году, когда появился типовой «Примерный устав обществ пособия бедным».

Спасение души, личные трагедии и покаяние в основе благотворительных начинаний

 

Богадельня Императорского человеколюбивого общества и Троицкая церковь детской больницы им. В.Дервиза (1909). Фото с сайта retromap.ru

Любое благотворение (совершение добрых дел) имело духовную основу. Оно рассматривалось как важнейшее условие спасения собственной души, как способ увековечить память близкого, преодолеть жесткосердие и эгоизм, следовать примеру Иисуса Христа.

Многие крупные пожертвования были связаны с семейными трагедиями. Например, купец Михаил Хлудов дал городу деньги на открытие детской больницы в память о своем сыне. Ребенок учился в престижной гимназии, на перемене упал с лестницы, видимо, ударился виском и внезапно скончался. Здание больницы сохранилось до сих пор, в нем находится университетская клиника на Большой Пироговской улице.

Княгиня Екатерина Новосильцева передала Императорскому Человеколюбивому обществу 24 деревни и 500 крепостных крестьян. Ее сын Владимир, флигель-адъютант императора, решил жениться на дочери генерал-майора Пахома Чернова. Однако княгиня Новосильцева , урожденная графиня Орлова, считала девушку недостаточно родовитой для своего единственного сына и не могла согласиться на его брак с «какой-нибудь Черновой, да еще вдобавок и Пахомовной». Она всячески препятствовала браку, в результате Владимир Новосильцев отказался от своего обещания жениться и был вызван на дуэль братом девушки, Константином Черновым. Дуэль закончилась смертью обоих участников. Екатерина Новосильцева всю оставшуюся жизнь обвиняла себя в гибели сына, никогда не снимала траура и занималась делами милосердия.

Здание клиники детских болезней на Девичьем поле, построенное в 1891 году по проекту архитектора К. М. Быковским на пожертвования М. А. Хлудова (1905).К примеру, купчиха Ю.Т. Крестовникова (сестра Саввы Морозова), делая пожертвование на устройство кабинетов в Яузской больнице, выразила желание, чтобы эти медицинские кабинеты носили имя врача Федора Ивановича Березкина. с сайта wikipedia.org

Купчиха Матрена Набилкова после эпидемии холеры 1830 года пожертвовала Ведомству учреждений Императрицы Марии две лавки в Китай-городе. Стоимость лавок составляла пять тысяч рублей, арендная плата – 150 рублей в год. Эти деньги, по просьбе Набилковой, пошли на содержание детей, оставшихся сиротами после эпидемии. В честь Матрены Набилковой на стене одного из храмов была помещена мраморная доска с надписью: «Блажен тот человек, который нищих призирает и, проживши полной век, никогда не умирает».

В 1877 году был издан закон, по которому больницы, школы и т.п. стало можно называть в честь обычных людей, а не только святых или царских особ. После этого благотворительные учреждения, созданные на средства московского купечества, в 36% случаев называли в честь самих жертвователей, в 31% случаев — в память об их родителях, братьях, сестрах и других членах семьи, в 23% случаев – в память об их супругах.

Сперва приходская помощь, потом государственная

Галина Ульянова. Фото с сайта pstgu.ru

К началу XX века в России работало уже около 20 тысяч благотворительных учреждений. Кроме того, при Церкви существовала отдельная система социальной поддержки. Она состояла примерно из 20 тысяч церковно-приходских попечительств. В одном только 1914 году их члены пожертвовали на школы и благотворительные учреждения при храмах почти 1 миллион рублей. В приходах имелись 44 больницы (на 920 коек), 683 богадельни (на 9156 коек), ясли, где работающие матери могли оставлять днем своих малышей, и другие учреждения, содержавшиеся исключительно на средства частных лиц из своего же прихода.

На этом фоне стал подниматься вопрос о том, что государство тоже должно оказывать систематическую помощь определенным категориям граждан: престарелым, сиротам, инвалидам.

Чиновник и основатель системы попечения о слепых Константин Грот в 1891 году подготовил Записку, в которой предлагал внести изменения в законодательство: четко обозначить признаки, по которым человек будет относиться к нуждающимся в помощи (возраст, бюджет семьи, заболевания), и его права – на какую именно поддержку он может рассчитывать со стороны государства, на какую – со стороны благотворительных организаций. Кроме того, Грот предложил указать в законе источники финансирования этой поддержки и органы власти, которые будут за нее отвечать.

Незрячая девочка с книгой. Фрагмент памятника Константину Гроту, основателю и создателю системы попечения над слепыми в России, во дворе школы-интерната № 1 имени К. К. Грота для незрячих и слабовидящих детей в Санкт-Петербурге. Изображение с сайта wikipedia.org

В следующем году Грот возглавил правительственную комиссию, которая занялась выяснением реального положения дел в области помощи бедным. Комиссия подготовила законопроект, касающийся благотворительности. Документ не был принят в целом, но предложенные в нем меры постепенно воплощались в жизнь. Наработки комиссии Грота использовались вплоть до 1917 года.